Ii природа человека



страница6/76
Дата29.01.2018
Размер2.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   76
«Ум сродствен Богу (так же, как и у Максима Исповедника. — А.Л.), уму сродна логическая душа, логической душе сродна неразумная душа, неразумной душе — природа, природе — тело, а телу — материя»22. 

Сродство, по Михаилу Пселлу, — это некая связь между двумя сущностями, но связь не только установленная актуально. Это некая потенциальная связь, которая заложена в творении. Очевидно сходство с моделью иерархии бытия преподобного Максима. Для нас эта схема будет очень важна, по ней действительно можно просматривать уровни сугубо человеческого бытия, она помогает многое увидеть.



3.3.1.5. Схема Б.П. Вышеславцева

Наконец, есть схема семиступенчатая, которую выделяет Б.П. Вышеславцев. В ней нельзя увидеть библейскую или святоотеческую традицию, но в той или иной степени это попытка православного мыслителя представить иерархию бытия с научных и библейских позиций, которая, на наш взгляд, очень интересна и полезна. Б.П. Вышеславцев начинает свои ступени снизу вверх23 . В «Этике преображенного эроса» он пишет:



«В существе человека мы находим семь онтологических ступеней (ступеней бытия).

1) Он есть физико-химическая энергия.

2) Он есть энергия «живая», «биос», живая клетка.

3) Он есть психическая энергия, … коллективно-бессознательное...

4) Он есть лично-бессознательное.

5) Он есть сознание, сознательная душа <...>

6) Человек есть, наконец, духовное сознание, дух, духовная личность,...

7) Духовное сознание, сознательное «Я», мыслящее «Я»24 .

По Б.П. Вышеславцеву, самость — это, вероятно, то же, что мы называем духовной личностью или образом Божьим, что весьма отличается от православной традиции. В православной антропологии термин «самость» понимается прямо противоположным образом: не как высшая, а как падшая ступень. Самость есть изолированность от Бога, а Вышеславцев понимал «самость» как Божественное «я». Он так и пишет: «Самость или Божественное «я» 25. В этом он расходится с православной традицией в терминологическом понимании, конечно, он близок к этому, так что его можно отнести к православному пониманию. Важны третья, четвертая, пятая ступени. Это суть психологические характеристики, этого нет у древних православных авторов, и называется оно — силы души.

По сравнению с восточной мистикой психология — наука достаточно молодая, она появилась в Новое время. Термины могут оставаться теми же, но содержание их меняется. Сейчас под психикой мы подразумеваем сознание, личность, коллективное, бессознательное. У древних авторов личность никогда не понималась индивидуально психологически. Об этом очень хорошо сказал историк богословской мысли В.В. Болотов:

«...Личное самосознание в психологии той эпохи не стояло таким существенным определителем самостоятельности духовного бытия; что в «ипостаси» на первом плане стоит момент «бытия» само по себе «бытие для себя», а не признак самосознания»26 .

Для современного (XIX – XX вв.) православного сознания личность — это нечто онтологически божественное. Если же личность рассматривается в научном, психологическом смысле, то это некая предельная индивидуальность «Я», не сводимая ни к чему общему или коллективному.

В этом смысле древний антропологический взгляд очень расходится с современным. Но в дальнейшем мы увидим, что божественность личности можно обосновать, только восходя к православной традиции. Ибо в традиции внерелигиозной, светской «Я» исчезает, мы не находим ему никакой опоры. Все личностные по своему содержанию понятия пустеют вследствие выхолащивания личного опыта или, наоборот, отрицания объективности, самобытности человека. Существует только мое сознание, мое «Я», а весь мир не существует. Этика исчезает, потому что если человек есть свое содержание в самом себе и ни на что опереться не может, то для него нет никакой онтологической почвы. Православная традиция позволяет нам построить ту самую психологию личности, без которой современный человек не может жить. Поэтому уже в самое последнее время попытки религиозного осмысления этого уровня бытия очевидны почти во всех школах психологи.

Разным уровням бытия ученые-антропологи определяли соответствующие сущностные ступени в человеке. В современной антропологии мы не можем остановиться на какой-то одной схеме. Все это есть не более как схема мышления, методологически в той или иной степени обоснованная. Но каждая из этих схем для нас чем-то полезна. На разных уровнях рассмотрения можно пользоваться разными схемами. Настоящая же антропологическая схема человеческого бытия должна быть более сложной и подробной. Но это только схема нашего учебного или научного мышления. Говорить о реальности человека мы будем совершенно иначе, без этих схем.

3.3.2. Сущностный состав природы человека

3.3.2.1. Душа и тело

Самый простой взгляд на человека — и библейский, и святоотеческий — заключается в том, что человек состоит из двух частей — тела и души. Это двусоставное представление встречается очень часто. Говоря о человеке в самых общих словах, не вдаваясь в конкретные проблемы, почти все святые отцы утверждали, что человек состоит из двух частей. При более серьезном рассмотрении человека и у них определяли массу разных частей (см.далее). Сама по себе двусоставность сложна, потому и выражалась самыми разными терминами — плоть, тело, природа, ум, душа, дух и т.д.



«Бог своими руками творит человека из видимой и невидимой природы… тело образовав из земли, душу же …посредством вдуновения»27 .

(Преподобный Иоанн Дамаскин)



«...Двойствен человек, из души и тела составленный»28 .

(Святитель Кирилл Иерусалимский)



3.3.2.2. Ум и плоть

Иной взгляд — ум и плоть. Например, Григорий Богослов пишет:



«Таинственно Бог и неизъяснимо связал персть с умом»29.

Можно сказать, что тело в данном случае названо плотью, а душа умом.



3.3.2.3. Душа и плоть

Душа и плоть, может быть, персть и ум, или дух, иногда у святых отцов видимое тождество: ум и дух — одно и то же, а иногда различные вещи.



«Наша жизнь есть нечто двоякое: одна, что свойственна плоти — скоропреходящая, другая, сродная душе, не приемлет границ »30.

(Святитель Василий Великий)



3.3.2.4. Дух, душа и тело

Тримерия, трехчастность — самый широко распространенный взгляд на человека, который был усвоен от апостола Павла и восходит к его антропологии,



1 Сол 5.23: Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока….

Это самый его известный стих, на который опирается вся православная традиция антропологии трехчастности. Итак, дух, душа и тело.

Эта трехчастная традиция очень широко представлена в святоотеческом мышлении.

«совершенный человек состоит из плоти, души и духа» 31.

(Священномученик Ириней Лионский)

Когда о человеке говорится более конкретно и внимательно, то, безусловно, говорится об этой трехчастности: дух, душа и тело. Хотя, как мы видели (см. схемы преподобного Максима), что у преподобного Максима Исповедника деление более дробное: уже среднюю часть, душу, он разделяет на две — чувственная душа и логическая душа.

У А. Позова, любителя всяких схем и делений, все это представляет девятичастную схему: и дух, и душа, и тело состоят из трех ступеней. Для него принцип троичности был возведен в некий алгоритм, при котором он рассматривает все элементы человеческого состава. Даже дух у него имеет трехчастность32 . Мы, действительно, можем найти и у святых отцов, и у мистиков упоминание о духовных чувствах, которые понять очень важно, особенно в аскетическом смысле. Выделяется высший духовный ум, а еще существует духовный разум. И у апостола Павла можно найти такое различение. А. Позов делает вывод, что дух тоже трехчастен, в нем как бы три уровня. «Душу» можно разделить на несколько ступеней, и у А. Позова это тоже отчетливо прослеживается.

Перечисленные подходы к проблеме состава человеческой сущности свидетельствуют об устойчивой тенденции в антропологии видеть человека сложным существом, имеющим сложный состав. Следует отметить, что стремление представить этот состав через ту или иную схему-модель не является склонностью к формальному подходу, а отражает общий взгляд на человека как существо иерархическое по своему внутреннему естеству.

Если придерживаться богословского подхода, то модель «снисходит» от божественной простоты к плотской раздробленности и сложности; если, наоборот, строить схему от вещества к организму и личности, то модель будет усложняться по нарастанию информации. Но в любом случае это говорит о том, что существо человека располагается в вертикали между небом и землей, или лучше сказать, охватывая и земное и, отчасти, небесное.



«...Человеческое естество есть среднее между некиих... между естеством Божественным и между жизнью бессловесною, потому что в человеческом составе можно усматривать части того и другого...»33.

(Святитель Григорий Нисский)

Изъясняя это положение православной антропологии в творчестве преподобного Максима Исповедника, С.Л. Епифанович заключил, что

«он (человек — А.Л.) самым существом своим был связан со всеми основными (общими) членами деления: с землей — телом, с чувственным бытием — чувствами, с мысленным — душой, а к несозданному естеству он мог восходить своим умом»34 .

Человек, таким образом, есть иерархия многих слоев тварного и даже нетварного (дух человека, причастие Духа) бытия. Это, как мы сейчас увидим, дало возможность называть человека целым миром — микрокосмом.



«[Старец (Дионисий Ареопагит. — А.Л.)] уподоблял весь мир, состоящий из видимых и невидимых [существ], человеку, а человека, состоящего из тела и души, называл миром... Мир умопостигаемый находится в чувственном, как душа в теле, а чувственный мир с умозаключаемым, как тело соединено с душой. Умопостигаемые [сущности] есть душа [вещей] чувственных»35 .

(Преподобный Максим Исповедник)

Так же учит через сотни лет православный богослов, священик Павел Флоренский:

«Человек и Природа взаимно подобны и внутренне едины. Человек — малый мир, микрокосм... Человек есть сумма мира, сокращенный конспект его; мир есть раскрытие человека, проекция его»36 .

Так вопрос о составе человека переходит в план христианской онтологии и мистики, что и отличает православную антропологию. Человек не только организм, не только тварь, но целый мир, богатство и красота которого может сравниться только с божественной реальностью.

Таков в целом антропологический взгляд на состав человека.

3.4. Психолого-антропологический взгляд на человека

Отталкиваясь от представлений о сущностном составе человека, следует определить границы понятий психики человека и духа. О том, что это не одно и то же, мы много будем говорить в следующих главах. Важно понимать также, что ограничиться только сущностным представлением нельзя. Иначе из поля нашего рассмотрения выпадают многие разделы «жизни» — функциональные явления, деятельность, состояния, внутренний опыт, которые не ухватить онтологическим языком только.

Экзистенциальный уровень рассмотрения человека обязательно должен вытекать из онтологического. Сущность человека есть некая целостность (в жизни телесной), и потому возникает задача ухватить сразу, в попытке экзистенциального анализа, и телесную природу, и духовную, причем так, чтобы в бытии, т.е. в жизни и в функционировании, обе природы были одной сущностью. Но эта задача едва ли выполнима на нашем общем уровне. Потому в целях обучения следует разделить бытийный анализ по уровням сущности.

Во-первых, мы должны выделить в человеке уровень материальный, физический. Это непростая задача. Человек есть физическое тело, обладающее всеми признаками такового. Он есть также химическое тело. Мы можем рассматривать человека как совокупность биохимических и биофизических процессов. Это один уровень.

Мы можем, согласуясь с Б.П. Вышеславцевым, рассматривать следующий уровень — уровень органической жизни. И это нечто большее, это выше, чем биохимия, биофизика в чистом виде. Это уже системный подход, при котором мы рассматриваем систему органов клетки, систему тканей, систему органов и т. д.

Наконец, мы можем рассматривать человека еще одним образом: человек для нас не только материя, он и тело. Но тело в данном случае не физическое или биохимическое, а психическое тело.

Что это означает? Человек представляет собой сложную пространственную организацию. Мы рассматриваем пространство не с точки зрения физики, а с точки зрения функций, которые осуществляет в своей жизни человек. Мы рассматриваем его не с точки зрения размеров, а с точки зрения психических функций. Например, ясно, что функции познавательные, интеллектуальные в человеке связаны только с одним концом тела — с головой. В человеке интеллект распространен не по всему пространству тела, и с психической точки зрения это для нас совершенно очевидно. Мы говорим: поставить с ног на голову. Что означает эта поговорка? Перевернуть смысл, поменять значение, актуальность, т.е. главное поменять со второстепенным. Значение этой поговорки достаточно широко, как у всякой метафоры, но для нас она важна тем, что в ней отражена очень непростая организация пространства человеческой жизни. Для человека пространство смыслообразуемо. Голова, говорили древние греки, — это личность, человек, значимость. С интеллектуальной точки зрения во всем теле важнее всего голова.

Теперь рассмотрим не интеллектуальные, а двигательные функции. Они связаны с возрастом человека, с его здоровьем, его возможностями. Например, для оператора, сидящего за столом перед монитором, вся его двигательная сфера представлена на уровне поясничном — движение корпуса, рук и т. д. У бегуна, идущего человека пространство подчинено ногам и ниже поясничного уровня. И если человек переходит из одной сферы деятельности в другую, у него меняется некая картина самого себя и мира. Психологи построили на основании этого несколько понятий, как, например, пространство руки, пространство глаза, пространство ноги, вообще пространство тела в зависимости от той задачи, которая стоит перед человеком. Это не взгляд на человека с точки зрения размеров ноги, длины, и т. д., хотя все это сюда входит. Это психологический уровень рассмотрения телесности.

Телесность является формообразующим началом для строения психических функций. Наши психические функции построены согласно форме тела, но не только. Они также зависят от структуры анализатора, как говорят в психологии. Анализатор — это тот конкретный чувственный рецептор, который воспринимает те или иные воздействия внешней среды. Например, зрительный анализатор, слуховой, обонятельный, осязательный и т. д. Значит, и представление человека о самом себе, его психическая телесность согласованы еще и с формой анализатора.

В обыденном сознании считается, что мы воспринимаем все, что есть вокруг нас. На самом деле это не так. Человек специфически настроен на определенный, достаточно узкий спектр воздействия внешней среды. Из всего пространства воздействий физических, материальных человек воспринимает только пять спектров, пять «полос». В физике есть представление о широте полосы восприятия какого-нибудь прибора. Например, в звуковой области уровень восприятия человека достаточно узок. Если рассматривать весь волновой спектр, в котором существуют звуковые воздействия во внешней среде, то человек воспринимает из них небольшой спектр. Это касается и зрения, и осязания.

Человеческое восприятие мира в значительной степени зависит от того, как сформированы телесные органы, как организованы глаз, ухо, кожа, вкусовые и обонятельные рецепторы. Это тоже формообразующий принцип для психических функций, и все это влияет и воздействует на человека. Мы видим мир так, как устроены наши рецепторы. Поэтому мы говорим, что человек сотворен в определенном контексте для этого мира, он сотворен для этого мира наилучшим образом. Мы говорим о конкретной реальности, и это не метафора.

В восприятие входят не только ощущения, но и работа мысли, работа рассудка. Человек воспринимает мир не просто так, а структурно, т.е. воздействия окружающего мира ложатся в определенные каналы, места телесной организации. Он активно конструирует картину мира. Поэтому образ мира в нашем сознании — это не отражение реальности, как говорили коммунисты и материалисты. Как раз отражение реальности в психическом образе — это ошибка. Человек не просто отображает мир, он конструирует эту картину, причем очень активно, в зависимости от того, как он воспитан, как он настроен, в какой области живет, какой он крови, какого роду, какого племени, какой эпохе принадлежит. Само это конструирование совершается в структуре тела и телесных элементов, что определяет тип самого воздействия.

Простой пример: мы видим белый цвет, мы в белом цвете ориентируемся. Скажем, мы видим грязный снег — белый снег. Мы видим белую краску — матовую или глянцевую поверхность фотобумаги. Или то, что мы называем «белый» в обыденном сознании. Иногда белым мы называем вовсе не белый цвет, но говорим: «Да, это белый». Мы определенным образом подготовлены к восприятию белого. А эскимос подготовлен к восприятию белого совершенно иначе. Он различает в белом цвете более 100 оттенков, и для каждого из них у него есть определение. Эти определения образные, не понятийные. Или, например, лесной житель-охотник — индеец, негр тропической Африки или папуас Новой Гвинеи; нюх у них иногда лучше собачьего. Они различают тончайшие запахи: откуда те исходят, животному какого возраста принадлежат и т.п.

Таким образом, психосоматический уровень человека — это сложно сформированный мир взаимодействия человека и внешней среды через его тело. Тело в этом смысле отображает внешним обликом психофункциональные свойства души, во внутреннем плане — физические свойства внешнего мира. Тело — не только форма, не только плоть, не только физический объект, но еще и система пространственных связей, иерархия органов и функций, и поэтому сама телесность есть способ познания и действования.

Телесный уровень непосредственно соприкасается с психическим, который в свою очередь восходит к интеллектуальному, а через него — к личностному. Психологическая вертикаль выстраивается в модель: тело — психосоматика — психика — интеллект — личность.

Но где тогда дух человека? Ответ будет: везде! И тело духовно и личность. Все зависит от подхода. Для антропологии в человеке нет разрыва между телесным и духовным, пока человек жив. Жизнь и есть соединенность, тогда как смерть разъединение природ — духовной и телесной:



«…Смерть есть не отсутствие в нас сущности, по мнению иных, но разделение соединенного» 37 .

(Дионисий Ареопагит)



«…Жизнь — тела и души сочетание, тогда как смерть — расторжение их» 38 .

(Святитель Григорий Богослов)

Но поскольку мы условились пока говорить только о телесном, то выделяем ту роль, которую играет тело, как психологическое понятие, а не физиологическое только. Однако психология идет дальше. Физика и физиология тела определяют для нее систему понятий функций вне духовной природы. Мы же должны видеть во всем человеке связь духовного и телесного в каждой психической функции, в каждом явлении душевного опыта. Потому православная антропология основывается на мысленном понятии духовного тела 39.  Итак, психология выводит психическое из нижележащего уровня, а антропология видит психическое на стыке двух природ — духовного и телесного в человеке.

Таким образом, мы видим две вертикали, которые есть две концепции человека. Это две парадигмы, научная и богословская, в которых строились психология и антропология. Совершенно очевидно, что говорить одним языком они никогда не могли, хотя предмет изучения у них один — человек. Как же можно использовать достижения первой для наших целей во второй? Для этого мы всякий раз оговариваемся и обращаемся к эмпирике, помня, однако, о своих целях.



Примечания к главе третьей

Здесь и ниже ссылки на оригинальные тексты святых отцов и других церковных писателей открываются сокращенным их названием в традиционном латинском переводе. В следующих затем круглых скобках дан русский перевод (не всегда совпадающий с латинским). Цифры вне скобок означают местоположение текста в следующем порядке: книга (или при общем наименовании для группы произведений одного автора, — например «Слова», «Беседы», — порядковый №) , глава + более мелкие единицы деления. Во второй паре круглых скобок указаны издание, №№ тома и стр. Важнейшие абревиатуры здесь:

GCS Die Griechischen Christlichen Schriftsteller der ersten drei

Jahrhunderte. Leipzig, 1897 -.

L A Patristic Greek Lexicon. Ed. by G.W.H. Lampe. Oxford,

Clarendon Press, 1991 (10-th ed.)

M. Patrologiae cursus completus ... ed. J.P. Migne. Seria Graeca.

Paris, 1857 -.

M.PL. Patrologiae сursus сompletus ... ed. J.P. Migne. Seria Latina,

Paris, 1857 -.


1 fr. res. (О воскресении: фрагмент) 8 (M.6.1585В) ;

2 str. (Строматы) 8.6 (GCS vol.17,1909 p. 91.25; M. 9.584C);

3 Jо. (Толкование на Евангелие от Иоанна) 10.45 (GCS vol.10, 1903 p. 224.11; M.14.396D);

4 def. (Книга об определениях) 1.3 (M. 28.533C);

5 stаt (Беседы о статуях) 11.2 (L. 141);

6 Григорий Нисский, епископ. Об устроении человека. С. 19.

7 Преподобный Макарий Египетский: Духовные беседы. С. 209.

8 Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Человек пред Богом. М., 1995. С. 314.

9 Архимандрит Киприан (Керн). Антропология святителя Григория Паламы. С. 100.

10 Климент Александрийский. Педагог. С. 33, 35.

11 См. «Христологический метод» — 1.2.III.1.

12 Преподобный Макарий Египетский. Духовные беседы. Сл. 1, гл. 12.

13 Киприан (Керн), архимандрит. Антропология святителя Григория Паламы. С. 152.

14 panopl. (Учительное всеоружие) 6.1 ( L 141).

15 hom. (Беседы) 21.5 (M. 31.549A).

16 res. (О воскресении мертвых) 1.34 (GCS vol. 27, 1917. p. 272.7f; M. 41.1097D).

17 haer. (Пять книг против ересей) 5.9.1 (M. 7.1144B).

18 princ. (О началах) 4.2.4 (GCS vol. 22, 1913 p. 313.2; M. 11.365A).

19 Apoll. (Против Аполлинария) 46 (M. 45.1233C).

20 Gen. ( Катены на кн. Бытия) 1:26 (M. 87.117D).

22 Епифанович С.Л. Преподобный Максим Исповедник и византийское богословие. С. 76.

22 Цит. по: Позов А. Основы древнецерковной антропологии. Т1(4). С. 34.

23 Следует обратить внимание, что святоотеческие модели построены сверху вниз, т.е. от Бога к творению, что отражает собственно антропологическую методологию. Б.П. Вышеславцев строит свою модель наоборот — снизу вверх.

24 Вышеславцев Б.П. Этика преображенного эроса. С. 284, 285.

25 Там же.

26 Болотов В.В. Лекции по истории Древней Церкви. Т. 4. С. 284.

27 Иоанн Дамаскин, препод. Точное изложение Православной Веры. С. 151.

28 сatech. (Огласительные слова) 3.4 (L 141).

29 Цит. по: Киприан (Керн) архимандрит . Антропология святителя Григория Паламы. С. 150.

30 hom. (Беседы) 3:3 (M. 31.204B).

31 haer. (Пять книг против ересей) 5.9.1 (M. 7.1144B).

32 Основы древнецерковной антропологии. Сын Человеческий. С. 25.

33 Григорий Нисский, епископ. Об устроении человека. С. 23.

34 Епифанович С.Л. Там же. С. 76.

35 Творения преподобного Максима Исповедника. Кн. 1. С. 167.

36 Андроник Трубачев, иеромонах. Теодицея и антроподицея в творчестве священника Павла Флоренского. С. 81.

37 e.h. (О церковной иерархии) 2.3.7 (M. 3.404B).

38 carm. (Стихотворения) 1.2.34.25 (М. 37.947А).

39 Мы не будем вдаваться сейчас в полемику о сущностном понятии духовного тела, о котором писал святитель Игнатий Брянчанинов, но понимаем под таким термином пространство одухотворенной душевно-телесной жизни. См.: Бряченинов. Слово о смерти. С. 1–3, 313–315.
Каталог: files -> 236
files -> Клиническая психология
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия
236 -> Онтологический статус идеологии в современности
236 -> Образование как способ трансляции ценностей в русской культуре
236 -> Декарт и Бэкон о методах познания


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   76


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница