Iii. Взгляды Ткачева на национальный и религиозный вопросы в России



страница3/7
Дата27.04.2018
Размер0.52 Mb.
ТипДипломная работа
1   2   3   4   5   6   7

Глава I. Проблема государства в мировоззрении Ткачева.

А.И.Герцен, Н.Г.Чернышевский, революционное народничество, и, прежде всего его идеологи: М.А.Бакунин, П.А.Лавров, П.Н.Ткачев, – олицетворяют собой знаменательные вехи в долгих поисках правильной революционной теории в России. В том числе и в области государства.52 П.Н.Ткачева в вопросах государства интересует главным образом две проблемы: во-первых, пути уничтожения отжившего самодержавия и, во-вторых, роль государства в созидании нового социалистического общества. Уже в ранних юношеских стихотворениях П.Н.Ткачева звучит призыв к свержению царизма и провозглашается собственная программа революционного действия:


Нет, не смиренье, не любовь

Освободят нас от оков,

Теперь нам подобен топор,

Нам нужен нож – чтоб свой позор

Смыть кровью притеснителей!..

Мы будем рушить, рушить все,

Не пощадим мы ничего!53
В своем стихотворении Ткачев призывает к незамедлительным действиям, так как «страдания народа с каждым днем все возрастают и возрастают; с каждым днем цепи деспотизма и произвола все глубже и глубже впиваются в его измученное и наболевшее тело, с каждым днём петля самодержавия все туже и туже затягивается на нашей шее».54 В письме к редактору журнала «Вперед» П.Лаврову Ткачёв обличает «бездумный деспотизм самодержавия, возмутительный произвол хищнического правительства, общее бесправие и постыдное рабством».55 Он считает необходимым осуществление революции в ближайшем будущем, т.к. «не в силах сохранять спокойствие, когда мы видим перед собой этот несчастный народ, облитый кровью, в терновом венке, пригвожденным к креслу рабства».56 Мы должны «во что бы то ни стало и как можно скорее свалить крест и снять с него страдальца».57

Революционная практика выработала три основных направления революционной деятельности: путь государственного заговора, путь народной пропаганды и путь непосредственной народной агитации (подстрекательство народа к бунту). Ткачев считает, что для достижения основной цели – осуществления народной революции и свержения царизма, необходимо применение всех трёх путей.

И все же Ткачев, при всей кажущейся целесообразности всех трех направлений, главным считал путь заговора, немедленной революции.58 Такого мнения придерживается и Рудницкая Е.Л.59

«Революция в России настоятельно необходима и необходима именно в настоящее время; мы не допускаем никаких отсрочек, никакого промедления. Теперь или очень нескоро, быть может, никогда! Теперь обстоятельства за нас, через 10, 20 лет они будут против нас».60 Конечно, желание Ткачева совершить как можно быстрее революцию и освободить русский народ от гнета царского самодержавия, было понятным. Дело в том, что Ткачев видел, что Россия начинает вступать на путь капиталистического развития, подчиненного тем же законам, что и экономическое развитие западноевропейских стран. Он отчетливо представлял, что «огонь экономического прогресса» уже коснулся коренных основ нашей народной жизни. Под его влиянием уже разрушаются старые формы нашей общинной жизни, уничтожается самый «принцип общины», принцип, долженствующий лечь краеугольным камнем того будущего общественного строя, о котором все мы мечтаем.61

Однако Ткачев не понимал того, что развитие капитализма в России, сопровождающееся жестокой эксплуатацией, разорением и пролетаризацией широких масс крестьянства, было не только злом и проклятием, но и громадным, исторически прогрессивным шагом. Именно оно создавало материальные предпосылки социализма, потому что русский народ страдал не столько от развития капитализма, сколько от недостаточного его развития.62 Для Ткачева успехи капитализма находятся в обратной зависимости от

успехов революции, ее перспектив. Капитализм, по Ткачеву, не подготовляет, а разрушает базу революции. Он считает, что превращение государственной власти из самодержавной в конституционную лишает революцию шансов на успех. Поэтому Ткачев призывает немедленно прервать путь капиталистического развития, не допустить его торжества в целом.63 «Сегодня наше государство – фикция, не имеющая в народной жизни никаких корней, писал Ткачев и программной статье журнала «Набат», – оно всем ненавистно. Его боятся потому, что у него материальная сила, но раз оно теряет эту силу, ни одна рука не поднимется на его защиту. Но завтра за него встанут его сегодняшние враги, завтра оно будет выражать собой интересы нарождающегося буржуазного мира».64

В 1874 году в «Открытом письме Ф. Энгельсу» Ткачев изложил свой взгляд на условия и особенности русской революции, уверял, что русское государство «не имеет никаких корней в экономической жизни народа, и висит в воздухе». Его задача вырисовывалась простой и предельно ясной: захватить это висящее в воздухе государство, преобразовать его в государство революционное, пресечь развитие буржуазных форм в российской экономике и, опираясь на революционное государство, осуществить в России социальную революцию».65 На подобное заявление Ткачева Энгельс с иронией заметил, что нам начинает казаться, что не русское государство, а сам господин Ткачев висит в воздухе.66

Вот ход рассуждений, в результате которого Ткачев приходит к выводу, что «осуществление социальной революции в России не представляет никаких затруднений».

Ткачев различал два вида революции: социальную и политическую. Социальная революция – это конечная цель социально-революционной партии, для достижения которой единственным средством является, по мнению Ткачева, политическая революция.67

Если Бакунин и Лавров пренебрегали политическим элементом в революционном преобразовании общества, сосредоточивая все внимание на экономическом перевороте, то Ткачев, напротив. На первый план выдвинул идею политической борьбы. На знамени партии, – говорил Ткачев, – мы должны начертать «борьба с правительствам, борьба с установившимся порядком».68

Ткачев понимал, что социальный переворот – это не единовременный акт, а длительный процесс, «перестройка заново всех наших экономических, юридических. Всех наших обыкновенных, частных, семейных отношений, всех наших воззрений и понятий, наших идеалов и нашей нравственности». Такой поворот, по мысли Ткачева, «потребует работы целого поколения, он является не неожиданно, а подготовляется и проводится в жизнь медленно, постепенно, шаг за шагом».69
В революции, считал Ткачев, действуют три силы: революционное меньшинство, государственная власть и народ, причем, революционное меньшинство выступает душой революции, ее организатором, руководителем, вождем. Ткачев был далек от усвоения учения Маркса о всемирно-исторической роли пролетариата и о неизбежности доведения классовой борьбы до установления диктатуры пролетариата, и переходный период представлял себе не в виде диктатуры революционного класса – пролетариата, а в виде диктатуры заговорщиков, незначительного меньшинства.70

Революционное меньшинство наделяется Ткачевым рядом таких качеств, которые не присущи трудящимся классам, и которые обеспечивают ему в революционно-преобразовательной деятельности исключительную роль. Ткачев считая, что от революционера требуется жить одним желанием, бороться во имя того, чтобы «сделать счастливым большинство людей».71

Деятельность революционера, по мысли Ткачева, сводится главным образом к организационным проблемам. Идейно-пропагандистская сторона

дела его не должна интересовать, т.к. народные массы якобы уже подготовлены к революции.72 Ткачев не считал, что социальную революцию можно

произвести без участия в ней народа. Мало этого, он считал, что русский народ, «несмотря на его кажущееся отупление», является «инстинктивным революционером». Экономическое и политическое положение, в котором находится народ, согласно Ткачеву, настолько тяжело и невыносимо, что он пользуется каждой возможностью, чтобы дать выход накопившемуся в нем чувству озлобления и ненависти к притеснителям. Отсюда самые разнообразные формы народного протеста и даже различные формы сопротивления властям вплоть до отдельных восстаний.73 Однако народ, по мнению Ткачева, способен выступить в социальной революции только как «сила разрушительно-революционная»,74 а не созидательная. Достаточно отчетливо эта мысль излагается в статье «Народ и революция»: «Народ, утверждал Ткачев, не может себя спасти, народ, сам себе представленный, не может устроить своей судьбы сообразно реальным потребностям, не может провести и осуществить в жизни идеи социальной революции...».75 Развивая свою мысль, Ткачев приходит к выводу, что «народ не в состоянии построить на развалинах старого мира такой новый мир, какой был бы способен прогрессировать; развиваться в направлении коммунистического идеала... Он не может и не должен играть никакой выдающейся и первенствующей роли. Эта роль и это значение принадлежат исключительно революционному меньшинству».76 Народ Ткачев рассматривал, как «необходимый фактор социальной революции», но только после того, «когда революционное меньшинство возьмет в свои руки дело этой революции».77

Таким образом, революционная концепция Ткачева сводится к следующему: во-первых, признание заговорщической организации революционного меньшинства; во-вторых, необходимость захвата этим меньшинством государственной власти в целях перестройки жизни на новых, социалистических началах, и, в-третьих, признание диктатуры революционного меньшинства.78

При таких условиях огромной исторической заслугой Ткачева является его настойчивая проповедь создания сплоченной, централизованной партии. «Успех революции, – писал Ткачев, – возможен только при создании организации, сплачивающей разрозненные революционные элементы в одно живое тело, действующее по одному общему руководству – организации, основанной на централизации власти и децентрализации функций».79 Вот почему на страницах «Набата» Ткачев неустанно призывал русских революционеров к созданию сплоченной организации, доказывая, что для них вопрос объединения является вопросом жизни и смерти.

Задачей революционной партии Ткачев видел в захвате власти «наверху» и народный бунт «внизу».

«В современных обществах вообще, и в России в особенности, – писал Ткачев в статье «Набата» – материальная сила сосредоточена в государственной власти, то, следовательно, истинная революция может совершиться только при одном условии: при захвате революционерами государственной власти в свои руки ».80

Таким образом, ближайшую цель революции Ткачев видел в захвате политической власти, в создании революционного государства. Вместе с тем он считал необходимым предупредить революционеров, что «захват власти, являясь необходимым условием революции, не есть еще революция. Эго только ее прелюдия».81

Социальная революции, по Ткачеву, осуществляется революционным государством, которое, с одной стороны, борется и уничтожает консервативные и реакционные элементы общества, упраздняет все те учреждения, которые препятствуют установлению равенства и братства, с другой – вводит в жизнь учреждения, благоприятствующие их развитию.82 «Таким образам, – писал Ткачев – деятельность революционного государства должна быть двоякая: революционно-разрушительная и революционно устроительная».83

Ткачев особо подчеркнул, что сущность этих двух функций революционного государства принципиально различна. Первая обязательно опирается на насилие, строгую централизацию, дисциплину единство действий решительность, так как социальная революция не уничтожит сразу всех недовольных переворотом общественных элементов. В частности останутся ее враги, которые и после победы не перестанут вести борьбу против нее. Поэтому революционерам на другой день после революции предстоит не

только творческая, созидательная работа, но и разрушительная, направленная на подавление и уничтожение врагов революции; вторая, напротив, опирается на силу нравственности, на убеждения, взывает к народной воле, народному разуму.84

Исходя из таких рассуждений, Ткачев приходит к выводу, что революционное меньшинство обязано позаботиться о разработке гибкой тактики убеждении масс, а также о постепенных мерах социалистических преобразований, которые необходимо санкционировать законодательными органами Народной Думы, создаваемой из представителей народа. Громадное значение на этой стадии революции он придавал агитации и пропаганде.85

Однако для того, чтобы революционеры могли справиться с этой двоякой работой, они, по мнению Ткачева, должны быть силой. А всякая сила, утверждал он, есть власть. Отсюда само собой следует, что если меньшинство для осуществления идеалов социальной революции должно обладать силой, то это значит, что оно должна иметь в своих руках власть. И чем могущественнее эта сила, то есть власть, тем скорее и легче такому меньшинству, считал Ткачев, удастся провести в жизнь те идеалы, во имя которых оно борется. Но власть прочна и могущественна лишь тогда, когда она правильно организована, а это обуславливается, с одной стороны, объединением, централизацией каждой ее отдельной функции, с другой – возможно большим дифференцированием этих функций.86 Далее в статье «Революция и государство» Ткачев утверждал, что власть, организованная таким образом, есть нечто иное, как государство, иными словами, государственная власть есть высший тип организованной власти, то есть власти наиболее прочной и могущественной. «Государство же, – продолжает Ткачев, – это только одна из наиболее совершенных форм проявления власти».87 Однако до захвата власти, утверждал Ткачев, государство имеет антинародное назначение и служит целям эксплуатации.

И только с момента превращения государства в орудие революционеров оно встает на службу делу реализации принципов революции. Вот почему прежде, чем разрушать государственный аппарат, революционеры, по мнению Ткачева, должны использовать его в целях социальной революции.

«Упрочив свою власть, опираясь на Народную Думу и широко пользуясь пропагандой, – писал Ткачев в «Набате», революционное государство осуществляет социальную революцию рядом реформ в области экономических, политических и юридических отношений общества – реформ, общий характер которых должен состоять:

1. В постепенном преобразовании современной крестьянской общины, основанной на принципе временного, частного владения, в общину – коммуну, основывающуюся на принципе совместного труда с использованием общих орудий производства.

2. В постепенной экспроприации орудий производства, находящихся в частном владении, и в передаче их в общее пользование.

3. В постепенном введении таких общественных учреждений, которые бы исключали всякое посредничество при обмене продуктов и изменили бы принцип буржуазной справедливости: око за око, зуб за зуб, услуга за услугу, – принципам братской любви и солидарности.

4. В постепенном устранении физического, умственного и нравственного неравенства между людьми при посредстве обязательной системы общественного, для всех одинакового, интегрального воспитании в духе любви, равенства и братства.

5. В постепенном уничтожении существующей семье, основанной на принципе подчиненности женщин, рабства детей и эгоистического произвола мужчин.

6. В развитии общинного самоуправления, в постепенном ослаблении и упразднении центральных функций государственной власти».88

Очень важным вопросом преобразованного государства Ткачев считал общественное устройство. Хорошо понимая, что общество не сможет сразу радикально измениться, он выдвигает положение об его переходном состоянии. «Общество, – пишет Ткачев, – имеющее надобность в полиции и жандармах, общество, где еще имеют место тяжбы и процессы, где есть преступники, где существуют тюрьмы и исправительные колонии, такое общество, конечно, еще не может быть названо «окончательно устроенным», вполне воплотившим в жизнь идеи социальной революции. Эго общество переходное, общество, делающее лишь первые шаги по пути социальных реформ».89

Ткачев подчеркивал, что захватом власти революция только начинается. Перед революционерами он ставит задачу удержать власть и воспользоваться ею для осуществления своих идеалов. По мнению Ткачева, государство сделается ненужным и отомрет лишь после того, когда в человеческом обществе наступит полное равенство, то есть начнут проводиться в жизнь начала коммунизма. В переходный же период государственная власть является необходимейшим оружием в руках революционной партии.90

В работе «Накануне и на другой день революции»91 Ткачев предлагает административное устройство будущего революционного общества. Его администрация, обладающая всеми необходимыми требованиями, могла бы, по его мнению, на другой день революции, во всеоружии власти и авторитета, занять место существующих государственных и общественных учреждений. Во главе управления, согласно Ткачеву, должен стоять: а) комитет работ и продовольствия, заведующий экономическим обеспечением населения и его перевозочными средствами. Комитет этот выбирает из своей среды:1) распорядительный совет и 2) земский союз, подразделяющийся на несколько секций, в ведении которых железные дороги, телеграф, лошади, телеги. Мосты, дороги и т.п.

Для охраны отнятого у частных собственников имущества от порчи и растраты, Ткачев предлагает создать местные группы Комитета работ и продовольствия.92 По мнению Ткачева, «все рабочие, примкнувшие к этому восстанию, составляют общий сход самодержавной общины, решающий все ее дела».93

Таким образом, анализ работ Ткачева позволяет сделать вывод, что их автор считал необходимым участие в революционном преобразовании государства самых широких слоев населения.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница