И. Г. Сацюк Байкальский государственный



Скачать 122.54 Kb.
Дата25.01.2018
Размер122.54 Kb.




И.Г.Сацюк

Байкальский государственный

университет экономики и права



ФИЛОСОФИЯ И ЭСТЕТИКА РОМАНТИЗМА: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ
В последнее время оживился интерес к истории и теории романтизма. Свидетельством тому являются созданная в 1996 году Научно-исследовательская лаборатория комплексного исследования проблем романтизма в тверском госуниверситете, научные конференции, многочисленные публикации, переиздание работ В.М.Жирмунского, А.И. Белецкого, издание произведений Н.А.Полевого, Н.Ф.Павлова, В.Ф. Одоевского, А.А.Бестужева-Марлинского, А.Ф.Вельтмана и других писателей-романтиков. Обращение к проблемам романтизма вызвано объективной необходимостью более глубокого понимания эстетико-философского опыта романтиков и его «продуктивности» для художественной культуры позднейшего времени (в частности, Серебряного века). Между тем еще далеко не все аспекты истории и теории романтизма получили достаточное осмысление. В данной статье будут рассмотрены некоторые проблемы истории романтизма, его философии и поэтики в своеобразном преломлении на русской почве, что позволит уточнить общие, основополагающие черты этого литературного направления и наметить дальнейшие пути его изучения.

Первоначально литературное направление романтизма возникает в странах Западной Европы (Франции, Германии, Англии) как реакция на последствия буржуазных революций, которые были подготовлены эпохой Просвещения и вместе с тем ознаменовали ее конец. Вместо обещанных просветителями идеалов «свободы, равенства и братства», наступила пошлость буржуазной, филистерской действительности с ее принципами материального и житейского преуспевания.

Романтики очень остро воспринимали перемены, происходившие в жизни: надежды, которыми жила лучшая часть общества, сменились теперь горьким разочарованием, «мировой скорбью». Унизительная проза современного образа жизни стала восприниматься романтиками как пошлость эмпирической, реальной действительности вообще. Весь мир, с точки зрения романтиков, раскололся на духовное и материальное: рыдала душа – смеялось тело. Поэтому для романтической литературы была характерна критика буржуазного уклада жизни, а также светской среды. Это имело место, например в широко распространенной в 1830-е годы светской повести (в «Испытании», «Фрегате «Надежда» А.А.Бестужева-Марлинского, «Княжне Мими» В.Ф.Одоевского и др.). При этом нередко писатели обращались к мотиву маскарада как знаку искусственной жизни, скованной рамками светских правил. «Маскарадом» названа повесть из светской жизни Н.Ф.Павлова. Мотив маскарада пройдет через творчество М.Ю.Лермонтова («Княгиня Лиговская», «Маскарад», «Как часто пестрою толпою окружен…»). Образ маскарада запечатлен на картине Карла Брюллова «Портрет графини Самойловой, возвращающейся с бала».

Часто романтики стремились в своих произведениях к изображению того, что выходило или выводило за пределы каждодневной реальности: дальние времена, дальние страны, экзотическая природа – все становилось поэзией. Достаточно вспомнить баллады В.А.Жуковского, южные поэмы А.С.Пушкина, кавказские повести А.А.Бестужева-Марлинского.

Существующей пошлой, безыдеальной действительности способна противостоять, считали романтики, только человеческая личность. Поэтому можно утверждать, что романтическое мироощущение – это мироощущение личности, противостоящей миру. Такое противостояние (а не «уход от действительности») давало романтику осознание собственной значительности и внутренней силы. «Весь мир против меня – как я велик!» – скажет юный М.Ю.Лермонтов.

Романтики стремились к постижению внутреннего мира человека, неповторимой индивидуальности личности. Романтизм открывает литературе психологизм. Романтики задумывались над глубокими философскими проблемами: о двойственности человеческой природы, о месте человека в кругу вечных проблем бытия, о быстротечности человеческой жизни и бесконечности Вселенной. Романтики считали, что человеческое бытие «неизмеримо богаче только его социального измерения» (1,14). Человеку бывает тесно в имеющемся конкретно-историческом пространстве, и он легко с помощью воображения погружается в иные культурные миры, многие из которых сам же и творит (например, мир античности у А.А.Дельвига, К.Н.Батюшкова). Романтик как бы вступает в неизведанные сферы собственного духовного бытия, постигая в себе самом нечто уникальное, независимое, принадлежащее только ему.

В русской литературе романтизм возникает несколько позднее, чем в Европе. Он имеет свои литературные и исторические корни, свои особенности, испытывает определенное влияние различных западноевропейских романтических направлений. Ни в одной из зарубежных литератур романтизм не существовал в таком многообразии форм и течений, как в русской литературе. До сих пор исследователи не могут охарактеризовать все из них, хотя предложено немало типологических схем, «классификаций» русского романтизма (У.Р.Фохтом, В.И.Сахаровым, Е.А.Майминым и др. исследователями).

Русский романтизм в своем развитии проходит ряд этапов:



1801-1812 гг. Это период зарождения романтического направления в русской литературе. В это время романтизм еще сохраняет тесную связь с сентиментализмом. В основном развиваются лирические жанры, а также баллада. Этот этап русского романтизма связан с творчеством поэтов-элегиков: В.А.Жуковского, К.Н.Батюшкова. В центре из произведений - элегический герой-мечтатель (“В душе моей цветет мой сад”, - скажет В.А.Жуковский). Это течение в русском романтизме называют элегическим (реже – философско-созерцательным).

1812-1825гг. Это были годы быстрого, интенсивного развития романтизма как самостоятельного литературного направления. Важнейшим явлением этого периода стала деятельность декабристов. Их творчество, в котором соединились традиции русского просвещения с романтическими устремлениями своего времени, принято характеризовать как гражданский романтизм декабристов. В это время, кроме лирических жанров, становится популярной романтическая поэма (в частности, южные поэмы А.С.Пушкина).

1826 – конец 1830-х гг. (“тридцатые годы”). Это время широкого распространения романтизма в различных жанрах литературы: поэзии, прозы, драматургии. Особое место в этот период занимает высокий, бунтарский романтизм М.Ю.Лермонтова, а также философский романтизм (В.Ф.Одоевский, Д.В.Веневитинов, поэты-любомудры). Причем термин “философский” означает не качество, не достоинство поэзии, а ее программу. Так, и В.Ф.Одоевский в цикле “Русские ночи”, и Д.В.Веневитинов в статье “О состоянии просвещения в России” говорили о необходимости создания поэзии, литературы на твердой философской основе.

Известно, что искусство всегда основано на противопоставлении идеала и действительности. В этом природа искусства. Другое дело, что в разных художественных системах соотношение идеала и действительности различно. Классицизм полагал, что социум, окружающий человека, можно переустроить на рационально-положительных началах. Сентиментализм верил в возможность переустройства человеческой души на началах добра, сопереживания, сочувствия.

Романтизм разочаровался и в том и в другом. И на почве этой глобальной, всеобщей разочарованности возникает идеал романтический: идеал-мечта, идеал истинной гармонии, дружества, красоты, любви, абсолютизирующий духовный принцип бытия. Романтики называли такой идеал-мечту “чистым” как признак совершенства.(“Гений чистой красоты” у В.А.Жуковского). Романтик понимает, что его идеал неосуществим, что он всегда останется только мечтой – но к нему можно стремиться, тянуться. Отсюда следовало сложное психологическое состояние романтика: покой мог быть обретен “в бурях”, так как мятежное, “неспокойное” состояние духа романтиками признается психологической нормой, тогда как спокойствие – пошлостью. Не случайно “Парус” М.Ю.Лермонтова считается символом романтической поэзии. Так реализуется основной принцип романтического искусства: резкое противопоставление идеала и действительности, то есть того, что есть, и того, что желаемо, возможно.

Эпоха романтизма создала свою философскую концепцию мироздания, Вселенной. Мир многомерен, таинственен и бесконечен. По логике романтизма, он распадается на две сферы: бесконечную, макрокосм (это вся Вселенная с ее “иными мирами”, природа, мир “потусторонний”) и эмпирическую, конечную, микрокосм (человек). Единый вселенский разум, считали романтики, живет и в человеке, и в мире. Человеку дано постичь тайну Вселенной, потому что он сам ее сын, “он одного с ней состава” – “плоть от плоти, кровь от крови, в нем живут те же стихии, действует тот же разум” (2, 151). Поэтому М.Ю.Лермонтов мог сказать, что улыбка Вадима “заключала в себе всю Вселенную”.

Однако диалектика “иных миров” и реальности в философии романтиков весьма своеобразна: это одновременно и их противопоставление, и их соприкосновение. Это соотношение находит выражение в частности в романтическом двоемирии (романтической двуплановости), а также в двойных мотивировках (3).

Идея романтического двоемирия воплощалась в произведениях романтиков по-разному. Романтический герой всегда живет как бы в двух сферах, двух мирах: в мире обыденном, среди обыкновенных людей, но одновременно и в мире грез, фантазий, ощущая свою связь с бесконечным. Таковы Вадим из одноименного лермонтовского романа, Михаил Платоныч из “Сильфиды В.Ф.Одоевского, Антиох из повести Н.А.Полевого “Блаженство безумия” и др.

Для выражения многомерности мира, в котором живет человек, романтики нередко прибегали к фантастике ( например, В.А.Жуковский в балладах, А.Погорельский в “Лафертовской маковнице”).

Идея романтического двоемирия находит своеобразное воплощение в творчестве В.А.Жуковского: он называет это “невыразимым”. “Невыразимое” может означать многое:



  • Это и чувства человека, невыразимые в своей сути:

Имя где для тебя?

Не сильно смертных искусство

Выразить прелесть твою!

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Я могу лишь любить,

Сказать же, как ты любима,

Может лишь вечность одна (4, 262).

  • Это и мир природы – таинственной и непостижимой - в стихотворении “Невыразимое”:

Но льзя ли в мертвое живое передать?

Кто мог создание в словах пересоздать?

Невыразимое подвластно ль выраженью?.. (4, 287).

  • Это и поэтическое вдохновенье, которое испытывает художник или обычный человек, воспринимающий произведение искусства. Тогда его посещает “гений чистой красоты”:

Ах, не с нами обитает

Гений чистой красоты;

Лишь порой он навещает

Нас с небесной высоты;

Он поспешен , как мечтанье,

Как воздушный утра сон;

Но в святом воспоминанье

Неразлучен с сердцем он! (4, 119).

  • Это и мир небытия (или инобытия), куда уходят души людей после смерти (“На смерть Пушкина”, стихи протасовского цикла).

Романтизм выдвигает в центр изображения совершенно нового героя – героя романтического, яркую индивидуальность, утверждая самоценность человеческой личности, взятой отдельно, изолированно от общества и как бы вырванной из системы существующих связей. Делалось это не из-за “неумения” романтиков, а вследствие вполне определенной философско-эстетической установки: индивидуализм героя становился средством его самозащиты от нивелирующего влияния среды. “Быть как все” для романтика было недопустимым. Когда лермонтовский Вадим хочет унизить, оскорбить Ольгу, он находит самые уничижительные, с его точки зрения, слова: ”Ты – как обыкновенная женщина…”

В русской литературе существовали в основном следующие типы романтических героев: элегический герой – мечтатель или эпикуреец (лирический герой В.А.Жуковского, К.Н.Батюшкова), творческая натура – художник, музыкант, поэт (таковы герои произведений В.Ф.Одоевского, Н.А.Полевого), герой, воплощающий собой бунтарское, мятежное начало (лирический герой поэзии декабристов, юного М.Ю.Лермонтова).

Романтический герой всегда находится в резко конфликтных отношением с окружающими. Поэтому одним из важнейших структурообразующих элементов романтической литературы является особый тип конфликта – романтический (5, 31-33).

Романтики поставили вопрос о воспитании души человека, о самовоспитании души. У В.А.Жуковского есть стихотворение “Теон и Эсхин”, которое называют поэтическим манифестом романтиков. В нем говорится о двух друзьях юности, пути которых в жизни разошлись. Каждый прожил жизнь по-своему, и вот на закате дней они вновь встретились. Эсхин познал в жизни все: богатство, славу, веселье, любовные наслаждения, но счастливым это его не сделало. Уставший, опустошенный, он возвращается к “брегам благовонным Алфея”, где прошло его детство. В.А.Жуковский находит точную метафору для передачи душевного состояния Эсхина:



И роскошь, и слава, и Вакх, и Эрот -

Лишь сердце его изнурили;

Цвет жизни был сорван; увяла душа,

В ней скука сменила надежду (4, 272).

Другой человек, Теон, всю жизнь прожил на одном месте. Он никогда не был богат, не гонялся за славой, за удачей. Но у него в жизни была любовь. После смерти горячо любимой жены он полон воспоминаньями об “единстве их душ”. Казалось бы, ситуация парадоксальная: Теон, как будто ничего в жизни не знавший, счастлив, а Эсхин, вскусивший все возможные блага жизни, счастливым не стал. Но В.А. Жуковский считает, что это закономерно. Блага внешнего мира не делают человека счастливым. Человек попадает в зависимость от него, он внутренне не свободен. Его жизнь омрачена постоянным страхом того, что в один миг все внешние атрибуты “счастливой” жизни могут исчезнуть. Поэтому Теон говорит Эсхину:



Что может в минуту разрушить судьба –

Эсхин, то на свете не наше;

Но сердца нетленные блага: любовь

И сладость возвышенных мыслей – вот счастье! (4, 273).

Главное для В.А.Жуковского как истинного романтика – ценности духовного порядка: любовь, единение душ, дружество. Нужно воспитать свою душу так, чтобы сделать ее неуязвимой для мира внешнего, считали романтики. Однако на практике, то есть в жизни, не всегда получалось так, потому что душа романтика необыкновенно ранима, чутка, восприимчива. Это было еще одной причиной внутренней, психологической напряженности души романтика. Об этом писал Н.А.Полевой: ”Моя душа хрупка и прозрачна, словно сделана из тончайшего стекла. И от каждого удара судьбы она разбивается все более и более. И холодные острые осколки впиваются в нее, принося невыносимые страдания” (6, 509). О том же размышлял юный М.Ю. Лермонтов: “И пришла буря, и прошла буря; и океан замерз, но замерз в поднятыми волнами; храня театральный вид движения и беспокойства, но в самом деле мертвее, чем когда-нибудь» (7, 542).

Совершенно по-особому романтики относились к изображению природы в литературе: она - воплощение божественного начала и вместе с тем одушевлена, одухотворена, живет своей таинственной жизнью.

Безмолвное море, лазурное море,

Стою очарован над бездной твоей.

Ты живо; ты дышишь; смятенной любовью,

Тревожною думой наполнено ты (4, 298).

Но романтики при этом делали акцент на следующем. Они исходили из философской идеи о неразрывности существования человека и Вселенной (макрокосма и микрокосма), о сопричастности судеб человека и природы. И поэтому силы природы небезразличны к человеку. Описания природы у романтиков обычно не самоценны, а почти всегда находятся в тесной связи с выражением внутреннего состояния человека. Отсюда следовал прием психологического параллелизма (или по принципу гармонии, или по принципу контраста) в изображении природы и состояния человека. А.Н.Веселовский называл описания природы у В.А.Жуковского “пейзажами души”. Человек не одинок в мире: он - пусть бренная и конечная – часть бесконечной и вечной природы. В.А.Жуковский даже говорит о своем таинственном общении с “душой” природы:



Я на брегу один… окрестность вся молчит…

Как привидение, в тумане предо мною

Семья младых берез недвижимо стоит

Над усыпленною водою.
Вхожу с волнением под их священный кров;

Мой слух в сей тишине приветный голос слышит;

Как бы эфирное там веет меж листов,

Как бы невидимое дышит;
Как бы сокрытая под юных древ корой,

С сей очарованной мешаясь тишиною,

Душа незримая подъемлет голос свой

С моей беседовать душою (4, 55).

Ощущение тесной, метафизической связи человека с миром природы, со Вселенной очень укрепляло романтиков в жизни. Не случайно в финале элегии В.А.Жуковского “Вечер” (а заканчивается она глубоко символически: природа оживает в наступлением нового дня) выражена мысль о бесконечности жизни как таковой: на могилу поэта придут новые влюбленные – значит, жизнь продолжается:



Так, петь есть мой удел… нодолго ль?.. Как узнать?..

Ах! скоро, может быть, с Минваною унылой

Придет сюда Альпин в час вечера мечтать

Над тихой юноши могилой! (4, 50).

У позднего М.Ю. Лермонтова (в поэме “Мцыри”, в романе “Герой нашего времени”) будет присутствовать иное, уже не романтическое восприятие взаимоотношений человека и природы. На смену их единству придет ощущение распавшейся связи человека и природы, понимание того, что природа и человек – равноправные, но разные реальности, существующие независимо друг от друга. Для романтиков же важным было утверждение мысли о родстве человека и природы: мироздание говорит с человеком языком стихий, природы, и этот язык понятен ему.



Таким образом, философско-эстетические представления романтиков открывали человеку новое понимание его места и роли в мироздании, давали возможность постичь самого себя. Романтизм провозгласил устремленность личности к безграничной свободе и абсолютному совершенству. Художественные открытия романтиков оказали значительное влияние не только на творчество писателей позднейшего времени, но и на развитие философско-гуманистических идей человечества, его духовной культуры. Этим определяется необходимость более глубокого и внимательного изучения эстетического и художественного опыта романтиков.
Библиографический список


  1. Человек: Мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмертии. XIX век. – М., 1998.

  2. Милюгина Е.Г. Романтический образ поэта-пророка в свете эзотерической традиции // Романтизм: Грани и судьбы. – Тверь, 1998. –Ч. 2.

  3. См. об этом: Сацюк И.Г. Система мотивировок в прозе М.Ю. Лермон-това (“Вадим”, “Княгиня Лиговская”, “Герой нашего времени”) // Филологические науки. – 1987. - №3, - С. 13-19.

  4. Жуковский В.А. Сочинения: В 3 т. – М., 1980. – Т. 1.

  5. Манн Ю.В. Поэтика русского романтизма. – М., 1976.

  6. Полевой Н.А. Избранные произведения и письма. – Л., 1986.

  7. Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений : В 4 т. – М.- Л., 1959. – Т. 4.






Каталог: doc
doc -> Феномен этнокультурной толерантности в музыкальном образовании
doc -> Практикум по этнологии: учебно-практическое пособие. Часть 2 / Составители Т. А. Титова, В. Е. Козлов; науч ред. Е. В. Фролова, М. В. Вятчина. Казань, 2014. 52с
doc -> Международная организация труда
doc -> Планы семинарских занятий по философии для студентов всех специальностей Уфа 2013
doc -> Контрольная работа и методические рекомендации к ней для студентов заочной формы обучения по дисциплине «Основы философии»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница