Художественная модель «оптимального социума» в романе евгения таганова «слово о сафари»



Скачать 130.48 Kb.
страница1/3
Дата12.06.2018
Размер130.48 Kb.
ТипЛитература
  1   2   3

И. С. Скоропанова
ХУДОЖЕСТВЕННАЯ МОДЕЛЬ «ОПТИМАЛЬНОГО СОЦИУМА»

В РОМАНЕ ЕВГЕНИЯ ТАГАНОВА «СЛОВО О САФАРИ»
Провал Проекта Коммунизма, определявшего перспективу развития советского общества, вызвал потребность как осмысления причин большой исторической неудачи, так и разработки более приемлемых и жизнеспособных моделей общественного устройства. Литература конца ХХ — начала ХХI вв. также апробирует различные альтернативы, предостерегая от повторения прошлых и совершения новых ошибок и давая богатую пищу для размышлений. Несомненный интерес в данном отношении представляет роман Евгения Таганова «Слово о Сафари».

Указанное автором в подзаголовке жанровое обозначение — роман-хроника одновременно фиксирует принцип структурно-композиционной организации произведения, мотивирует особенности стилевой манеры и мистифицирует читателя, так как под видом хроники Таганов воссоздает сугубо виртуальную реальность и преподносит антиутопию, вбирающую в себя коды прославленных социальных утопий — от «Государства» и «Законов» Платона и «Золотой книги, столь же полезной, как забавной, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии» Т. Мора до «Базилиады» Э.-Г. Морелли и «Истории Севарамбов» Д. Вераса и работ социалистов-утопистов и теоретиков научного коммунизма с целью выявления присущего им тоталитарного и фаллократического компонента, обесценивающего идеальные устремления, что особенно заметно при попытке «сказку сделать былью».



Концептомоделирующий характер повествования акцентирует заглавие романа, отсылающее к жанру церковной проповеди, торжественного слова древнерусской литературы («Слово о законе и благодати митрополита Илариона», «Слово Кирилла Туровского», «Слово третье Серапиона Владимирского» и др.), хотя и модернизируемому почти до неузнаваемости, представляющему собой изложение основ сафаризма, нацеливающего на создание «оптимального социума». Однако повествование осуществляется не от имени самого автора, а от лица нарратора — приверженца преподносимой доктрины Кузьмина, что позволяет как бы изнутри познакомиться не только с идеями претендующих на социальное реформаторство, но и с их человеческой сущностью — запросами и интересами, психологией и нравственным обликом. Таганову же избранный прием дает возможность отстраниться, сохранить необходимую критическую дистанцию. Постулаты сафаризма проходят у него проверку практикой жизни. В связи с этим следует отметить применимость к заглавию романа еще одного значения, каким наделялось в древнерусской литературе понятие «Слово», — сказание, повесть («Слово о полку Игореве», «Слово о погибели Русской земли»). Роль такого сказания играет повествование об истории Сафари. Оно имитирует документализм и фактографизм, вплоть до указания дат описываемых событий, излагаемых в хронологической последовательности — с 1981 по 1996 гг. (куда попадают переломные годы перестройки, распада СССР, ельцинского правления). Но это квазидокументализм, призванный придать достоверность истории вымышленной, событиям, не имевшим места в действительности. И само Сафари — такой же плод фантазии, как Утопия Т. Мора, — собственно, это Утопия нашего времени, представленная в процессе ее «материализации».

Исключительность Сафари оттеняет контраст. Начинается роман с рассказа об одной дружеской компании, до поры жившей «самой обыкновенной жизнью коренных минчан: школа, местные институты, армия, скромная служба» [2, т. I, с. 9], в свободное время забиравшейся с палаткой в лес, зимой посещавшей Дворец водного спорта или у кого-то дома резавшейся до одурения в тысячу и слушавшей Высоцкого. Молодых людей отличало только «умеренное употребление алкоголя» [2, т. I, с. 9]; ни к чему особенному они не стремились, никаких сверхзадач перед собой не ставили. Так продолжалось до знакомства с Пашкой Воронцовым, с которым сблизились на шабашках, где добывали деньги для появившихся семей. Новый товарищ поразил не только своим трудоголизмом, стремлением все делать по высшему разряду, но и идеями. Застойная жизнь брежневской эпохи по программе-минимум Воронцова не устраивала — она не позволяла человеку развернуть все свои способности, придавала существованию автоматизм. Поиск «такой формулы общественного устройства, которая была бы самой сбалансированной и всех удовлетворяла» [2, т. I, с. 10], приводит будущего лидера Сафари к мысли о необходимости преодолеть взгляд на человека как на собственность государства, а на коллектив — как формальное объединение чужих друг другу людей, предоставив индивиду «экономическую автономность» и право вступать в ассоциацию с другими «экономически автономными» на основе свободного выбора и взаимного интереса, предпола­гающего общность душ и преследуемых целей. Этот путь, доказывает Воронцов, повысит заинте­ресованность в результатах своего труда и общее качество жизни, позволит преодолеть самоощущение пылинки, растворенной в массах, от которой ничего, по большому счету, не зависит, и в случае успешного развития ассоциация обретет черты полиса — экономически самостоятельного города-государства, состоящего из сообщества граждан, являющихся собственниками имущества полиса и наделенных рядом определенных прав в силу принадлежности к этому коллективу, благополучие которого создано их руками. Именно «полисизация» страны, основанная на своеобразной конвергенции социалистических и капиталистических принципов1, мыслится как перспективная модель социоорганизации. К тому же в романе она осложнена рядом факторов, чрезвычайно важных для доктрины сафаризма: труд на себя, но совмещающий личные и коллективные интересы и имеющий целью приблизить всеобщее благо; равные усилия, прилагаемые для обогащения не только материального, но и духовного2; ставка не на демократию с ее неизбежной усредненностью, а на аристократическую организацию общества, в котором должны лидировать самые лучшие — самые умные, самые талантливые, самые образованные, самые трудолюбивые, самые активные и инициативные. Предполагается, что все это вместе взятое позволит одолеть косность, уравниловку, зеленую тоску и совершить колоссальный скачок в развитие социума. Таков в общих чертах проект сафарийского коммунизма, захвативший компанию друзей, заворо­женных ошеломляющими перспективами, проступавшими из речей Воронцова. То, что для рядового советского человека казалось абсолютно недосягаемым, относящимся к области фантастики, сколько ни работай, вдруг приблизилось, предстало как осуществимое. Герой-рассказчик признается: «Да что там говорить, я сам, на что уж был наплевист, и то заразился общей инфекцией и тоже рисовал в воображении океанскую яхту вскладчину и походы на ней к каким-нибудь Маркизовым островам» [2, т. I, с. 18]. И последующее повествование посвящено рассказу о том, как реализуется задуманное, — причем при сохранении иллюзии фактографизма автор незаметно переходит к утопическому вымыслу. Подобно Т. Мору в «Утопии», Т. Кампанелле в «Городе Солнца», Д. Гаррингтону в «Океании», Ф. Бэкону в «Новой Атлантиде», Д. Верасу в «Истории Севарамбов», местом действия избравших несуществующий остров, на котором утвердился идеальный (с точки зрения авторов) строй, Таганов переносит своих героев за тысячи километров от тяжелой на подъем Беларуси, на край света — Симеонов остров в районе Владивостока, где на лоне природы планируется создать идиллическую Аркадию собственного изготовления. Идея отделенности, автономности, выхода за пределы просматривается отчетливо. Само название острова способно вызвать многочисленные ассоциации:

«Симеон Богоприимец, старец-священник, воспринял в храме новорожденного Христа.




Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Методы научного познания
123456789 -> Ввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввв
123456789 -> Учебная программа по дисциплине «Основы психологии и педагогики»
123456789 -> Национальная идентичность в социально-конструктивистской перспективе а. Л. Ластовский
123456789 -> Методические рекомендации для студентов факультета «Социальный менеджмент»
123456789 -> Средств массовой информации
123456789 -> Конфликт разума и чувств в комедии а. С. Грибоедова «горе от ума»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница