I. Понятие «гендер». История возникновения, специфика, междисциплинарный характер



Скачать 359.65 Kb.
страница2/6
Дата05.05.2018
Размер359.65 Kb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6
I. Понятие «гендер». История возникновения, специфика, междисциплинарный характер.

Со временем пол человека из биологической характеристики трансформировался в характеристику социально-психологическую. Таким образом, возникло понятие «гендер», означающее совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола.

Понятие «гендер» давно уже вышло за рамки грамматики. Это явление широко рассматривается как социокультурный, дискурсивный и психолингвистический феномен.

Впервые фактор пола в связи с языком возник в античности при осмыслении категории грамматического рода. Древнейшей и долгое время единственной гипотезой о причинах появления и функционировании в языке категории рода стала символико-семантическая, базировавшаяся на соотнесении природной биологической категории sexus с грамматической genus. Сторонники этой гипотезы считали, что грамматический род возник под влиянием природной данности – наличия людей разного пола (Гердер, Гумбольдт, Гримм и др.) при этом для объяснения экстралингвистической мотивированности категории рода исследователи использовали свой неязыковой опыт. Это привело к появлению оценочности в интерпретации категории рода: мужской род оказывался первостепенным из-за приписывания именам, относящимся к нему, семантики силы, активности, энергии. Имена женского рода, наоборот, характеризовались пассивностью, подчиненностью. Таким образом, условия социальной реальности экстраполировались на законы развития языка, что подтверждается фундаментальными гендерными исследованиями Э. Борнемана, где анализ ведется с точки зрения междисциплинарного подхода. Удар по символико-семантической гипотезе нанесло открытие языков, в которых категория рода отсутствует. Следующим стимулом исследования гендерного фактора в языке стало открытие в 18 в. экзотических первобытных языков, где имело место разделение на мужской и женский языки. При этом мужской вариант рассматривался как собственно язык, а женский – как отклонение от него.

В начале 20 в. тема «Язык и пол» привлекла внимание Маутнера и Есперсена. Маутнер обосновывал гендерные различия в языке социальными и историческими причинами. По Маутнеру, творческое использование языка – прерогатива мужчин, а женщины способны лишь усвоить создаваемый мужчинами язык. Есперсен же считал, что женщины консервативны в употреблении языка, что иллюстрировалось на примере сообществ эмигрантов, где сохраняется родной язык и одновременно усваивается новый. При этом мужчины быстрее усваивают новый язык. Однако не учитывалось, что изучение иностранного языка мужчинами было продиктовано необходимостью работать и объясняться на новом языке. У пребывающих в домашней обстановке женщин такой необходимости не возникало.[1, c. 51 - 54]i

На следующем этапе (1900 - конец 1960-х гг), в соответствии с классификацией Клива Грея (Clive Grey), работа велась по следующим направлениям: гипотеза о кардинальном различии мужского и женского типов речи; вопрос валидности новых словоформ, таких как doctress, authoress (в русском языке докторша, учительница, повариха и т.д).

Еще в начале XX века Зигмунд Фрейд заявил: «Анатомия – это судьба», имея в виду то, что физиологические различия между полами предопределяют их различие как субъектов истории. Но в 1949 году во Франции выходит в свет книга Симоны де Бовуар «Второй пол», где автор говорит о том, что в истории утверждаются стереотипы, связывающие с мужчиной сферы «конструирования смысла жизни» – культуры и общества, а за женщиной – закрепляющие сферу воспроизводства жизни, сферу природы.

В конце 60-х – начале 70-х годов гендерные исследования в языке получили мощнейший импульс, благодаря т.н. Новому женскому движению в США и Германии, в результате чего в языкознании возникло своеобразное направление – феминистской лингвистикой (ФЛ). Основополагающей стала работа Р. Лакофф, обосновавшая андроцентричность (ориентированность на мужчину) и ущербность образа женщины в картине мира, воспроизводимой в языке. В ФЛ просматриваются два направления: первое относится к исследованию языка с целью выявления языковых асимметрий, направленных против женщин – т.н. языкового сексизма. Речь идет о патриархальных стереотипах, зафиксированных в языке и навязывающих его носителям определенную картину мира, в которой женщинам отводится второстепенная роль и приписываются в основном негативные качества, что способствует игнорированию женщин в картине мира. И следования языка в этом направлении основывается на теории Сепира-Уолфа: язык не только продукт общества, но и средство формирования его мышления и ментальности. Это позволяет представителям ФЛ утверждать, что все ныне функционирующие языки суть мужские языки и строятся на основе мужской картины мира.

Второе направление исследований ФЛ – гендерные особенности коммуникации в однополых и смешанных группах. Анализу подверглись самые разные коммуникационные аспекты: телевизионные ток-шоу, диалоги врачей и пациентов, речевое общение в семье и т.д. В основе исследования лежит предположение о том, что на базе патриархальных стереотипов, зафиксированных в языке, развиваются разные стратегии поведения женщин и мужчин. В рамках этого направления исследуется также влияние пола на языковую социализацию личности.

Так или иначе, ФЛ столкнулась с противоречивым отношением к результатам своих исследований, поскольку многих ученых смутила открытая политическая ангажированность феминисток.

 При изучении гендерного фактора в языке – многими лингвистами – гендерологами русской школы, заявившей о себе в конце 80-х гг. (Халеевой И.И., Кирилиной А.В., Малишевской Д.Ч. и др.) называется лингвокультурологический подход, предполагающий изучение мужественности и женственности как базовых культурных концептов. Общественная значимость категории “гендер” оправдывает его применение ко всем языковым явлениям, имеющим отношение к проблемам пола. “Пол и его проявления не просто “регистрируются” языком, но приобретают аксиологичность, оцениваются с точки зрения наивной картины мира. Поэтому правомерно установить, как происходит фиксация пола в языке: с помощью каких средств, семантических полей, оценок и т.д., также его релевантность для разных языков" [2, c. 34 - 36].

Существенный вклад в разработку лингвистической гендерной проблематики внесла сложившаяся в МГУ научная школа, ученые которой впервые выдвинули и верифицировали ряд гипотез, позволивших переосмыслить ранние положения гендерной теории, что стало возможным благодаря исследованию русского и некоторых других славянских языков, ранее в аспекте гендера не изучавшихся или изучавшихся несистемно. Важно подчеркнуть, что названная школа отрицает перманентное присутствие категории гендер в языке и речи (коммуникации). При изучении коммуникации, речевого поведения и других феноменов, связанных с говорением, московская школа признает гендер "плавающим" параметром, то есть фактором, проявляющимся с неодинаковой интенсивностью, вплоть до полного его исчезновения в ряде коммуникативных ситуаций. Такая постановка вопроса является наиболее современной и соответствует данным, полученным в новейших исследованиях по социальной психологии и социологии. [3, c. 37 - 42]

Лишь в 60-е годы XX века темой языка и пола заинтересовались лингвисты. Это произошло во многом благодаря тому, что на первое место в лингвистическом описании стал выдвигаться социальный план, рассматривающий язык в связи с обществом и находящимся в нем человеком. Возникли целые новые направления в языкознании – социолингвистика, прагматика, психолингвистика, теория дискурса и коммуникации, когда пристальное внимание исследователей привлекло влияние на язык гендерного фактора.

В целом при изучении проблемы взаимоотношения языка и гендера и наличия определенных особенностей в мужском и женском вербальном поведении в данный момент можно выделить три магистральных подхода:

1. Чисто гендерный подход сводится к трактовке исключительно социальной природы языка женщин и мужчин и нацелен на выявление тех семантических различий, которые можно объяснить особенностями перераспределения социальной власти в обществе. При этом язык определяется как некая функциональная производная от основного языка, используемая в тех случаях, когда партнеры по речи находятся на разных ступенях социальной иерархии. Теоретическую основу такого подхода составили концепция власти М. Фуко и социологическая концепция гендеризма И. Гоффмана.

2. Второй подход научно редуцирует «женский» и «мужской» язык до особенностей языкового поведения женщины и мужчины. Здесь статистические показатели или определение средних параметров имеют основополагающую значимость и составляют каркас для построения психолингвистических теорий (которые в той или иной мере отражают реально существующие связи лексических единиц в лексической памяти человека).

3. Третий подход делает упор на когнитивном аспекте этих различий. Для него оказывается более значимым не только определение частотности различий и оперирование ее показателями, но и установление того, что трудно поддается объяснению, так как выходит за рамки стандарта.

Как отмечает Халеева И. И., "подход к гендеризму как к реальности, опосредуемой знаками, символами и текстами, позволяет определить гендер в качестве своего рода междисциплинарной интриги, в основе которой сплетается множество наук о человеке" [3, c. 37 - 42] .

 Влияние гендера на человека рассматривается в материалах различных областей науки. Данная тема интересна и значима в равной степени и с точки зрения психологии, и с точки зрения социологии. Генетика, теология, философия, лингвистика и многие другие научные области изучают гендерную теорию, интерпретируя ее по-своему, согласно своим нормам.

Лингвистическая гендерология – новое научное направление, которому свойственны специфические черты любого нового направления, то есть недостаточная разработанность понятийного аппарата и категорий. Новая научная дисциплина лишь находится в процессе выработки собственных, присущих только ей методов и приемов исследования. Вместе с тем, работая в языковедческом научном поле, ученые применяют главным образом методы анализа, разработанные для лингвистических исследований, пользуясь, однако, и данными других научных дисциплин - как близкородственных, так и других гуманитарных наук. Новое знание может быть получено на стыке наук, а затем из него «вырастают принципы междисциплинарного исследования (в философии науки отмечаются три стадии развития: частнонаучная (дисциплинарная наука), исследования на стыке наук и междисциплинарные исследования)" [4, c. 9 - 18]

Одним из существеннейших факторов изучения гендерных аспектов языка и коммуникации является сегодня преодоление прямолинейной интерпретации гендера. Лингвистическое исследование конструирования женственности и мужественности должно учитывать специфику объекта, каковым в языкознании по определению является язык, – сущность многогранная и комплексная.

Повышенное внимание к гендерным аспектам языка и коммуникации, наблюдаемое в последние годы, позволяет сделать вывод, что от общей теории гендера, гендерные исследования постепенно переходят к более уравновешенному состоянию. Однако и применение гендерного подхода также основывается на ряде методологических принципов, важнейший из которых – понимание пола как социально и культурно конструируемого феномена.





  1. Лингвистические аспекты гендерных стереотипов и их функционирование в современном обществе.

 Исследования 1970-х гг. отличаются депопуляризацией содержащихся в них заключений, что свидетельствует о "признании" проблемы лингвистической наукой. Одним из аспектов гендерной лингвистики стала теория противопоставления "женского сотрудничества" "мужскому соперничеству" в лингвистическом (речевом) поведении. Дэйл Спендер («Язык, созданный мужчиной», Spender, 1986) утверждает, что по своей сути язык изначально предрасположен к установлению превосходства мужчин в обществе. Это заявление спровоцировало бурную дискуссию по проблеме: действительно ли подобные явления обусловлены тем, что язык творит реальность, или же слова, которые люди имеют в своём распоряжении, иррелевантны к мыслительным процессам.

В процессе познания из окружающего мира вычленяются и именуются предметы, свойства, процессы не только реальных, но и духовных миров. К последним можно отнести образы, символы, эталоны и стереотипы культуры, а также признаваемые обществом ценности, этические нормы.

В виде когнитивно-концептуальных структур они образуют основание картины мира, зависящей, в современном понимании, от особенностей истории и общественного устройства, природы, традиционных видов деятельности и других форм проявлений данной национально-культурной общности. Особое место в картине мира занимают принципы и модели коммуникации [6, c. 22 - 27]

Гендерные стереотипы, возникающие над биологически - половой реальностью, отражают совокупность биологических признаков, социальных ролей, особенностей психики и поведения, присущие представителям данного пола в рамках данной культуры.

Термины маскулинность и фемининность применительно к гендерным стереотипам, представляют, собой концептуальные метафоры (P. Лакофф), передающие внутренне противоречивое и одновременно динамичное соотношение мужского и женского субстратов.

Проявления маскулинности и фемининности можно наблюдать в самых разных сферах, например, в типах поведения, в различных видах социальной активности, а также в языке, описывающем эти феномены.

Как и соответствующий русский термин «род», английское слово gender первоначально имело весьма узкую референцию и относилось исключительно к сфере грамматики. С появлением у него нового терминологического значения (cоциокультурный пол) и с развитием гендерной составляющей гуманитарного знания, стало очевидно, что гендерное измерение актуально для всех уровней языковой системы и гораздо глубже характеризует семантику лексических единиц, пронизывая как денотативное, так и коннотативное значения, и формируя ассоциации, связанные со словом в данном языковом социуме. [12, c. 14 - 17]

Попытаемся рассмотреть различные аспекты проявления гендера в семантике английского слова с целью показать, как при отсутствии формально-грамматических признаков рода оппозиция мужское/женское пронизывает концептуальную метафорическую структуру языка.



iВ лишенном грамматического рода английском языке не только одушевленные, но и неодушевленные существительные ассоциируются с мужским и женским началом. Приписывание слову гендерных признаков носит реляционный характер и определяется сравнением двух единиц, что можно считать лингвистическим аргументом в полемике с эссенциалистскими концепциями гендера: если бы не было концепта фемининности, не было бы и концепта маскулинности, а, следовательно, речь должна идти не о сущностях (essences), а о культурно конструируемом различии.

Характерной особенностью английских существительных общего рода, обозначающих статус или профессию, является то, что, теоретически относясь к лицам обоего пола, они, как правило, не используются, когда речь идет только о женщинах. Гендерные параметры референции подобных существительных «чувствительны» к адресанту, адресату и предмету речи.

Гендер является фактором, способным детерминировать эмоционально-оценочные коннотации слова. Лексемы, традиционно трактуемые как мелиоративные (сложные слэнгизмы с компонентом – dish), могут восприниматься женщинами как уничижительные; а гендерно маркированные дерогаторные номинации (типа whore, bitch), оказываются востребованными в положительном смысле, как знак одобрения и солидарности. В обоих случаях имеет место гендерно обусловленная эмоционально-оценочная энантиосемия. [10, c. 13-14]

В гендеролингвистике существует термин «гендерная асимметрия», ставший ядром исследований феминистской лингвистики. Исследование гендерных асимметрий языка способствовало и более глубокому изучению, а в некоторых случаях и пересмотру, словообразовательной и номинативной систем языка. Основное достижение феминистской лингвистики заключается в том, что она позволила женщине «иначе увидеть» себя через язык, преодолеть некоторую мужскую асимметрию и доминантность  в языке.

С целью проиллюстрировать этот термин, автор считает необходимым привести в данной работе краткий анализ британских словарей середины ХХ века. Но прежде уточним значение этого термина. Гендерная асимметрия в языке (андроцентризм языка, фаллологоцентризм) – это неравномерная представленность в языке лиц разного пола. В основу этого утверждения лег один из главных постулатов феминистской лингвистики: язык фиксирует картину мира с мужской точки зрения, поэтому он не только антропоцентричен (ориентирован на человека), но и андроцентричен (ориентирован на мужчину). Таким образом, язык создает картину мира, основанную на мужской точке зрения, от лица мужского субъекта, с точки зрения мужской перспективы, где женское предстает главным образом в роли объекта, в роли "Другого", "Чужого" или вообще игнорируется [18].

Вернемся к результатам словарного анализа. Анализ британских словарей середины ХХ века иллюстрирует положение феминистской лингвистики о том, что лексикографические источники отражают и воспроизводят сексистское употребление языка. Исследование проводилось на материале иллюстративных контекстов (ИК) авторитетного в 1940–50-е годы словаря “the Advanced Learner’s Dictionary of Current English” A.S.Hornby, изд. 1942, 1948, 1958 гг.(ALDCE), и имело целью проследить, как в данном источнике проявляются:

– незаметность женщин в языке;

– вторичность женского статуса по отношению к мужскому;

– стереотипическая репрезентация обоих полов, ведущая к

ограниченности гендерных представлений, -

иными словами, каким образом в словарных статьях проявляется гендерная ассиметрия.

Указанные черты реализуются в иллюстративных контекстах ALDCE следующим образом:

1. Впечатление незаметности женщин возникает из-за значительного численного превосходства ИК, относящихся к мужским референтам, а также вследствие употребления generic “he” и generic “man” (On a census-paper, a person writes his name, sex, etc/ We should judge a man by his actions).

2. Изображение женщин как имеющих подчиненный по отношению к мужскому статус создается, главным образом, за счет определенного порядка слов при перечислении представителей гендерных ролей и других социальных ролей (husband, wife and children; cf. teachers, parents and pupils).

3. Наиболее ярко в ИК проявляется стереотипизация женских и мужских образов. В ALDCE отражены представления о фемининности и маскулинности, типичные для своего времени: Politeness is an attribute of a gentleman/ Every woman should learn to cook. В отличие от женщины, мужчина присутствует в контекстах, относящихся к большему числу семантических сфер, и представлен как человек, живущий в мире соревнования: He has no chance of winning/ He was not satisfied until he had crushed his enemies completely. [15, c. 22 - 25]

В пределах словарной статьи стереотипизация возникает за счет следующих факторов: а) в качестве ИК к некоторым лексемам преобладают мужские (ambition, clever) или женские контексты (beauty, blush); б) одну и ту же лексему могут иллюстрировать и мужские, и женские контексты, отражающие и воспроизводящие гендерные стереотипы (cf. He’s a brilliant scientist/ She was wearing brilliant jewels) [9, c. 95 - 96]

Следующим   важным показателем отражения роли женщины в обществе является обращение к ней.

       На основании структурно-стилистического принципа можно выделить 4 группы типов обращения к английской женщине:

      1. Наименования со структурным типом «имя собственное + слово-обращение». Это вежливые формы обращения (e.g. Мiss Smith). Из современных тенденций, влияющих на обращения, принадлежащие к первой группе, отметим появление аббревиатуры Мs для обозначения как замужних, так и незамужних женщин и вызвавшее много споров среди лингвистов, в частности лингвистов-феминистов. Обращение Мs должно было заменить Мiss и Missis для того, чтобы не привлекать внимание к семейному положению женщины, так же, как и Мister.  В действительности обращение Мs  было добавлено к Мiss and Mrs. Для некоторых такое обозначение удобно до тех пор, пока не выясняется, Мiss женщина или Мissis.  Другие полагают, что Мs используется для обозначения разведенных или незамужних женщин, лесбиянок, феминисток [11, c. 89]

     2. Группа слов, в которой слово-обращение  является ключевым и характеризует адресата по профессии, возрасту, внешним качествам и характеру: nurse, waitress. Это нейтральные, разговорные или сленговые наименования.

     3. Слова-наименования родства, они немногочисленны. Общение с родственниками предполагает отсутствие формальности, поэтому обращения-наименования родства, обозначающие родственников, за исключением нейтральных mother и grandmother , принадлежат к разговорному языку или сленгу: sis  (адекватно русскому вульгарному обращению «сеструха»). [7, c. 47 - 52]

     4. Квази-обращения («обзывания»), в которых на месте наименований женщины выступают дерогативные  и оскорбительные лексические единицы: You, slut, come here!  (Иди сюда, грязная тварь!); You, pig, get    out ! (Убирайся, свинья) [11, c. 89]

В лексико-семантическом поле – (определенной полевой лингвистической структуре, состоящей из ядра и периферии, между которыми нет четкой границы) «женщина» выделяют различные семантические подгруппы, характеризующие женщин по признаку пола, возраста, степени родства, семейному положению, социальной роли и т.д.;

2.     Основными способами словообразования в поле «женщина» являются морфологический (суффиксальный, основосложение) и заимствования;

3.     Составляющие поля «женщина» в английском языке характеризуют прежде всего внешность («thunderchicken» – непривлекательная женщина; «dollybird»- куколка, красивая девушка), поведение («clingingvine» – обозначение слабой, беспомощной женщины, целиком зависящей от мужчин), социальную роль, профессию (policewoman – женщина-полицейский). Достаточно большой пласт лексики связан с обозначением женских пороков, и эвфемизмами, отсылающими к понятию «проститутка» (scarletwoman, hooker, callgirl, hustler, workinggirl, b-girl, ladyoftheevening, fancylady, ladyinred, streetwalker); [14, c. 67 - 75]

4.     В английских пословицах и афоризмах как продукте языкового народного сознания преобладают отрицательные коннотации женщины, определяя ее как глупое и порочное существо, представляющее ценность лишь как «жена» и «хранительница семейного очага» (When an ass climbs a ladder, we may find wisdom in a woman; wife is the key to the house); [13, c. 64 - 66]

Таким образом, на фоне определенных достижений феминизма, отразившихся в языке (появление таких слов, как policewoman, man-eater, careerwoman) можно говорить, тем не менее, о сохранении мужской доминанты в английском языке.


III. Изменение представлений о полоролевых функциях мужчин и женщин в современной английской реальности

Гендерный подход основан на идее о том, что важны не биологические или физические различия между мужчинами и женщинами, а то культурное и социальное значение, которое придает общество этим различиям. Основой гендерных исследований является не просто описание разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин, но анализ власти и доминирования, утверждаемых в обществе через гендерные роли и отношения.

Современного человека окружает не столько реальный мир, сколько созданная развитием языка реальность. Пример подобной реальности искусственно воспроизводится в различных текстах.

Достаточно иллюстративными можно считать результаты исследований, проведенных на материале англоязычных лингвокультурных сообществ (британский, американский и австралийский варианты английского языка). Данный материал представляет собой корпус текстов современного английского языка (The Cobuild corpus).

Сегодня он насчитывает свыше 50 миллионов слов, употребляющихся в современных письменных и устных текстах, отбираемых в эту открытую систему, начиная с 1990-х годов.

Письменные тексты отобраны из художественных произведений, специальной литературы, личной переписки, рекламных роликов, журналов и из двух газет «The Times» и «Today».

Устные тексты представляют собой выборку из неформальных бесед, телефонных разговоров, лекций, радиопередач и интервью.

Используя соответствующую методику анализа, исследователи поставили задачу выявить по левой позиции от слова характеристики пары «мужчина» - «женщина». В результате было выделено по 100 наиболее репрезентативных словосочетаний для каждого ряда: мужчина - женщина. При этом исследователи отбирали только те словоупотребления, где оба концепта использованы в текстах в гендерном плане, т.е. в смысле их соотнесенности с человеческой природой (humanity in general). Введение данного ограничения выявило, что собственногендерные словоупотребления концепта man/men в корпусе не отличались особой частотностью: только 5% словоупотреблений выявили их гендерный план.

Небезынтересными представляются сами результаты анализа, приведенные в упомянутой статье, которые, по словам автора, в целом подтверждают «предрассудки» и предпочтения социумов, разделяющих мир на два пространства - мужское и женское, причем с еще раз подтвержденной тенденцией относительно менее видимой социальной активности женщины по сравнению с мужчиной. Однако вместе с тем исследователи приходят к выводу по поводу меняющихся гендерных ролей обоих концептов.

Так, оба пола с достаточной частотностью описываются как «работающие», «имеющие профессию», «сильные», «высококлассные», «наделенные властью» и т.д.

Кроме того, отмечается тенденция к росту частотности описания женщины как «уверенной в себе», «себялюбивой», «имеющей успех», «карьерной» (т.е. успешно делающей свою карьеру) и т.д.

Иными словами, взятое в качестве примера исследование, проведенное на англоязычном материале, свидетельствует лишний раз в пользу того, что любое общество характеризуется своей коммуникативной ситуацией, присущей этому обществу социально-функциональной стратификацией языка, где некоторые особенности речевого поведения женщин в отличие от речевого поведения мужчин обнаруживаются всегда. [4, c. 9 - 18]

Насколько неоднозначным может быть решение о действительном положении женщины в обществе, которое проявляется в ее речевом поведении, говорят, например, результаты, полученные психологами при оценке региональных типов произношения и стандартного RР, когда и дикторами, и аудиторами-информантами были женщины. Как и мужчины, они получали высокую социальную оценку (высокие показатели социально-экономического класса, высокооплачиваемой работы, компетентности), наделялись положительными чертами мужского (ум, энергия, сила) и женского характера (женственность, утонченность). Отрицательными явлениями были карьеризм, эгоизм, неискренность. Отмечались такие признаки, как возможность установить равноправные отношения с мужем в семье, малодетность. Таким образом, по речевым показателям создается образ деловой эмансипированной женщины в англосаксонском обществе (сходные данные были описаны и в США), что говорит о несомненных социокультурных сдвигах в современном англоязычном обществе и о нарастающих тенденциях размывания существующих гендерных стереотипов в языке.


Каталог: study
study -> 1. Философия,ее предмет и функции. Взаимосвязь Ф. и частных наук
study -> Планы семинарских занятий по философии для студентов всех специальностей Уфа 2013
study -> Предпосылка и столь же естественная
study -> Предварительные замечания
study -> Лекции Тема Специфика, проблемы и генезис философии -2 часа. План лекции: Специфика и функции философии
study -> Билет Объект изучения и предмет социологии
study -> Огюст Конт и возникновение позитивистской социологии
study -> Вопросы для экзамена для 10-з класса раздел «Социальная сфера»
study -> «Личность и тоталитаризм на материале жанра антиутопии» Курсовую работу


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница