Iii. Взгляды Ткачева на национальный и религиозный вопросы в России



страница2/7
Дата27.04.2018
Размер0.52 Mb.
ТипДипломная работа
1   2   3   4   5   6   7

в России._____________________________________________________ 42

Заключение.__________________________________________________ 50

Список использованных источников и литературы._________________ 53 Введение

Реформа 19 февраля 1861 года, уничтожив крепостное право, которое крепкой цепью сковывало развитие производительных сил России, открыла дорогу капитализму. Эго был первый шаг на пути превращения самодержавной монархии из государства феодально-дворянского в государство буржуазное. Однако реформа 19 февраля была не просто буржуазной реформой, а буржуазной реформой, проводимой «крепостниками».1

Приоткрыв путь для капиталистического развития страны, она сохранила в деревне крепостнические пережитки, продолжавшие держать крестьянство в экономическом и политическом закостенении. Население деревни, то есть громаднейшее большинство русского народа, попало под двойной гнет. Оно продолжало страдать от эксплуатации со стороны помещичьего землевладения. И одновременно с этим его начинало давить развитие капитализма, которому реформа 19 февраля открыла доступ в деревню.2

Таким образом «низы» страдали одновременно как от натиска капитализма, так и от недостаточного его развития, задержавшегося крепостническими пережитками. По какому пути пойдет дальнейшее развитие России – вот вопрос, который волновал прогрессивные слои российского общества. В революционном движении того времени мы видим наличие нескольких различных направлений, начиная с умеренных, сохранивших остатки надежды на возможность мирного преобразовании социально-политического строя, и

кончая крайними, не видевшими иного исхода, кроме революции. Во главе одного из направлений, занимавшего крайний левый фланг революционного фронта этого времени, стоял П.Н. Ткачев3 (1844-1885/86), которым была разработана цельная система взглядов на революционный процесс, получивший наименование «русского бланкизма».

С крушением Советского Союза многое изменилось в нашем сознании, произошла смена идеологических ориентиров, анафеме предана жизнь нескольких поколений советских людей, незаслуженно забыты многие русские революционеры. Не является исключением и П.Н. Ткачев, а именно сейчас, по моему мнению, многие его революционные идеи актуальны, они обретают новую жизнь. В условиях глубочайшего политического и экономического кризиса современной России, социальной напряженности, проявления национального сепаратизма, духовной деградации нашего общества вновь, как и 100 с лишним лет назад, звучат призывы к новой народной революции. Именно поэтому необходимо глубоко разобраться в народнических идеях, четко выделить положительные и отрицательные стороны их идеологии и деятельности, не обелять и не очернять теоретическое наследие и личность Ткачева, а дать им объективную оценку. Вот почему данная тема привлекает наше внимание.

Петр Ткачев в истории русского революционного движения занимает очень заметное место, но о нем, его деятельности и идеях написано гораздо меньше, чем о двух других ведущих теоретиках революционного российского народничества – М.А. Бакунине и П.Л. Лаврове.4 Однако даже по существующей литературе есть возможность составить полное представление о программе «революционных действий», тактике и общественно-политических взглядах, в том числе, и на проблему государства, крестьянского, национального и религиозного вопросов идеолога русского бланкизма.

К.Маркс и Ф.Энгельс отрицательно относились к Ткачеву и его трудам. В труде Ф.Энгельса «Эмигрантская литература, и особенно в главе «О социальном вопросе в России», подвергнуты критике основные направления русского народничества 70-х годов, в том числе и взгляды П.Н.Ткачева.5

В 1874 году Ф.Энгельс обстоятельно и резко раскритиковал «Открытое письмо Петра Ткачева господину Фридриху Энгельсу», в котором содержались необоснованные высказывания о благоприятных в то время условиях для социальной революции в России.6

Так же сурово отнесся Ф.Энгельс несколько раньше к его брошюре «Задачи революционной пропаганды в России».7

Впоследствии, когда в России возникло социально-демократическое движение, Г.В. Плеханов, будучи уже марксистом, неоднократно критиковал взгляды Ткачева как несостоятельные и вредные для революционного движения.8

Ф.Энгельс, а затем и Г. Плеханов, критикуя Ткачева, преследовали одну цель: доказать непригодность бланкистскоякобинских идей для пролетарского движения.9

Особого внимания заслуживают взгляды В.И. Ленина на творчество и революционную борьбу Ткачева. Для В.И. Ленина революционное народничество, в том числе и русский бланкизм, было уже исторически пройденным явлением. Он, имел дело не с живым процессом общественного движения, а с определенным наследием в виде литературных произведений и опыта борьбы с царизмом. К сожалению, у В.И. Ленина нет статей, посвященных специально Ткачеву, но он неоднократно обращался к Ткачеву и возглавляемому им направлению революционного народничества. Ленин видел в нем

идеолога того революционного направления, которое подготовляло народовольческое, составным элементом которого являлся бланкизм. Этим определялось историческое место русских бланкистов в освободительной борьбе и их классовая сущность. В.И. Ленин писал: «Революция 1905 года, показав все общественные силы России в отрытом массовом действии классов, дала генеральную проверку народничеству и определило его место. Крестьянская демократии – вот единственное реальное содержание и общественное значение народничества».10

Эта оценка должна быть отнесена и к Ткачеву. Вот что говорил В.И. Ленин о роли и удельном весе бланкизма в «Народной воле»:
«Традиции бланкизма, заговорщичества страшно сильны у народничества, до того сильны, что они не могут себе представить политической борьбы иначе, как в форме политического заговора»11. Для рабочего класса такую форму борьбы Ленин считал непригодной. В 1899 году в статье «Наша программа» он отметил, что задача революционной социалистической партии сводится «не к устройству заговоров, а к организации классовой борьбы пролетариата»12.

В другой своей работе «О двоевластии» В.И. Ленин еще с большей определенностью противопоставил большевиков последователям Ткачева: «Мы не бланкисты, не сторонники захвата власти меньшинством. Мы марксисты, сторонники пролетарской борьбы»13.

Однако здесь с Лениным можно не соглашаться, мак как осуществленный под его руководством захват в Октябре 1917 года проводился не иначе как бланкистскими методами, путем заговора революционного меньшинства. Именно террор, террор Ткачева, был избран вождем мирового пролетариата для претворения в жизнь своей политической программы, для строительства Советского государства, где посредством жесткой диктатуры пролетариата «меньшинство навязывало свое желание большинству народа».

В дореволюционное время историческая литература рассматривала Ткачева, его взгляды и деятельность исключительно в негативном плане. Все авторы усиленно подчеркивали, что Ткачев, противопоставляя себя другим лидерам общественного движения, не смог оказать сколько-нибудь значительного влияния на революционную молодежь. Такая мысль прослеживается в исследованиях немецкого историка А. Туна и русских буржуазных либералов А.Корнилова и В.Богучарского.

В 70 – 80-е годы Х1Х века в России не было условий для всестороннего и объективного изучения революционного движения народников. И поэтому не случайно, что первая попытка исследовать это движение предпринята за пределами России. В 1883 году, в Цюрихе, вышла книга А. Туна «История революционных движений в России», в которой автор, характеризуя Ткачева как талантливого писателя и критика, отмечает его расхождения с Бакуниным и Лавровым. Вместо вялой пропаганды и агитации, по мнению Туна, Ткачев бьет в набат, проповедует все виды террора: убийство шпионов, изменников, угнетателей, а в последствии также и всех тиранов без различия степени. Тун считает, что ни сам Ткачев, ни издаваемый им журнал «Набат» не имели никакого влияния на русское революционное движение. Причина в том, что Ткачев слыл «русским якобинцем, бланкистом».14 А.А. Корнилов в своей работе «общественное движение при Александре II» отмечает непопулярность учения П. Ткачева в среде русской революционной молодежи. Он утверждал, что не будь в самодержавной стране беззастенчивого административного произвола, революционная молодежь, начавшая пропаганду в народе, не получила бы поддержку среди различных общественных кругов России.15

Приблизительно аналогичную мысль можно найти у В.Богучарского в работе «Активное народничество семидесятых годов»:

«Пропаганда или агитация, подготовка или немедленный призыв, обращение к «народному разуму» или «революционной страсти», – вот те вопросы, которые горячо дебатировались в семидесятых годах среди деятелей активного народничества и которые находили свое отражение в легальной литературе».16

П.Н.Ткачев был, безусловно, крупной личностью, исповедовавшей и развивавшей идеологию бланкизма. Не случайно, что после Октябрьской революции 1917 года имя Ткачева все чаще стало появляться на страничках периодической печати и в исторических исследованиях. Интерес к нему объясняется прежде всего актуальностью вопроса о захвате власти революционной партией. Кроме того, после Октября и гражданской войны начался процесс осмысления всех тех явлений истории, которые предшествовали победе народа в социалистической революции.

В 1923 году в журнале «Пролетарская революция» № 6-7 появилась статья одного из известных революционеров и историков С.И.Мицкевича «Русские якобинцы». Она положила начало многолетней дискуссии о роли и историческом смысле русского якобинства. С.И. Мицкевич утверждал, что «русская революции в значительной мере произошла по Ткачеву: путем захвата власти в заранее назначенный срок (25 октября) революционной партией, организованной по принципу строгой централизации и дисциплины, и эта партия, захватив власть, действует во многом по тому

методу, который рекомендовал Ткачев».17

Мицкевич настойчиво проводил мысль о созвучности и близости «позитивной программы Ткачева с большевизмом. Перечислив преобразования, которые по Ткачеву, должно было осуществить после переворота революционное государство, автор восклицал: «Как современны и близки нам все эти взгляды Ткачева! И наш теперешний строй, не есть ли осуществление мечты Ткачева, что революционная партия, захватив власть, будет править, опираясь на «Народную Думу». Его «Народная Дума» то же, что наши Советы».18

Еще более определенную в этом смысле характеристику Ткачеву дал известный историк большевик М.Н.Покровский. В 1923 году он выступил со статьей «Корни большевизма в русской почве». Здесь он проводит мысль, что большевизм – выражение непримиримого революционного коммунизма – зародился на почве России, и выводить его непосредственно из учения Маркса и Энгельса: «было бы насилием над историей». «Идейным отцом большевизма, конечно, является Маркс, - писал Покровский, - но реальная историческая связь – это связь общественных отношений, а не связь идей».19 Исходя из этого, он настойчиво проводил мысль, что развитие капитализма в России породило здесь идеи, которые были марксистскими задолго не только до русского марксизма, но и «до самого Маркса»20.

Пестель, «Молодая России», Ткачев – это по мысли автора, единая линия развития марксизма и большевизма. «В рядах революционеров 60-х годов – утверждал М.Н.Покровский, - был Ткачев. Который, несомненно, был первым русским марксистом».21

Под влиянием М.Н.Покровского известный крен в сторону модернизации общественно-политических воззрений П.Н.Ткачева допускал еще молодой в ту пору историк Б.П.Козьмин. Излагая взгляды «русского бланкиста» на проблему государства, он находил, что «они очень близки к нашей современности». Не называя диктатуру пролетариата своим именем, Ткачев все время говорит о ней, - утверждал Б.П.Козьмин.22

С противоположной концепцией выступил в 1924 году Н.Н.Батурин. Статью С.И.Мицкевича «Русские якобинцы» он оценил как образец «исторической напраслины»,23 а позднее в статье «Еще о цветах русского якобинства» подчеркнул беспочвенность «большевизации идей «русских якобинцев».24

Большой интерес в плане выявления взглядов Ткачева представляет книга русского философа Н.А.Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма», впервые вышедшая в Париже в 1937 году. В этом произведении Бердяев излагает свое самобытное понимание идейных истоков и социальной обусловленности русской революции. Признавая П.Н.Ткачева замечательнейшим теоретиком революции в 70-е годы, Бердяев считает, что «Ткачев более чем кто-либо должен быть признан предшественником Ленина»25.

Издаваемый Ткачевым революционный орган «Набат» Бердяев считает выражением крайнего течении и в то же время отмечает, что Ткачев первый в 70-е годы заговорил в России о Марксе, а уже в 1873 году пишет «открытое письмо к Энгельсу», в котором Ткачев говорит об особом характере грядущей русской революции, к которой нельзя просто применять принципы марксизма. Бердяев не считал Ткачева типичным народником, поскольку Ткачев, в сущности, не верил в народ. Народ, по мнению Ткачева, всегда готов для революции. Потому что он лишь материал, которым пользуется революционное меньшинство. Бердяев отмечает, что если, по мнению Ткачева революцию делают, а не подготавливают, то, следовательно, «Ткачев никакой эволюции не признает и революции не должна предшествовать пропаганда и поучение масс».26 Бердяев в своей книге отмечает схожесть взглядов Ткачева и Ленина, а именно в отношении государства в части замены консервативных учреждений революционными; в том, чтобы революционная социалистическая партия стала правительством.27 Но в отличие от Ленина, Ткачев революционное правительство представляет довольно деспотичным. И Бердяев полагает, что «разрушение всем прошлого при торжестве Ткачева было бы еще более беспощадным, чем при Ленине».28 Однако время, как отмечает Бердяев, для этого не наступило и «идеи Ткачева не имели особой популярности в русской революционной среде».29

Аналогичные взгляды высказывал Ганс Кон, который утверждал,

что Ленин воспринял тезис Ткачева: «отсталая Россия будет готова для социалистической революции, как только сплоченное целеустремленное и вооруженное меньшинство будет в состоянии захватить власть, навязать свою волю».30

Роберт Даниэльс в статье «Ленин и русская революционная традиция» пытается доказать, что «лозунги Ленина в 1917 году звучали так же, как лозунги Ткачева в 70-х годах Х1Х века».31

Задача этих авторов состоит в том, что они пытаются доказать наличие корней «бланкизма» в политике партии большевиков, а самого В.И.Ленина представить удачливым последователем народников, в том числе и Ткачева.

В 1956 году в трудах Реуэля «Русская экономическая мысль 60-70

годов Х1Х века и марксизм»32 взгляды Ткачева, его искажение учения К.Маркса подвергаются критике. Автор отметил, что Ткачев, как народник, имел неправильное представление о путях революционной деятельности. Он считал, что тайное общество заговорщиков должно бороться за непосредственный переход общинного быта в социалистический строй, против враждебных сил капиталистического развития. Вывод Реуэля сводится к тому, что переходный период Ткачев представлял себе не в виде диктатуры революционного класса – пролетариата, а в виде диктатуры заговорщиков.

В 1961 году вышла книга Б.П.Козьмина «Из истории революционной мысли в России». В ней автор наряду с описанием жизни и революционной деятельности Ткачева раскрывает его социально-политические взгляды.33

Работа Филиппова, вышедшая через год, посвящена С.Г.Нечаеву и его кружку. Но в ней уделяется внимание и Ткачеву, роль которого в кружке Нечаева Филиппов определяет, как «видную» и «руководящую».34

В середине 60-х годов вышла работа Б.С.Итенберга «Движение революционного народничества», в которой предпринималась попытка проанализировать «Программу революционных действий» Ткачева, показана противоречивость взглядов Лаврова и Ткачева на характер революции.35

В 1966 году была опубликована статья М.Г.Седова,36 в которой анализируется программа журнала «Набат», принципы революционной борьбы и мировоззрения Ткачева и мировоззрения Ткачева П.Н., суть его политических взглядов. Еще одна статья М.Г.Седова, посвященная проблемам истории бланкизма в России, вышла в 1971 году. В ней автор показывает жизнен-

ный путь Ткачева и отношение классиков марксизма-ленинизма к его революционно-политическим взглядам; дается анализ его научных работ, теории социальной революции и захвата власти, роли народных масс и государственной власти в решении этого вопроса.

В 1972 году вышла книга В.А.Малинина «Философии революционного народничества», в которой автор на материале народнической литературы и архивных фондов анализирует идеи и взгляды народнических кружков и организаций, а также Лаврова, Бакунина, Ткачева и др. Ткачев, как считает Малинин, материалистическое понимание общества воспринимает как способ экономической детерминации общественных явлений, то есть «миросозерцание людей и характер их деятельности всегда определяются условиями их экономического бытия ».37

В 1976 году была опубликована работа В.Д.Лазуренко «Взгляды П.Ткачева на государство».38 В этой статье автор излагает теоретические взгляды Ткачева на революцию и государство, на использование государственной власти для социального переустройства общества после захвата власти, на возможную роль партии в переходном обществе государстве при недооценке Ткачевым творческой и созидательной роли трудящихся классов.

Целый ряд работ, посвященных народничеству, появился в 80-х годах. Б.М.Шахматов в монографии «П.Н.Ткачев. Этюды к творческому портрету»39, обобщает материал, накопленный его предшественниками об этом видном идеологе народнического движения. Большое внимание автор уделяет деятельности Ткачева, его участию в революционных кружках, критически подходит к его взглядам и положениям.

В монографии Н.С.Федоркина «Утопический социализм идеологов революционного народничества»40 исследуются воззрения ведущих идеологов революционного народничества: П.Л.Лаврова, М.А.Бакунина, П.Н.Ткачева. Опираясь на труды классиков марксизма-ленинизма, автор рассматривает теорию социальной революции П.Н.Ткачева, его взгляды на роль государства в революции, мнение Ткачева на переходный период от существующего общественного строя к коммунизму.

В целом советской исторической наукой проделана большая работа по изучению личности и взглядов первого «русского бланкиста». Однако следует заметить, что некоторые исследования советских историков не лишены идеологических штампов, однобоки по своему характеру. Так, например, они закрывают глава на очевидное сходство позиций народничества Ткачева и большевика Ленина в вопросе о захвате власти.

В 90-х годах почти нет крупных работ, посвященных народникам, в том числе и П.Н. Ткачеву. На современном этапе данная тема потеряла свою былую привлекательность, а интерес к имени теоретика «русского бланкизма практически пропал. Объектом внимания историков оказываются некоторые проблемы, связанные с историей революционного народничества, его отдельных представителей, актива отдельными положений их политических программ. Что же касается деятельности Ткачева, то историки сходятся в одном – он яркий представитель своего времени, пламенный революционер, избравший идеалом политической борьбы тактику заговора.

Подобную характеристику можно встретить в работе Будницкого «История терроризма в России», где Ткачева называют «певцом Террора», который «категорически отвергал метод агитации за революцию и призывал агитировать и поднимать народ только с помощью террора».41

Исследователь Рудницкая Е.Л. в работе «Русский бланкизм» указывает, что «Ткачев в журнале «Набат» первым дал теоретическое осмысление террора, как средства политической борьбы».42

Свое мнение высказал по атому поводу в журнале «Родина» Троицкий Н.: «По мнению Ткачева, следует расшатать, уничтожить государство... самым кратчайшим путем для этого он считал путь террора, путь физического уничтожения и запугивания лиц, стоящих в верхах власти».43

В статье Антонова В.Д. «Народничество в России: утопия или отвергнутые возможности», автор приходит к выводу, что Ткачев был агитатором террора. Никакие перемены в корне меняющие социальный и политический уклад общества, невозможны без применения силы».44

Таков круг работ, в которых, так или иначе затрагиваются взгляды и практическая деятельность одного из видных идеологов революционного народничества 70-х гг. Х1Х века. Они свидетельствуют о том, что ни в эпоху построения первого в мире социалистического государства, а тем более ни в условиях «новой русской революции» 90-х годов не появилось исследования, в котором всесторонне, а главное, беспристрастно были бы рассмотрены социально-политические взгляды П.Н.Ткачева. Несмотря на это, они создают необходимую библиографическую основу, от которой можно оттолкнуться при написании нашей работы. Вместе с тем по нашей проблеме имеется богатый и разнообразный источниковый материал. По характеру содержащихся в нем сведений его можно разделить на: 1) работы П.Н.Ткачева; 2) воспоминания и письма. Однако основным источником рассматриваемой проблемы являются сочинения Ткачева на социально-политические темы. Прежде всего – это основанный Ткачевым журнал «Набат»45, который издавался с 1875 года в Женеве (с 1879 года в Лондоне). Преобладающей темой всех номеров журнала, как и всего творчества его редактора, была тема революции. Ткачев своим революционным выступлением бросал вызов представителям бакунинского и лавристского направлений в общественном движении России. Само название журнала Ткачева многое объясняет и ко многому обязывает. «В набат! – это призыв к революции, притом немедленной.46

Опубликованные в журнале «Набат» статьи «Революция и государство»47 и «Народ и революция»48 интересны для нас тем, что они характеризуют Ткачева, как убежденного бланкиста. Его вера в возможность только группой заговорщиков совершить революцию, показывает Ткачева последовательным учеником О.Бланки. Их огромное значение в том, что они помогают нам выяснить взгляды Ткачева на монархию, пути и методы ее ликвидации, на будущее государственное устройство в России. В работе «Революция и государство» Ткачев поясняет, чем обуславливается могущество власти, дает понятие слову «государство».

Ценность статьи Ткачева «Накануне и на другой день революции»49 в том, что она помогает понять взгляды Ткачева на деятельность революционеров накануне и на другой день революции. В ней содержит идея создания социально-революционного союза, предложения по выработке новью административных форм новой преобразованной России.

При изучении вопроса большую помощь оказывают юношеские стихотворения,50 которые являются как бы документальным выражением его революционного действия.

Переписка Ткачева с его единомышленниками, также его долголетняя полемика с редактором журнала «Вперед» П. Лавровым51 позволяют определить место идеолога бланкистов в общественно-политической жизни России.

Совокупность охарактеризованных источников и литературы является достаточной базой для решения вопросов, поставленных в данной дипломной работе, целью которой является исследование социально-политических взглядов идеолога русского бланкизма.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница