Идентичность



Скачать 55.51 Kb.
Дата14.04.2018
Размер55.51 Kb.

Идентичность (от англ. identity)— устойчивое представление о принадлежности индивидуума к определенной социальной (культурной, национальной, реальной или воображдаемой) общности, которое определяет его систему ценностей, социокультурные ориентиры и предпочтения, мотивацию поведения, представления о «чужих» и «своих».

Категория идентичности широко используется в психологии, где под ней понимается «свойство психики человека в концентрированном виде выражать для него то, как он представляет себе свою принадлежность к различным социальным, национальным, профессиональным, языковым, политическим, религиозным, расовым и другим группам или иным общностям, или отождествление себя с тем или иным человеком как воплощением присущих этим группам или общностям свойств». Считается, что формирование человеческой личности идет через понимание своего отличия от других, в процессе которого возникает представление о своей самости, своем Я. Это и есть идентичность, формируемая самим человеком как самоидентичность. Базовыми в этом процессе являются устойчивые представления о «чужих» и «своих».

Э. Эриксон определял идентичность как процесс, «находящийся в центре самого индивидуума, также как и в центре его общественной культуры, процесс, который раскрывает идентичность этих двух идентичностей». С. Холл писал: «Я использую термин “идентичность” для обозначения места пересечения, с одной стороны, дискурсов и практик, пытающихся “интерпеллировать”, определять нас как социальных субъектов определенных дискурсов, и, с другой стороны, процессов, конструирующих субъективность, которые создают нас как темы, на котрые можно “говорить”. Идентичности, таким образом, являются областями временной ассоциации с позициями субъектов, которых дискурсивная практика создает для нас». Подобная амбивалентность термина порождает недоверие к нему, его оценку как чисто инструментарного, но не категориального. Например, К. Леви-Стросс характеризовал идентичность как «нечто вроде виртуальногь центра, к которому необходимо обращаться, чтобы объяснить некоторые вопросы, но в реальности не существующего».

Р. Брубейкер и Ф. Купер предлагают несколько ключевых значений термина:

1) когда идентичность понимается как фундамент или базис сициальной или политической активности, как неинструментальный способ социальной и политической практики. В данном случае индивидуальная идентичность противопоставляется гипотетическому универсальному социальному интересу;

2) когда идентичность понимается как фундаментальное и последовательное тождество между членами одной группы или категории. Это тождество находит выражение в солидарности, общем самосознании, коллективных действиях;

3) когда идентичность понимается как ядро индивидуального или коллективного Я, и используется, чтобы указать на нечто глубинное, соновательное, значимое или императивное;

4) когда идентичность понимается как продукт социальной или политической активности. Через нее определяется содержание и вид коллективного самопонимания, солидарности или групповой сплоченности, которые делают возможным любое коллективное действие (к которым идентичность побуждает);

5) когда индентичность понимается как продукт взаимодействия разнообразных дискурсов. Этим подчеркивается нестабильная, многогранная, изменчивая и разрозненная природа современного Я.

Учеными предлагаются различные классификации идентичностей. Их делят на естественные (возникающие само собой и не требующие организованной работы по их поддержанию). Это идентичности расовые, природные, географические и т.д. Другая категория — искусственные идентичности (которые придумываются и специально поддерживаются). Это идентичности национальные, профессиональные, социальные, культурных групп и т.д. Некоторые идентичности являются смешанными. Например, гендерные — в них объединены естественные (пол) и искусственные (социальное значение половой принадлежности) идентичности. То же можно сказать об этнической идентичности, потому что в понятии этнос также присутствуют и биологические, и социокультурные компоненты.

Также можно говорить об экзоидентичностях (внешних, которые присваиваются индивидууму извне, например, этностереотипы, которые навязаны другими) и эндоидентичностях (самоидентичностях, вырабатываемых самостоятельно).

В социальные, политические и исторические науки термин «идентичность» распространился в 1960-е гг. в США. Переносу понятия идентичности в социологическую сферу способствовали социологическая теория ролей, теория референтных групп, теория социальных конструкций и так называемая социология символических интеракций. Большую роль также сыграли работы Э. Эриксона об эго-идентичности (понятие о цельности личности, которая сохраняется, несмотря на все изменения жизненного контекста) и «кризисе идентичности» (разрушение жизненных ориентиров, потеря человеком веры в свою социальную роль). Понятие этнической идентичности оказалось в фокусе внимания ученых после книги Г. Элпорта «Сущность предубеждения» (1954).

Распространение понятия идентичнсоти в социально-политических науках в 1960-е гг. происходило в контексте социальных волнений 1960-х гг. (немецкое студенческое движение в ФРГ и Западном Берлине, эмансипационные движения в США, выступления студенческих левых организаций во Франции и т.д.). Все они имели антиавторитарный идеологический окрас, то есть выступали против «господства людей над людьми». Соответственно, повышался интерес к индивидууму, к личности, к факторам, ее формирующим и т.п. Использование категории идентичности отвечало многим из насущных задач того времени.

Ф. Брубейкер и Ф. Купер приводят следующую характеристику использования термина в современных социальных науках: «Ясно, что термин “идентичность” пригоден для самого разнообразного использования. Его используют, чтобы подчеркнуть не инструментальную модальность действия; чтобы привлечь внимание к самопониманию в противовес личному интересу; чтобы определить сходство между людьми или периодами; постигнуть предполагаемую суть, базисные аспекты Я; подвергнуть сомнению существование этих аспектов; подчеркнуть интерактивность процесса выработки солидарности и коллективного самопонимания; а также выявить раздробленность современного ощущения “себя”, показать, как Я, наспех собранное из клочков дискурса, по-разному активизируется в зависимости от обстоятельств и контекста».

В политических практиках современных демократических государств присутствует так называемая «политика идентичности» — охрана и поощрение национальных, культурных, социальных и т.д. идентичностей населения (того, что под ними понимается). Эта политика в последние годы (в связи с французскими событиями 2005 г., мятежом парижских пригородов, заселенных этническими выходцами из колоний) подвергается критике как ставящая под угрозу демократические основы цивилизации Запада.

Для имперской истории категория идентичности носит важный инструменталистский характер. Она применяется прежде всего при анализе культурных практик империи (сохранялась ли идентичность национальных меньшинств и колониального населения при унификационных мероприятиях империи, например, при русификации в Западных окраинах Российской империи в ХIХ в.). Идентичность можно конструировать и формировать, что особенно соблазнительно для имперских властей в отношении колониальной элиты, из которой надо формировать свою социальную, политическую опопру и союзников (ср. исследования Б. Андерсона о политике в Юго-Восточной Азии по формировании через обучение в боританских и французских университетах местных кадров прослойки «своих людей» в колониях). Вопрос о сохранении или разрушении идентичности малых народов часто поднимается в связи с инвективами в адрес империй. Категория идентичности является ключевой при анализе нациестроительства, национализма и национально-освободительных движений.


Литература: Taylor Ch. Sources of the Self: The Making of the Modern Identity. Cambridge, 1989; Giddens A. Modernity and Self-Identity: Self and Society in the Late Modern Age. Cambridge, 1991; Люббе Г. Историческая идентичность // Вопросы философии. 1994. № 4. С. 108-113; Social Theory and the Politics of Identity / Ed. By C. Calhoun. Cambridge, 1994; Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания. М., 1995; Calhoun C. Critical Social Theory: Culture, History, and Challenge of Difference. Oxford, 1995; Бергер П. Приглашение в социологию: гуманистическая перспектива. М., 1996; Melucci A. Challenging Codes: Collective Action in the Information Age. Cambridge, 1996; Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996; Barker C., Galasinsky D. Cultural Studies and Discourse Analysis: A Dialogue on Language and Identity. London, 2001; Бауман З. Индивидуализированное общество. М., 2002; Брубейкер Р., Купер Ф. За пределами «идентичности» // Ab Imperio. 2002. № 3. С. 61-115; Identities: Time, Difference, and Boundary / Ed. By H. Friese. New York, 2002; Edensor T. National Identity, Popular Culture and Everyday Life. London, 2002; Джерджен К. Социальный конструкционизм: знание и практика. Сб. статей. Минск, 2003; Abbinnett R. Culture and Identity: Critical Theories. London, 2003; Joseph J. Language and Identity: National, Ethnic, Religious. London, 2004; Lloyd M. Beyond Identity Politics. London, 2005.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница