Iii. Взгляды Ткачева на национальный и религиозный вопросы в России



страница5/7
Дата27.04.2018
Размер0.52 Mb.
ТипДипломная работа
1   2   3   4   5   6   7

Глава III. Взгляды П.Н.Ткачева на национальный и религиозный вопросы в России.


Национальному вопросу Ткачев посвятил специальную работу "Революция и принцип национальности", опубликованную им в 1878 году в журнале "Набат" по поводу "Записок южнорусского специалиста". В этой работе Ткачев показывает, что буржуазный прогресс коснулся также и национальных особенностей и все главнейшие факторы буржуазного прогресса – государство, наука, торговля, промышленность – имеют одну и ту же общую тенденцию – все они в большей или меньшей степени стремятся сгладить национальные особенности.115

В каждом государстве, как бы ни был разнообразен его национальный и племенной состав, всегда есть и всегда должен быть класс людей, у которых национальные, племенные особенности почти совершенно изгладились и которых в этом смысле можно назвать общерусами, общефранцузами, общенемцами, общеитальянцами. Класс этот, считает Ткачев, слагается, во-первых, из так называемого служивого сословия, из бюрократии, закрепощенной государством, утратившей под его нивелирующим давлением все свои национальные особенности, до мозга костей пропитавшийся его идеалами, его воззрениями, его интересами; во-вторых, из интеллигенции. Наука и образование, по мнению идеологов русских бланкистов, сглаживают,

стирают национальные особенности, уравнивают, подводят под один знаменатель великороссов, малороссов, белорусов, финнов, латышей, британцев и т.п.116 В результате Ткачев приходит к мысли, что «интеллектуальный прогресс стремится уничтожить господство над человеком бессознательных чувств, привычек, традиционных идей, унаследованных предрасположенностей - следовательно, он стремится уничтожить национальные особенности, которые именно-то и слагают из этих бессознательных чувств, привычек, традиционных предрасположенностей».117

Другим фактором устранения национальных особенностей, подведению людей под один общенациональный тип, по мнению Ткачева, является торгово-промышленный прогресс. «Фабричное производство, ставя рабочую массу в совершенно однообразные, общенациональные условия труда, развивая в ней одинаковые привычки, окружая ее одинаковой обстановкой, обобщая ее интересы и потребности, сглаживает не только национальные, но даже и чисто индивидуальные различия рабочих».118

Таким образом, получается, что тип фабричного пролетария имеет, по Ткачеву, настолько же общенациональный характер, как и тип «интеллигентного человека».

Наконец, третьим фактором, сглаживающим, по мнению Ткачева, национальное различие между людьми – это развитие городской жизни за счет и в ущерб деревенской. Ведь не секрет, что нигде так долго и упорно не сохраняются местные, национальные особенности, традиционные привычки

и чувства, как в деревенской глуши, и нигде они так скоро не исчезают, как в больших городских центрах. Исходя из своих рассуждений, Ткачев делает вывод, что «буржуазный прогресс, нивелируя людей, уничтожая разделяющие их племенные и национальные перегородки, подготовляет почву для торжества наших идеалов: он бессознательно прокладывает путь к практическому осуществлению идей братства и равенства».119

Для Ткачева все национальности, входящие в состав Российского государства, одинаковы; дела и интересы у них также общие, что у «великорусского мужика, что у украинского, что у белорусского и всякого другого

мужика». 120 Ткачев глубоко убеждён, что «с повсеместным торжеством принципов социальной революции всякие индивидуальные и в особенности и прежде всего всякие элементы национального различия между людьми должны немедленно исчезнуть».121 Установление между людьми равенства и братства — такова, по глубокому убеждению Ткачева, цель социальной революции. И он опасается, что если «сохранятся индивидуальные и племенные различия, то эта цель не может быть вполне осуществима».122

Принцип национальности, считает Ткачев, несовместим с принципом социальной революции, и он должен быть принесён в жертву последнему. Это одно из самых элементарных требований социальной революции и им определяется отношение социалиста к существующим национальностям.123

Основные положения программы Ткачева сводятся к следующему:

- не оскорблять ничьего национального чувства, напротив, пользоваться им во всех тех случаях, где это может быть полезно для дела революции;

- не раздувать национальные чувства искусственными мерами;

- содействовать всему, что сглаживает и ослабляет национальные особенности;

- противодействовать всему, что усиливает или развивает национальные особенности.

Ткачев был прав, считая, что нельзя социализм принести в жертву национальности, то есть национализировать его. Не может, по мнению Ткачева, «существовать какой-то якутский, чувашский, татарский и малороссийский социализм, отличный от великорусского, польского, французского и т.п.».124 Исходя из этого, Ткачев считает, что социализм проводится при помощи различных средств, сообразных с требованиями местных условий. Это положение позже было глубоко рассмотрено и проанализировано В.И. Лениным в работе «Критические заметки по национальному вопросу", в которой он понял, что "необходима ... широкая областная автономия и вполне демократическое местное самоуправление ... на основании учета самим местным населением хозяйственных и бытовых условий, национального состава населения и т.д».125

И поэтому, как считает Ткачев, «социализм везде и повсюду сохраняет свой общенациональный характер, везде и повсюду остается одной и той же общей формулой, одинаково обязательной для всех «племен, наречий и

состояний». Поэтому, по его мнению, как бы ни были разнообразны способы практического осуществления этой общей формулы, но под её влиянием неминуемо и неизбежно должны ослабиться и исчезнуть все племенные особенности, все национальности должны слиться в одну общечеловеческую семью».126

Довольно тесно с национальным вопросом связан религиозный.

Революционное народничество, как самое боевое общественное движение, имело свою идеологию, в выработке которой большую роль сыграли теоретики народничества — М.А.Бакунин, П.Л. Лавров, П.Н.Ткачев. Связь свободомыслия и атеизма действенного народничества с его революционно-освободительными устремлениями была не случайна. В основе ее — решение задач освобождения народа от господства официальной православной церкви как одной из социальных опор русского царизма. Разоблачение реакционной роли казённой православной церкви в социально-политической жизни тогдашнего русского общества было своеобразным моральным долгом революционной интеллигенции перед собственным народом. Критика народниками социальной роли религии и церкви в обществе велась с революционных позиций. Церковь, по мнению народников, всегда выступала оплотом политической реакции, служила опорой самодержавного деспотизма. В соответствии с народническими представлениями, эта связь православия и самодержавия выражалась в следующем: во-первых, религия и церковь учили верующих слепо верить в божественное происхождение власти государя; во-вторых, служители церкви декларировали, что государи не имеют никаких обязательств по отношению к своим поданным, ни политических, ни нравственных; в-третьих, клирики провозгласили царей земными богами.127

Не остались без внимания со стороны народников-семидесятников и клерикальные устремления православной церкви. Известно, что православие в условиях царской России являлось государственной религией, защита которой возлагалась на аппарат государственной машины. В статье «Какое дело рабочему классу до Польши?» Ф.Энгельс указывал, что «русское правительство у себя в стране не терпело никакой иной религии, кроме православной».128

Существенным моментом атеистического мировоззрения народников явилась попытка решить вопрос о преодолении религиозной идеологии. П.Н.Ткачев, примыкая к позициям П.Л.Лаврова, решал вопрос о преодолении религии с просветительских позиций. Научная её критика, считал Ткачев, должна покончить с представлениями о таинственной, непостижимой, мистической природе религии.129

От юношеских радикальных идей Ткачев приходит к материалистическим представлениям о закономерном характере происхождения религии, о значении развития экономических интересов в деле «преодоления религиозных представлений». Экономические принципы, — пишет он в «Очерках из истории рационализма», — легли в основу средневекового общества, медленно и постепенно развиваясь, переоформили это общество, убили феодализм, расчистили дорогу современной буржуазии и, как песок, разметали и развеяли самые закостенелые предрассудки и суеверия.130

Специальных работ, посвященных религии, у Ткачева нет. Но если кратко определить суть мировоззрения, к построению которого стремится идеолог российского революционного народничества, то лучше всего его выражают его собственные слова: «строго реальное, разумно научное, а потому самому и в высшей степени человеческое миросозерцание». Причём, как пишет Ткачев, под «разумно научным» понимается «трезвое, разумное миросозерцание, свободное от всяких суеверий и предрассудков, — трезвое разумное отношение к явлениям окружающей среды и к отношениям людей между собой».131

Из вышеизложенного следует, что Ткачев — реалист, он никогда и нигде не покидает почвы фактов, никогда и нигде не выдаёт своей фантазии, не подчиняет ей своего разума, не раболепствует ни перед какими человеческими вымыслами, не преклоняется ни перед какими богами и кумирами человеческого невежества и трусости. Так, в стихотворении "Христово Воскресенье", написанном им в 1862 году, звучит призыв к освобождению человечества от религиозных пут:

Что было создано веками,

Мы сломим мощными руками,

И грязью в идол ваш священный

Рукою бросим дерзновенной!

Мы сроем церковь и дворец,

Пусть с рабством будет и конец

Всему отжившему, гнилому,




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница