И Л. Насс; [пер с фр. Е. Владимирова]. Спб. С. М. Проппер, 1907. С. 547-744. 17. Кузмин, М. Избранные произведения [Текст] / М. Кузмин. Л. Худ литература



Скачать 163.23 Kb.
Pdf просмотр
страница11/14
Дата30.01.2018
Размер163.23 Kb.
ТипЛитература
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

63
деятельность человека должна быть нерациональной, ломающей стереотипы рациональности. Рациональность выходит неким антиподом прогресса.
Действительно, начиная с эпохи поляризации рационализма и иррационализма в философии, наблюдается негативизация рационализма как упования на человеческий интеллект, на разум, на науку. Рациональность
(рациональное), изначально определяемое как то, что относится к разуму, устанавливается и обосновывается им, проистекает из него, с развитием НТП все чаще понимается как то, что Ч. Миллс назвал «рациональностью без разума», а С.А.Левицкий – «безумной рациональностью» [5, с.322]. А сегодня уже, на рубеже тысячелетий, В. Лекторский вынужден констатировать, что в современном обществе «нарастает волна антинаучности и антирационализма, которая грозит затопить остатки здравого смысла. Влияние этой обскурантистской реакции усиливается той бедственной ситуацией, в которой в силу разных причин оказалась наука в нашем обществе и которая привела к резкому падению престижа научного знания и образования. Между тем без развитой науки, без культивирования рационального знания и рациональности в новых ее формах не существует перехода в цивилизацию ХХІ в» [5, с.5]. Действительно, в философском, да и в научном обиходе продолжает доминировать миллсовское переопределение рациональности как отлученной от разума, как свойства рассудка чисто инструментального. Это удобный для иррационалистов и мистиков всех мастей стереотип. А нам бы следовало не искать какие-то новые формы рациональности и их соединения со свободой, а обратить взоры на их изначальное понимание.
В.К. Иошкин, отказываясь от предлагаемого Никифоровым разведения рациональности и свободы деятельности, отождествления свободы и нерациональности деятельности, предлагает собственную трактовку свободы и несвободы деятельности. По его мнению, для оценки свободы деятельности, «свободы как деятельности» существует объективный критерий. Это – несогласие с действительностью. Деятельность на основе этого несогласия и есть свобода. Несвобода, напротив, есть «согласие с существующим порядком вещей и деятельность на основе согласия». Исходя из этого и разрабатывая пару категорий «свобода – несвобода», В.К. Иошкин в своей статье и затем в монографии «Свобода и несвобода бытия» почему-то связывает свободу с изменчивостью, с изменением бытия субъектом,
несогласным с наличной действительностью, а несвободу – с устойчивостью, стабильностью, способствованием неизменности бытия. Автор извлекает столь оригинальный подход к определениям свободы и несвободы из учения о неравновесных системах – синергетики. В одной из статей Е.Н. Князева и
С.П. Курдюмов оговорились: «Устойчивость и равновесность – это, так




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница