Инфляционные и дефляционные тренды мировой экономики, или Распространение «японской болезни»



Скачать 330.73 Kb.
страница1/18
Дата11.08.2018
Размер330.73 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Инфляционные и дефляционные тренды мировой экономики, или Распространение «японской болезни»


Эмблема ВТО



В последнее время среди многочисленных беспокойств в отношении европейской и отчасти американской экономик все чаще стала упоминаться опасность дефляции. При этом в качестве примера приводится японская экономика, которая уже два десятилетия страдает от дефляции, несмотря на огромные размеры финансовых вливаний в экономику и усилия правительства разогнать инфляцию. Подобным образом, несмотря на то, что в течение последних лет в экономики было вброшено много триллионов долларов, евро, фунтов и иен, инфляция в западных экономиках низкая. В целом, есть основания считать, что страны Европы заболевают «японской болезнью», а также что эта болезнь может прогрессировать либо носить хронический характер. В США, хотя и в меньшей степени, также имеются признаки этой болезни. В результате финансовые вливания могут стать, как и в Японии, постоянными. В статье показывается, каковы причины этой проблемы, объясняются неравномерность процессов инфляции – дефляции в мире, делаются прогнозы.

Ключевые слова: инфляция, дефляция, количественное смягчение, цены, инвестиции, центр, периферия, японская экономика, спрос, экономические законы

В современной мировой экономике на глобальном уровне нет сильного и отработанного механизма с помощью монетарных и немонетарных мер, подобного регулированию на национальном уровне. Поэтому на наднациональном уровне во многом действуют неискаженные экономические законы, проявляющие себя, как и в прежние времена в виде сменяющих друг друга коротких или длинных циклов конъюнктуры в национальной рыночной экономике. Это выражалось в бумах и спадах среднесрочных жюгляровских циклов (см., например: Juglar 1862, 1889; Туган-Барановский 1894, 2008 [2013]; Schumpeter 1939; Гринин, Коротаев 2009, 2012; Гринин, Коротаев, Малков 2010а, 2010б; Гринин, Коротаев, Цирель 2011; Grinin, Korotayev, Malkov 2010), а также в виде инфляционных и дефляционных фаз длинных кондратьевских циклов. Отметим, что сам Н.Д. Кондратьев первым попытался дать теорию таких колебаний конъюнктуры (Кондратьев 1922/2002, 1923/1988, 1925/1993, 1926/2002, 1928, 1928/2002, 2002), но данный феномен был замечен и описан намного раньше (см., например: Tooke, Newmarch 1858–1859;Jevons 1884; Sauerbeck 1886;Wicksell 1898; Parvus 1901, 1908; Лескюр 1908, 1914; Lescure 1912; Sombart 1911; Aftalion 1913; VanGelderen 1913; Lenoir 1913; Мукосеев 1914; Bresciani-Turroni 1917; Cassel 1918; Каутский1918 и т.д.). У современной мировой экономики есть и другие признаки, которые позволяют переносить на нее некоторые феномены, уже почти ушедшие в прошлое в связи с государственным регулированием. О некоторых мы писали в своих работах (см., например, Гринин, Коротаев 2009, 2012: глава 2; Гринин, Коротаев, Малков 2010а, 2010б). Можно также упомянуть, что поскольку нет единого мирового социального законодательства о труде, в отношении многих базисных товаров действуют законы жесткой конкуренции, когда дешевизна товаров обеспечивается более низким уровнем жизни и более высокой эксплуатацией. Как мы увидим далее, дешевый экспорт, к  производству которого подключаются все больше стран с низким уровнем жизни, частично ограничивает инфляцию в богатых странах. Правда, на сырьевые товары это действует не всегда. В целом действует диспропорция между странами, производящими сырье и товары.

Указанные и неуказанные аналогии между мировой экономикой и национальной экономикой без государственного регулирования могут помочь в объяснении  циклов мировой конъюнктуры и ее инфляционно-дефляционных трендов.

***


В последнее время среди многочисленных беспокойств в отношении европейской и отчасти американской экономик все чаще стала упоминаться опасность дефляции, о которой, казалось бы, давно забыли. ВXIX веке и первой половине ХХ века дефляция периодически «давила» экономики, пожирая прибыль предпринимателей. Дефляция означала падение нормы прибыли, банкротства и прочие критические явления[1]. Великая депрессия была также связана с великой дефляцией, когда цены упали очень низко.

Рис. 1. Динамика индекса потребительских цен США, 1922–1945 гг. (100 = уровень 1860 года)



Источник данных: David, Solar 1977: 16–17 (Table 1).

Однако после второй мировой войны и особенно с 1960-х годов главным врагом стала инфляция. Она не отступила даже в 1970-е годы, когда начался серьезный спад в западных экономиках в связи с ростом цен на нефть. Обычно в период экономического спада цены падали или хотя бы не росли, но на этот раз цены росли вместе со спадом, что породило новый угрожающий термин «стагфляция». Словом, о дефляции забыли как о чем-то далеком, как об историческом архаизме[2]. Появились теории вековой инфляции, органически присущей современной экономике с бумажными (не привязанными к золоту) деньгами и центральными банками, которые создают кредиты по собственному желанию. Борьба с инфляцией потребовала титанических усилий в 1980-е годы. Затем 1990-е годы явили миру гиперинфляцию в бывших социалистических и ряде развивающихся стран (Рис. 2).Но периодически примеры гиперинфляции продолжали проявлять себя и позднее, как например в Зимбабве.



Рис. 2. Данные Всемирного банка по темпам инфляции в мире, сильно-, слабо- и среднеразвитых странах, дефлятор ВВП (% в год)

 Источник данных: World Bank 2014: NY.GDP.DEFL.KD.ZG.

На этом фоне странным и труднообъяснимым случаем выделялась Япония (см., Рис. 3), которая после кризиса в начале 1990-х (вызванного взрывом пузыря недвижимости) стала страдать от дефляции (1994 год стал в этом смысле переломным).

Рис. 3.Динамика темпов инфляции (% в год) в Японии, 1980–2013 гг.

Примечания: черные кружки обозначают годы с отрицательными значениями инфляции (т.е. дефляционные годы). Источник данных: IMF 2014. Рассчитано по индексу потребительских цен.

Это был первый случай после Второй мировой войны, когда развитая экономика страдала от потребительской дефляции. Если в какой-то год удавалось достичь ценой колоссальной кредитной накачки небольшой инфляции, это считалось достижением. В последние годы премьер-министр Японии Абэ поставил цель достичь целевого показателя по инфляции в 2%. К настоящему времени (апрель 2014) Япония приблизилась к этому рубежу, но надолго ли? Для обществ, страдающих от инфляции, это выглядит смешным, но меры, которые предпринимают для этого японский ЦБ и правительство, по своим масштабам потрясают. Самое поразительное, что, несмотря на многочисленные программы стимуляции экономики, несмотря на то, что на это и для спасения банков были истрачены астрономические суммы, а внутренний долг страны едва ли не самый высокий среди развитых стран, экономический рост в Японии уже два десятилетия весьма слабый. Нередко он чередуется со спадом производства. В период с 2003 по 2007 год общий подъем дал некоторый импульс скромному росту, но затем кризис буквально обвалил японский экспорт и промышленность. Таким образом, в Японии наблюдается «стагфляция наоборот». Причины этой затяжной «японской болезни» в целом экономической науке установить не удалось (см.,например, Hilsenrath 2010). Пол Кругман еще в 1998 году использовал для подобной ситуации идущий еще от Дж. М. Кейнса термин «ловушка ликвидности», то есть это ситуация, когда денежные инструменты, включая кредитные ставки и эмиссию денег не работают, не стимулируют спрос (Кругман 2013а)[3]. Сейчас он считает (не без основания), что в такую ловушку попали и другие западные экономики. Но это не так много объясняет. Механизм работы такой «ловушки» не ясен, рекомендации Кругмана, которые у комментаторов получили название «надувание пузырей»(Никольский 2013; Надуваем пузыри 2013), кажутся опасными[4]. Пузыри имеют тенденцию лопаться, и этот взрыв стоит очень дорого.

В целом ситуация выглядит весьма загадочно. Кредитные ставки снижены до предела (до нуля), всякого рода операции на открытом рынке ЦБ проводятся постоянно (скупаются бумаги государственного долга, чтобы добавить ликвидность в банки), государство тратит гораздо больше, чем получает от налогов, так что долг растет. Проводятся другие стимулирующие акции (в частности налоги то повышают, то снижают, раздают деньги напрямую, меняют банковские правила и т.п.). А долгожданной инфляции все нет. Но при этом другие показатели в Японии весьма хорошие: уровень жизни высокий, продолжительность жизнь тоже, научно-технический прогресс налицо.

Такой парадокс – денег в экономике все больше, а инфляции нет, – можно было бы списать на «загадочную японскую душу», как иногда и делают. Мол, население в Японии стареет, люди по привычке копят и не хотят тратить (действительно, накопления у японцев немаленькие), да и вообще в отличие от европейцев и американцев не так склонны к консьюмеризму. В этом (особенно в проблеме старения населения) есть доля истины, однако дело далеко не только в этом. И это ясно из того, что симптомы этой «японской болезни» стали явственно проглядываться в Европе (см. Рис. 4), а какой-то мере и в США.

Рис. 4. Динамика темпов инфляции (% в год) во Франции и Швейцарии, 1980–2013 гг.



Источник данных: IMF 2014. Рассчитано по индексу потребительских цен.

Следовательно, причины кроются в общих чертах развитых экономик и мировой экономики в целом.

В самом деле, денег в западные экономики за последние годы вкачено невероятное количество. Процентные ставки снижены практически до нулевого японского уровня[5]. Но снижение ставок не принесло ожидаемого эффекта, рост слабый, а в ряде стран Европы и вовсе отрицательный. При этом население не склонно увеличивать ни потребление, ни свою кредитную нагрузку, а предприниматели, несмотря на дешевые кредиты, не активизировали инвестиции. США, помимо снижения ставок, также постоянно проводят так называемые количественные смягчения, то есть скупают облигации государственного займа и плохие активы ежегодно на суммы во многие сотни миллиардов долларов (а в целом триллионы, примерно 3 трлн за последние годы). Однако даже в США КПД эмиссий и смягчений невелик. Европа также говорит о возможности количественных смягчений (ей рекомендуют это с разных трибун, одновременно предупреждая США, что сворачивание смягчения может быть преждевременным)[6]. И, действительно, стоило только начать сокращение количественного смягчения, как начались проблемы с развивающимися рынками и валютами, а затем и с американским фондовым рынком (особенно NASDAQ). Мировая экономика существенно искажена в смысле того, что в ней огромные диспропорции. Но исправление этих диспропорций – очень болезненно. Поэтому количественные смягчения реально помогают, как помогает укол больному наркоманией.

Но еще более странным выглядит, что, несмотря на то, что в течение последних лет в экономики было вброшено много триллионов долларов, евро, фунтов и иен, инфляция в западных экономиках низкая. И это притом, что большая часть вкаченных денег было создано, что называется «из воздуха», с помощью политики ЦБ. США так и не достигли показателя в 2 % (который, как предполагалось, будет индикатором того, что количественное смягчение надо прекращать). В Европе инфляция и того ниже, и даже угрожает перейти в дефляцию.

Средний темп инфляции в странах ОЭСР в 2013 году составляет 1,5 % (в 2012 г. он был 2,2 %), что ниже официального целевого уровня – около 2%. Снижение – наибольший риск для еврозоны: годовая инфляция потребительских цен в октябре была 0,7 % (резкое падение по сравнению с прошлогодним показателем в 2,5 %). Отчасти это объясняется тем, что цены на сырье снижаются, но даже если не учитывать волатильность цен на продукты питания и энергоносители, инфляция в еврозоне составит 0,8 %, а это самый низкий показатель с момента введения единой европейской валюты. В США инфляция в сентябре 2013 была 1,2 % (в июле 2013 – 2,2 %), при этом базовый темп, который определяет ФРС, также упрямо держится на уровне 1,2 %. Единственная большая мировая экономика, где цены быстрее всего растут, – это Великобритания (инфляция – 2,7 %) [Богатым странам 2013]. 

Все это странно, причем странно не только на первый взгляд. Очевидно, что-то существенно изменилось в западной и мировой экономике. Что именно экономисты установить не могут. Куда деваются деньги? Почему эмиссия не разгоняет инфляцию? Разобраться в этом крайне сложно. Тем не менее, мы попробуем высказать наши предположения о причинах такой ситуации «пропажи инфляции».

Прежде всего, экономические законы продолжают работать, однако есть определенные изменения в том, как они работают. Изменения эти связаны в частности с развитием экономической и финансовой глобализации, а также с так называемой финансовой революцией, сделавшей перемещение международных капиталов гораздо быстрее и свободнее(см. подробнее Доронин, 2003; Михайлов 2000; Рубцов 2000, 2011; Гринин, Коротаев 2009; Grinin, Korotayev 2010). В любом случае, «отсутствие» привычной инфляции при эмиссии денег означает, что либо без этой эмиссии усилились бы дефляционные процессы, либо инфляция принимает трансформированный вид (в отдельных секторах или экспортируется, либо ведет к искажению пропорций в паритетах и т.п.). Оба варианта мы рассмотрим ниже.




Каталог: docs -> pubs
pubs -> Алексеева Е. А., к и. н., доцент Инновационная культура России и социально-культурное проектирование
pubs -> Рабочая программа дисциплины (модуля)
pubs -> Система образования как фактор производительности труда в россии
pubs -> Национальный антитеррористический комитет Российская академия государственной службы при Президенте РФ
pubs -> Название документа
pubs -> В. В. Кафидов Стимулирование потребности предпринимателей в развитии человеческого капитала
pubs -> Понятие системы управления городом The concept of city management system
pubs -> Обоснование концепции стратегического управления городом Justification of the concept of strategic management by the city
pubs -> Овсянников Анатолий Александрович
pubs -> Рогачев Сергей Владимирович


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница