И. А. Ильин о формах государственной власти М. Н. Начапкин



Скачать 225.89 Kb.
страница1/2
Дата30.07.2018
Размер225.89 Kb.
  1   2

И. А. Ильин о формах государственной власти

М. Н. Начапкин

Иван Александрович Ильин (1883–1954) – выдающийся русский ученый-правовед, религиозный философ. Он был одним из тех знаменитых русских мыслителей, которые вобрали в себя все положительные результаты работы общественно-политической мысли XIX столетия и развивали их в начале XX века. Ильин пережил русскую революцию 1917 года и большевизм. Обогащенный этим, исключительным по своему значению духовным, социальным и политическим опытом, он продолжал свое идейное творчество до самой Второй мировой войны и даже после нее 1 .

Формы государственной власти всегда интересовали Ильина. Над главным трудом своей жизни, книгой «О монархии и республике», он работал 46 лет. Первым естественным союзом, объединяющим людей, Ильин считал семью. Человек научился в семье первым совестливым движениям сердца, а затем поднялся от нее к дальнейшим формам человеческого единения, в частности к государству, которое является союзом духовно-солидарных людей 2 . Однородность духовной жизни, совместность духовного творчества и общность духовной культуры составляют подлинную основу всякого государственного единения. Ильин отмечал, что, к сожалению, основная масса людей политически неграмотна и думает, что государство – это изобретение и орудие дьявола. Однако нельзя понимать государство как формальную систему насилия, как организацию безнравственного притеснения слабых сильными. В идее государства содержится здоровая и глубокая сущность 3 . Ильин был последователем Платона и Аристотеля и считал, что государство создается для внутреннего мира и осуществляется через правосознание. По Платону, государство – это не произвольное учреждение, вызванное необходимостью удовлетворения только физических потребностей жизни, это необходимая форма для развития всей высшей духовной жизни. Основу государства составляет духовная связь между людьми, которая создает правила внешнего поведения граждан 4 . Ильин отмечал, что те политики и монархи, которые не понимают духовную сторону государства, стремятся так организовать государственную жизнь, как если бы она сводилась только к механически осуществляемым внешним поступкам, оторванным от внутреннего мира и духовных корней человека. Такая особенность характерна прежде всего для тоталитарных государств, в которых исчезает подлинная стихия народной жизни и царит система мертвящего принуждения 5 .

По мнению Ильина, государство в своем здоровом осуществлении всегда совмещает в себе черты корпорации с чертами учреждения: оно строится и сверху – по принципу властей опеки, и снизу – по принципу самоуправления. С одной стороны, «государство… есть духовный союз людей, обладающих зрелым правосознанием и властно утверждающих естественное право в братском, солидарном сотрудничестве» 6 , то есть государство – это корпорация, состоящая из активных, полноценных и равноправных граждан, имеющих право самоуправления. Однако есть государственные дела, которые могут вестись только по принципу властного предписания. Поэтому, с другой стороны, «государство есть организация… публично-правовая, властно-повелительная, обязательно-принудительная» 7 .

Государство имеет форму правления, которая определяется прежде всего уровнем правосознания, историческим опытом народа, территориальными размерами страны, климатом, природой. Исторические и географические условия, при которых происходит формирование государств, различны. Это обстоятельство приводит к появлению различных форм правления, поэтому не существует единой государственной формы правления, лучшей для всех времен и народов 8 . Форма государственного устройства должна соответствовать национальному правосознанию, нелепо навязывать монархический строй народу с республиканским правосознанием или вовлекать народ с монархическим правосознанием в республику 9 .

Рассматривая две главные формы государственного устройства, монархию и республику, Ильин задает вопрос: по каким признакам можно различить эти формы? Обычно монархию от республики пытаются отличить по правовому положению верховного государственного органа. Считается, что верховный орган государства имеет право принимать решающее участие в законодательстве и управлении. Однако только по этому одному признаку трудно отличить монархию от республики. И в монархии, и в республике верховный орган власти является единоличным – это персона монарха и персона президента. Даже порядок наследования власти по закону и по родству не является устойчивым признаком монархии. В российской истории имеются примеры, когда вместо наследных монархов правили избранные государи. Ильин приходит к выводу, что никакие внешние признаки не могут отличить и определить эти формы государственного устройства, суть их лежит внутри, в монархическом и республиканском правосознании народа. Философ рассматривал правосознание граждан как один из основных параметров, регулирующих деятельность государства: «Держится правосознание – и государство живет; разлагается, мутится, слабеет правосознание – и государство распадается и гибнет. Правосознание же состоит по существу своему в свободной лояльности» 10 . Он считал, что главной задачей правителей является воспитание национального правосознания, то есть обучение граждан добровольному соблюдению законов. Человека делает гражданином не формальное подданство, а духовная солидарность с государством, принятие государственной цели. Гражданин помимо личных интересов и целей принимает близко к сердцу и интересы государства как свои собственные.

В результате анализа роли государства в общественной жизни Ильин получил следующие основные выводы. Во-первых, человек участвует в жизни государства как живой организм с внутренним духовным миром. Во-вторых, сам политический организм – государство – имеет духовную природу. В-третьих, народ, потерявший чувство духовного достоинства, личной ответственности и государственного смысла, неизбежно погубит свое государство. В-четвертых, всякое механическое подражание и заимствование государственной формы гибельно как для народа, так и для страны.

Монархическая форма правления – «персональное единовластие» – является очень древней формой. Для понимания сущности монархического правосознания необходимо иметь в виду его религиозную природу. Люди с таким типом правосознания считают, что монархическая власть от Бога. Царь воспринимается не только как отец, в котором сосредоточена преемственно вся власть предков, но и как воплотившаяся частица Божества. Эти «особые» качества монарха являются, с одной стороны, источником его чрезвычайных полномочий, с другой – основой чрезвычайных требований к нему 11 . Религиозное восприятие власти особенно плодотворно в тех случаях, когда оно пробуждает в монархе и народе мудрость и жертвенность совместного правосознания 12 . Нравственной основой монархии является доверие народа к царю. Как и всякий политический режим, монархия живет и творит, исходя из душевно-духовного настроения, владеющего народом 13 . Власть царя-самодержца, по Ильину, должна быть самодержавной и неограниченной. Он четко разделял понятия «царь-самодержец» и «царь-тиран». Царь-самодержец служит нации и всеми средствами пытается сохранить в ней монархическое правосознание. Царь-тиран – это монарх, извращающий свое призвание, свою национально-политическую функцию, подрывающий монархическое правосознание в своем народе и монархическую форму государства 14 . Главную опасность монархического правосознания философ видит в том, что народ может безоглядно доверять недостойному монарху, обрушившему на страну бедствия в виде террора, произвола и разорения.

Ильин выделяет склонность монархического правосознания к патриархально-семейственному содержанию государства, культуре рангов в человеческих отношениях. Идею, что все люди равны и разумны, он называет одной из самых древних человеческих слабостей. Люди от природы разнокачественны, разноценны и поэтому не равны в своих правах 15 . Монархическое правосознание акцентирует свое внимание на человеческих несходствах, особенно на различиях в рождении, наследственности, воспитании, одаренности.

Если монархическое правосознание олицетворяет государственную власть и народ, то республиканское правосознание стремится к растворению личного и единоличного начала, а также и самой государственной власти в коллективе 16 . В отличие от монархического правосознания республиканское сосредоточивает внимание на человеческих сходствах, потребностях, эгоистическом интересе, требовании личной и политической свободы. Для людей с республиканским правосознанием характерны утилитарно-рассудочное восприятие жизни и безрелигиозная трактовка государственной власти.

Анализируя работы Ильина, можно заметить его явную симпатию к монархии и негативное отношение к республике. Под термином «монархия» у него скрывается положительный образ России. С самого начала российское государство строилось князьями и монархами: в период домонгольского расцвета Киевской Руси, в эпоху татарского ига и освобождения от него, в эпоху возвышения Москвы, в эпоху возвышения Петербурга, в эпоху имперского и императорского объединения России, в эпоху освобождения крестьян и предреволюционного роста 17 . В истории России республиканская форма правления отмечается только в периоды разложения и провала: в эпоху Смуты 1609–1612 годов (московская Семибоярщина) и с 1917 года (советская республика). Сравнение времени существования монархии и республики позволяет говорить о монархии как об исторической форме правления в России.

Монархия обладает для Ильина целым рядом несомненных достоинств. Прежде всего, монарх – это символ единства страны. Он возвышается над партиями и национальностями. Кроме того, в легитимной монархии еще одно бесспорное преимущество – отработанный веками механизм передачи власти наследнику, которого с детства готовили к высокой роли. Идеальная монархия, считает Ильин, не должна быть ни бюрократической, ни централизованной, ни грубо-насильственной. Она должна быть близка к народу, ответственно и творчески, с «чистыми руками» выполнять свой долг жертвенного служения 18 . По сравнению с республиканцами, которые не имеют чувства ответственности, не знают ни веры, ни правосознания, ни хозяйства, ни истории народа, судьбой которого они хотят распоряжаться, монарх является лучшим защитником страны и нации. Однако, отдавая предпочтение монархии, Ильин выделял в республике полезные черты: «Демократия заслуживает признания и поддержки лишь постольку, поскольку она осуществляет подлинную аристократию, т. е. выделяет кверху лучших людей» 19 . К лучшим людям он относил искренних патриотов, идейно-творческих, государственно-мыслящих, опытных, умных, волевых, ответственных и честных граждан.

Ильин выделял демократию формальную и демократию творческую. Формальная демократия – это демократия западного типа, арифметическая, делающая ставку на человеческий атом и позволяющая отдельным персонам манипулировать общественным мнением в своих эгоистических интересах. Западную демократию он назвал порочной: «Когда наблюдаешь из года в год политическую жизнь в формальных демократиях Запада, то изумляешься тому, до какой степени здесь начало количества подавило и вытеснило требования качественности» 20 . Для России путь западной формальной демократии является гибельным. Творческая демократия – это демократия качественности, ответственности и служения, которая воспитывает самоуправляющегося, внутренне свободного гражданина.

Монархическое правосознание содержит элементы консерватизма. Монархист не склонен к легкому новаторству, он неохотно решается на радикальные реформы и, во всяком случае, берется за них только тогда, когда они назрели 21 . Он считает, что лучшее неизвестное может погубить уже имеющееся благо, что лучше не менять сложившийся привычный порядок и не рисковать, пускаясь в политические реформы. Склонность монархического правосознания сохранять существующие институты, опасаться радикальных реформ обусловлена религиозными и ранговыми основами. За эту осторожность в проведении реформ на монархистов был навешен ярлык «реакционеров», с чем Ильин был категорически не согласен: «Монархический консерватизм требует соблюдения наличного и недоверия к новшествам, а совсем не “движения вспять”» 22 . Он отвергает утверждение, что монархия всегда означает реакцию, а республика – прогресс. В истории России были цари и монархисты, которые проводили глубокие реформы, например, князь В. В. Голицын, А. А. Ордин-Нащокин, П. А. Столыпин. Но конечно, главный источник прогресса в монархиях – это сами государи. История свидетельствует о тех великих монархах, которым народы были обязаны своим хозяйственным и культурным расцветом. По мнению Ильина, не следует преувеличивать ни консервативность монархического правосознания, ни новаторство республиканского.

В эмиграции в 1948–1954 годов Ильин опубликовал ряд статей, позднее изданных в двухтомнике под названием «Наши задачи». Без всякого преувеличения следует отметить, что он в те годы был ведущим теоретиком российской эмиграции. Политические взгляды Ильина можно определить как консервативно-либеральные: «Он был и остался государственником и почвенником, которому были чужды анархизм, максимализм, утопизм и беспочвенность… Подобно П. Б. Струве, он был либеральным консерватором… носителем волевой идеи, мыслителем, борцом… активно и жертвенно боровшимся за дух и свободу, за право и правду, за торжество одухотворенной государственности и христианской культуры» 23 . В его статьях были сформулированы новые идеи и общие принципы, которые помогли бы россиянам самостоятельно решить задачу возрождения России после падения коммунистического строя. Ильин предупреждал, что решить эту задачу по силам политикам, умеющим самостоятельно мыслить, способным к независимым суждениям, а не доктринерам, выучившим наизусть чужие идеологические или экономические программы. Политическая деятельность требует от человека, идущего во власть, большой идеи, чистых рук, жертвенного служения, высокой образовательной и профессиональной квалификации. Только люди с религиозно и нравственно сильным характером смогут проводить политику компромисса, не роняя ни своего авторитета, ни авторитета государственной власти. Основной тезис его статей – новую Россию нужно строить не произволом, а правом.

В «Наших задачах» Ильин также подводит итог исследованиям русской идеи, которая, по его мнению, есть идея православного христианства. Безбожие разлагает в человеческой душе все священные консервативные основы жизни: веру, совесть, честь, любовь к отечеству, верность, чувство ответственности, чувство ранга, справедливость и дисциплину. Возродить Россию может только цельная и искренняя вера в Бога: «Я, – писал Ильин, – считал и считаю, что начинать обновление и возрождение России надо изнутри, из обновления воли и души… Без веры, родины и семьи нет духовно почвенного, органически верного, к творчеству призванного человека» 24 .

Ильин разделял основные принципы Русского Христианского Трудового движения (Вера, Родина, Семья), возникшего в российской эмиграции в середине 30-х годов XX века. Он считал, что задачи эмиграции состоят в раскрытии перед мировым общественным мнением правды о губительной политике коммунистов 25 , внимательном изучении процессов, происходящих в СССР, и разработке плана возрождения России. События, происходившие в советской России, убеждали Ильина в том, что люди чести, опыта, русского патриотизма планомерно уничтожаются большевиками, а население превращается в чернь (то есть массу, нравственно разнузданную и лишенную чувства собственного достоинства, не имеющую ни чувств ответственности, ни свободной лояльности), лишенную своих корней. Беспочвенность населения была связана с масштабными процессами террора, коллективизации и индустриализации, в результате которых миллионы людей оказались в лагерях или были отправлены на стройки народного хозяйства. Ильин в этот период много пишет о воинствующем богоборчестве большевиков, уничтожении представителей духовенства, церквей и монастырей.

Философ рассматривает вопрос о причинах появления в России тоталитаризма и развязывания Гражданской войны. Он совершенно справедливо полагал, что возникший тоталитарный строй не является случайным явлением, он родился из качественного снижения и духовного вырождения демократии. Большевики опирались на людей злой, порочной воли, без чести и совести. Именно на таких людях лежала ответственность за развязывание Гражданской войны, этого взрыва ненависти, этого психоза ненависти, распространяющегося все дальше и захватывающего все новые слои общества 26 . Гражданская война разрушила все нравственные устои и стала самым большим злодейством против отечества. Именно во время Гражданской войны и социальных потрясений сформировалось большевистское тоталитарное государство. Сущность тоталитаризма состоит не столько в особой форме государственного устройства (демократической, республиканской или авторитарной), сколько в объеме управления, который становится всеобъемлющим. Ильин подвергает резкой критике тоталитарное государство за то, что оно беспредельно расширяет свое вмешательство в жизнь граждан, включает их деятельность в объем своего управления и принудительного регулирования. Тоталитарное государство исходит из того, что самодеятельность граждан не нужна и вредна, а свобода граждан опасна и нетерпима. Оно основано на последовательной диктатуре, однопартийной системе, всепроникающем сыске, беспощадном терроре. Установившийся режим «антисоциален потому, что убивает свободу и творческую инициативу; уравнивает всех в нищете и зависимости… проповедует классовую ненависть вместо братства; правит террором, создает рабство и выдает его за справедливый строй» 27 .

Советский тоталитаризм нанес большой вред русскому народу. Он разлагал души людей, прививая им целый ряд больных навыков: политическое доносительство, притворство, ложь, утрату чувства собственного достоинства и почвенного патриотизма, раболепство, страх. Для их преодоления необходимы время, честное и мужественное самосознание, очистительное покаяние, новая привычка к независимости, духовному воспитанию. Философ предупреждал, что тоталитарный режим не будет преодолен до тех пор, пока люди не очистят свои души от морального разврата, не научатся прямо, мужественно, самостоятельно и независимо отстаивать свои убеждения, «…до тех пор, пока это обновление духа не состоялось, надо предвидеть, что всякая попытка ввести в стране последовательный демократический строй будет приводить или к правлению черни, или же к новой тоталитарной тирании справа» 28 .

В своих работах Ильин ясно и четко сформулировал задачу: России в посткоммунистический период нужен новый социальный строй, включающий правовую свободу, начала частной собственности и инициативы, сохраняющий национальные интересы. Этот строй должен исходить из ценности, уникальности человеческой личности: «Человеку нужны прежде всего – достоинство и свобода; свобода убеждений, веры, инициативы, труда и творчества» 29 . Новое общество должно поощрять и развивать предпринимательскую деятельность, добиваться справедливого хозяйствования. Философ выступал за социальную ответственность бизнеса, основанную на христианских ценностях.

Значительная часть статей, опубликованных в «Наших задачах», включает размышления Ильина о форме правления, предпочтительной для России, об организации системы выборов, о создании нового правящего слоя. Мыслитель постоянно подчеркивал, что для новой России оптимальной формой правления является самодержавная монархия, которая соответствует русской истории, географическим и климатическим условиям, религии, культуре и правосознанию народа. Новой России нужен государь, способный своей сильной волей всех примирить и объединить, обеспечить справедливость, законность и благоденствие для всего населения страны. При определенных обстоятельствах, писал Ильин, будущий русский государственный строй должен стать синтезом лучших и священных основ монархии с тем здоровым и сильным, чем держится республиканское правосознание: «Единовластие примирится с множеством самостоятельных изволений; сильная власть сочетается с творческой свободой; личность добровольно и искренне подчинится сверхмощным целям; и единый народ найдет своего личного Главу, чтобы связаться с ним доверием и преданностью» 30 . Мыслитель рассматривал самодержавную монархию как явление правовое. Самодержавный монарх находится в подчинении закону, знает пределы своей власти и не посягает на права, ему не присвоенные. Самодержавие не исключает ни местного самоуправления, ни народного представительства.

Однако, несмотря на свою любовь к монархии, Ильин не предрекал России непременно только монархическое будущее. Он писал, что для возрождения новой самодержавной монархии, свободной от ошибок и преступлений старой монархии, в самом народе должна назреть нравственная и религиозная потребность в монархе 31 . Но так как российский народ отвык от царей, ему необходимо на время отказаться от монархической политической программы. И. И. Евлампиев отмечает реализм и гибкость взглядов Ильина в вопросе о будущем государственном устройстве России: «Консерватор и монархист по своим поздним убеждениям, Ильин, однако, старался сделать свои взгляды в отношении России более гибкими, в частности высказывался против прямолинейного требования немедленного восстановления монархии в России…» 32 Ильин, по мнению И. И. Евлампиева, все же был уверен, что со временем монархия в России будет восстановлена, так как западная демократия и республиканский строй принципиально расходятся с основами русского национального характера.

Ильин видел два пути развития посткоммунистической России: или диктатура тоталитарного направления, то есть возврат к прошлому, или полное обновление демократического принципа и создание общества творческой демократии. Второй путь развития рассчитан на долгие годы, так как опасно быстро переходить к демократической форме правления, не имея к ней ни исторического навыка, ни культуры правосознания. Этот путь предполагает воспитание в народе культуры законности, свободы, ответственности. Для установления демократии в России необходим политический опыт, который появится со временем. Пройдут долгие годы успокоения, возврата к частной собственности, началам чести и ответственности, писал Ильин, прежде чем россияне будут в состоянии провести осмысленные, а не гибельные политические выборы.

Одним из условий создания творческой демократии является свобода. Народ должен ценить свободу, нуждаться в ней и бороться за нее, иначе говоря, он должен овладеть «искусством свободы». Если народ не поймет, для чего ему нужна свобода и не сумеет ею воспользоваться, то он легко отдаст ее любому авантюристу. Свобода – это не вседозволенность, а замена внешней связанности самодисциплиной. Свободный народ сам должен знать свои права, сам должен держать себя в пределах закона. Второй предпосылкой создания демократии является достаточно высокий уровень правосознания граждан. Человек со здоровым правосознанием законопослушен и способен участвовать в работе выборных органов в интересах общества. Для Ильина «правосознание есть особого рода инстинктивное правочувствие, в котором человек утверждает свою собственную духовность и признает духовность других; отсюда и основные аксиомы правосознания: чувство собственного духовного достоинства, способность к самообязыванию и самоуправлению и взаимное уважение и доверие людей друг к другу» 33 . Отсутствие здорового правосознания народа в демократическом обществе неизбежно приводит к злоупотреблениям властью и преступлениям. Третья предпосылка создания творческой демократии заключается в хозяйственной самостоятельности гражданина, его личной способности содержать семью. Только материально независимый человек способен к независимым суждениям, неподкупному волеизлиянию и голосованию в политике.

Ильин предполагал, что развитие капитализма в России может резко противопоставить друг другу все возрастающее богатство одних и все возрастающую бедность других. Чтобы не допустить абсолютной зависимости неимущего гражданина от имущего, государство, по его мнению, должно проводить продуманную хозяйственную политику, сдерживать уровень безработицы. Живое чувство государственной ответственности у народа является четвертой предпосылкой творческой демократии. Народ, лишенный чувства государственной ответственности, не способен к народоправству и погубит все дело. Кроме того, демократия требует от народа государственно-политического кругозора, чувства долга, неподкупности. Важными и необходимыми условиями демократии являются наличие минимального образовательного уровня и осведомленности у избирателя, которые позволяли бы ему правильно оценить кандидатов в выборные органы власти и предлагаемые ими программы.

Государство для Ильина немыслимо без понятия солидарности граждан. Эта исторически-национальная ткань солидарности воспитывается трудом, семейным правосознанием, религиозным чувством. Если нет солидарности граждан, то и консервативное устройство государства становится невозможным. Идеалом государственного устройства в постсоветский период для Ильина была твердая, национально-патриотическая и по идее либеральная диктатура, помогающая народу выделить в правящий слой свои лучшие силы, воспитывающая народ в стремлении к свободной лояльности, самоуправлению и органическому участию в государственном строительстве.

Таким образом, Ильин считал, что в новой России должна быть сильная государственная власть. Необходимость такой власти обусловлена огромными размерами страны, многочисленностью населения, многообразием национальных, религиозных, климатических различий, слабостью общественной дисциплины, постоянным присутствием военной угрозы. Сильная власть проявляется прежде всего в ее высоком духовно-нравственном авторитете. Это национально-убедительная власть, верная, неподкупная, строго надзирающая за выполнением законов. Духовный авторитет власти тем больше, чем она независимее. Власть, зависимая от капитала, международных организаций, политических партий, не будет пользоваться у народа ни уважением, ни доверием.

Государственный строй новой России, считал Ильин, должен быть по форме унитарным, а по духу федеративным. Это значит, что единство страны и центральной власти не должно ставиться под сомнение. Сильная власть должна выделить сферы областной и национальной самостоятельности и децентрализовать все, что можно децентрализовать без опасности для единства России. Подлинная федерация возможна только там, где властям различных уровней и народу присущи искусство соглашения и дар политического компромисса.

Ильина волновала проблема формирования нового правящего слоя. Не случайно целая серия его статей была опубликована под заголовком «Править должны лучшие». Он пишет, что «народ нередко выбирает не лучших, а угодных ему льстецов и волнующих его бессовестных демагогов…» 34 . Поэтому цель и задача выборов – отбор лучших – должна быть подсказана народу национальной диктатурой, которая должна предлагать, но не навязывать народу своих кандидатов. После нескольких десятков лет большевистской диктатуры и террора российский народ будет нуждаться в помощи и контроле мыслящего центра для выбора лучших людей. Выборы не должны быть брошены на волю случая, пустого количества и закулисной интриги. При этом важно, чтобы народ сохранил свободу и мог контролировать диктатуру: «Помощь и контроль должны быть одновременными и взаимными, а отбор должен быть совместным и общим» 35 . Он пишет, что было бы большой ошибкой после падения большевизма предоставить избирательное право всему населению. Граждане должны быть подготовлены для этой формы правления и обладать соответствующим правосознанием. Демократия легче всего дается человеку, имущественно стоящему на своих ногах: крестьянину-собственнику, людям среднего класса, квалифицированному рабочему. Часть народа, потерявшая за время революции, коллективизации и индустриализации жилье, оседлость, крепость семьи и уважение к труду, стала беспочвенной. Обнищавший же народ, опустившийся до состояния черни, погубит всякое народоправство. Таким образом, одним из условий создания демократического государства Ильин считает духовное воспитание людей. Должны быть преодолены большевистские соблазны «свободы» от Бога, от духа, от совести, от национальной культуры, родины.

Во всенародном выборе граждан должен участвовать весь народ по селам, поселкам, заводам и городским участкам. Выборы нужно сделать качественными, ответственными, чтобы в депутаты не мог проникнуть авантюрист или прожженный политикан. Необходимо отказаться от больших избирательных округов и обратиться к малым округам, где все люди хорошо знают друг друга. Ильин негативно оценивал деятельность политических партий и выступал против выборов по партийным спискам: «Выборы должны быть не подсовыванием партийных карьеристов партийными карьеристами, а действительным отбором лучших людей. Глупо искать всенародного спасения в безличном механизме, в партийном интриганстве, в нравственно- и религиозно-безразличном совании записок в урны и подсчете голосов» 36 . Партийные списки не дают избирателям полной информации о кандидате. Кроме того, в парламенте партийные депутаты голосуют по приказу лидера партии, не считаясь с интересами своих избирателей. России нужна избирательная система не по партийным спискам, а «…избирательная система, которая покоится на взаимном сотрудничестве народа и власти…» 37 .

Ильин выступал не за прямые выборы, а за многоступенчатые. На первой стадии будут избираться не члены Государственной думы, а выборщики, и притом выборщики выборщиков: «…села избирают волостных выборщиков, волостные избирают уездных, уездные – губернских, губернские – членов Государственной думы… Это были бы выборы общие (с повышенным качественным и возрастным уровнем), равные (ибо никто бы не имел более одного голоса) и многостепенные» 38 . Важным элементом будущих выборов должна стать их конкурсность. Правительство и народ должны предлагать своих кандидатов на равноправной основе. Так, на волостных выборах четырех кандидатов должен представлять сель-ский сход и четырех кандидатов – начальник уезда. После консультаций остаются по два кандидата с каждой стороны. Уездные и губернские выборы должны быть проведены по такой же схеме. При такой сложной системе отбора важным является не партийная принадлежность кандидата, а его годность, полезность, честность, справедливость, ум и опыт. Грядущей России нужна организованная ставка на качество.

Избирательные права должны получить мужчины начиная с 25 лет и женщины с 30 лет, но с условием, что эти права должны быть соразмерны их государственному горизонту и политической силе суждений. В соответствии с этим избирательного права должны быть лишены люди, «не разумеющие смысла свободы, долга, служения и ответственности; решительно не понимающие государства, его жизни и интересов» 39 . Из избирательных списков должны быть исключены лица, замешанные и причастные к преступлениям коммунистического режима (рядовые коммунисты – на 20 лет, члены Совнаркома, Чека, МВД – навсегда, доносчики – на 20 лет), лица порочных профессий (скупщики краденого, спекулянты, содержательницы публичных домов), члены террористических партий, пьяницы, наркоманы, уголовники, отбывшие срок, – на 10 лет, а также активные безбожники, слабоумные. Лишение избирательных прав должно происходить путем тайного голосования на собрании граждан. Общий список граждан, составленный участковым начальником, зачитывается на собрании граждан. Голосованию о лишении избирательных прав подлежал всякий, против которого было подано пять отводящих записок – без подписи, но с указанием законного основания для отвода. Записки зачитывались вслух, и отведенный имел право выразить публично свое мнение. После этого вопрос решался простым большинством при закрытом голосовании.

Предложения Ильина по ограничению избирательных прав граждан были реализованы в конце XX столетия в странах, освободившихся от коммунистических режимов, – Чехии, Эстонии, Латвии, Литве.

В статье «Основная задача грядущей России» Ильин четко формулирует принципы, на основе которых, по его мнению, должен формироваться правящий слой. Этот слой включает людей, преданных России, национально чувствующих, государственно мыслящих, которые несут народу не месть и раскол, а дух освобождения и справедливости. Основными задачами новой элиты является укрепление авторитета государственной власти, уважение к ценностям православной веры, духовной свободы, патриотическому чувству. Правящий слой – это не замкнутая каста: люди честности, ума и таланта должны получить возможность выдвижения наверх. При этом новый правящий слой должен понимать пределы государственной власти. Он призван «вести, а не гнать, не запугивать, не порабощать людей. Он призван чтить и поощрять свободное творчество народа. Он не командует (за исключением армии), а организует и притом лишь в пределах общего и публичного интереса. …России нужна власть, верно блюдущая свою меру» 40 .

Идеи Ильина о формах государственной власти, избирательной системе, организации правящего слоя являются актуальными и для современной России. Так, А. И. Солженицын в своей статье «Как нам обустроить Россию» (1990) вслед за Ильиным пишет, что судьба России не должна быть отдана на откуп политическим партиям: «Интересы партий, да и само существование их – вовсе не тождественны с интересами избирателей… Соперничество партий искажает народную волю. Принцип партийности уже подавляет личность и роль ее, всякая партия есть упрощение и огрубление личности… Никакое коренное решение государственных судеб не лежит на партийных путях и не может быть отдано партиям. При буйстве партий – кончена будет наша провинция и вконец заморочена наша деревня» 41 . А. И. Солженицын согласен с Ильиным, что «власть – это заповеданное служение и не может быть предметом конкуренции партий» 42 . Выбирать нужно не партии, а отдельных лиц. Выбранный кандидат, по его мнению, должен на весь срок своего избрания выбыть из партии и нести личную ответственность перед массой своих избирателей. В. А. Солженицын также выступает за демократию малых пространств (небольшой город, поселок, станица, волость): «Только в таком объеме люди безошибочно смогут определить избранцев, хорошо известных им и по деловым способностям и по душевным качествам. Здесь – не удержатся ложные репутации, здесь не поможет обманное красноречие или партийные рекомендации» 43 . Он уделяет большое внимание развитию земского самоуправления, которое, по его мнению, должно включать четыре ступени: местное земство (некрупный город, район); уездное земство (современный район, крупный город); областное земство (область); всероссийское земство. В. А. Солженицын предлагает ввести при избрании депутатов систему цензов, в том числе ценз возрастной (кандидат должен быть старше 30 лет) и ценз оседлости (кандидат должен быть укоренен в данной местности и тесно связан с ее интересами). Голосование при этом надо производить только за отдельных лиц, хорошо знакомых.

В XX столетии в России не было более трезвого и глубокого политического мыслителя, чем Ильин. Он еще в 1920-х годах предвидел крушение коммунистического режима в СССР, научно обосновал неизбежность этого процесса, описал особенности посткоммунистического развития России, которые уже проявляются в современной политической и общественной жизни. Ильин глубоко верил в возрождение России, но при этом предупреждал, что возрождение будет длительным, это будет результатом работы нескольких поколений.




Каталог: files
files -> Истоки и причины отклоняющегося поведения
files -> №1. Введение в клиническую психологию
files -> Общая характеристика исследования
files -> Клиническая психология
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница