Хрестоматия по психологии


Часть ВОЗРАСТНАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ



страница73/99
Дата10.05.2018
Размер2.54 Mb.
1   ...   69   70   71   72   73   74   75   76   ...   99
Часть ВОЗРАСТНАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ ЛИЧНОСТИ

А. В. Запорожец

ЗНАЧЕНИЕ РАННИХ ПЕРИОДОВ ДЕТСТВА ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ ДЕТСКОЙ ЛИЧНОСТИ

В настоящее время внимание психологов, физиологов, морфо­логов, генетиков и т. д. привлечено к дошкольному возрасту, по­скольку педагогический опыт и многочисленные исследования свидетельствуют о том, что у детей в этом возрасте существуют громадные психофизиологические резервы и что в дошкольные годы при благоприятных условиях жизни и воспитания интенсив­но развиваются различного рода практические, умственные и ху­дожественные способности, начинают формироваться первые нрав­ственные представления, чувства и привычки, вырабатываются черты характера. Н. К- Крупская и А. С. Макаренко указывали на то, что в дошкольном возрасте закладываются основы буду­щей личности, и от того, как в этом возрасте осуществляется вос­питание ребенка, во многом зависит его будущее.

В прошлом представители детской психологии характеризо­вали маленького ребенка преимущественно с негативной точки зрения, обращая основное внимание на то, чего ему недостает По сравнению со взрослым, отмечая ограниченность его опыта, недостаток знаний, отсутствие умания мыслить логически, произ­вольно управлять своим поведением и т. д. Сейчас наметилась противоположная тенденция, и ряд исследователей утверждают, что в дошкольном возрасте якобы завершается в основном раз­витие важнейших человеческих способностей, явно недооценивая роль последующих возрастных стадий детства и юности в форми­ровании личности.

Анализ мировой психологической литературы показывает,что значение дошкольного детства понимается весьма по-разному представителями различных западноевропейских и американских психологических направлений; в ряде случаев оно получает лож­ное идеалистическое или грубо механистическое толкование.

При всем различии этих направлений обнаруживается общий для них антигенетический, антиисторический подход к проблеме. Все психические изменения, происходящие на протяжении детст­ва, сводятся либо к обнаружению уже присущих ребенку от рож­дения свойств, либо к изживанию имеющихся у него биологиче­ских влечений, либо, наконец, к механическому накоплению зна-

300

ний и умений. Тем самым игнорируется диалектика психическо­го развития ребенка, в ходе которого на протяжении следующих друг за другом возрастных периодов формируются качественно своеобразные психические новообразования. Без учета этой ди­алектики нельзя решить проблемы специфического значения дет­ства вообще и его ранних периодов в частности для общего хода формирования человеческой личности.

Одной из основных проблем детской психологии является про­блема движущих сил и причин развития ребенка. В противопо­ложность широко распространенным в США и Западной Европе биологическим концепциям в советской психологии Л. С. Выгот­ским, Н. А. Леонтьевым, С. Л. Рубинштейном было выдвинуто положение о решающей роли в психическом развитии ребенка ус­ловий жизни и воспитания, при которых происходит овладение детьми общественным опытом, приводящее не только к накопле­нию известной совокупности знаний и умений, но и к формирова­нию специфически человеческих душевных качеств и способнос­тей. ^

Общественное дошкольное воспитание получило чрезвычайно широкое развитие в нашей стране. Советская система дошколь­ного воспитания существенно отличается от популярной в ряде стран Западной Европы и США так называемой системы «сво­бодного воспитания», сторонники которой основываются на лож­ной концепции спонтанности детского развития; они выступают против систематического педагогического воздействия на детев, предлагая создавать лишь внешне благоприятные условия для «самораскрытия», для «самовыражения» якобы присущих ребен­ку от рождения духовных способностей.

В противоположность этому соответственно положениям, выд­винутым в советской педагогике и психологии о ведущей роли воспитания ребенка, в наших детских садах осуществляется си­стематическая воспитательно-образовательная работа по единой научно обоснованной программе, направленная на обучение де* тей элементарным знаниям и умениям, на развитие их способ­ностей, на формирование нравственных качеств детской личности. Принятая в Советском Союзе система дошкольного воспитания весьма эффективна в педагогическом отношении...

Исследования показали, что дети, воспитывающиеся в детских садах, к моменту поступления в первый класс школы достигают в настоящее время более высокого уровня физического, умствен­ного и эстетического развития, чем в недавнем прошлом, а по ря­ду показателей превосходят известные мировые стандарты. За­служивает внимания тот факт, что воспитанники детских садов под влиянием проводимой там систематической воспитательно-образовательной работы достигают в среднем более высокого раз­вития, чем их сверстники, воспитывающиеся только в семейных условиях.

Концепция фатальной обусловленности онтогенеза человече­ской психики наследственными задатками была давно отвергнута

301


советскими учеными, а в последнее время критикуется и рядом зарубежных, авторов, исследующих роль социальных условий жиз­ни и воспитания в психическом развитии ребенка уже на ранних возрастных ступенях.

Основываясь на результатах многочисленных исследований и убеждаясь в малой эффективности системы «свободного воспита­ния», передовые педагоги на Западе ратуют на реформу дошколь­ного воспитания и ссылаются на опыт Советского Союза <;...>

Исследования, проводившиеся в последние годы в СССР и за рубежом, показали, что дошкольники обладают значительно боль­шими психофизиологическими возможностями, чем это предпола­галось до сих пор, и что при определенных условиях они могут усваивать такие знания, овладевать такими способами умствен­ных действий, приобретать такие нравственно-волевые качества, которые раньше считались недоступными детям этого возраста. Говоря о подобного рода «потенциальных возможностях», часто имеют в виду определенные врожденные психологические спо­собности ребенка (или их наследственно предопределенные за­датки), якобы созревающие на данной возрастной ступени «спон­танно», независимо от внешних воздействий. Однако накапли­вающиеся в детской психологии и педагогике данные позволяют утверждать, что указанные возможности представляют собой не готовые психические качества и способности, а лишь сложившие­ся в ходе предшествующего развития ребенка психофизиологиче­ские предпосылки, необходимые для их формирования, и что для такого формирования требуются соответствующие условия, соот­ветствующее обучение и воспитание.

Так, в исследованиях, проводившихся в Институте дошколь­ного воспитания АПН СССР, было установлено, что до специаль­ного обучения дошкольники часто обнаруживают все те негатив­ные особенности «дооператорного мышления», которые столь об­стоятельно и глубоко проанализировал Ж. Пиаже. Картина су­щественно изменилась после обучающих экспериментов, в ходе которых производилось последовательное формирование соответ­ствующих умственных процессов на основе практических дейст­вий с предметами и предварительной организации ориентировки на существенные признаки наблюдаемых явлений и т. д. Хотя мышление дошкольников сохраняло некоторые свои специфичес­кие возрастные особенности и носило не отвлеченный, а нагляд­но-образный характер, в формирующихся у детей наглядных об­разах получило отражение не только единичное, но и общее, не только внешнее сходство между предметами и явлениями, но и некоторые существенные связи и взаимоотношения между ними.

Так, по данным Поддьякова, дошкольники могли успешно осмыслить в наглядно-образной форме связь между температу­рой и агрегатным состоянием вещества, внешними условиями и ростом растений, образом жизни животного и строением его тела и т. д. Формирующиеся при этом у ребенка содержательные представления как бы несли в себе зародыш тех научных поня-

602


тий, которые должны были сложиться на следующей возрастной ступени под влиянием школьного обучения.

О больших возможностях усвоения дошкольниками начал ма­тематики говорят исследования лаборатории подготовки детей к школе Института дошкольного воспитания.

Разработав с учетом возрастных психофизиологических осо­бенностей детей новые методы обучения на основе современных научных данных о закономерностях формирования первоначаль­ных математических понятий и механизмов чтения, обнаружили возможность начиная с четырехлетнего возраста систематически обучать дошкольников в условиях детского сада началам матема­тики и грамоты, что открывает перспективы для значительного повышения уровня подготовки детей к школе.

Существенным является то, что применение новых методов обучения позволяет не только выработать у детей на ранних сту­пенях их возрастного развития известную совокупность элемен­тарных навыков чтения и счета, но и развить у них широкую ори­ентировку в области языка и количественных отношений, зало­жив, таким образом, необходимую основу для дальнейшего фор­мирования их лингвистических и математических способностей.

Проведенные исследования показывают также, что при соот­ветствующей организации жизни и деятельности детей у них еще в дошкольном возрасте могут быть сформированы такие социаль­ные мотивы поведения и развиты такие чувства, возникновение которых ранее относили к значительно более поздним стадиям онтогенеза.

Как известно, в западноевропейской и американской детской психологии широкое распространение получили представления о маленьком ребенке как об асоциальном, сугубо индивидуалисти­ческом, эгоцентрическом существе, которое находится во власти своих органических влечений и выполняет известные обществен­ные правила и нормы лишь под влиянием внешнего принужде­ния.

В противоположность этому работы советских авторов гово­рят о том, что при соответствующей организации коллективной деятельности детей, направленной на достижение социально зна­чимого результата и требующей сотрудничества, взаимопомощи, у них очень рано начинают формироваться простейшие общест­венные мотивы поведения, побуждающие соблюдать известные нравственные нормы поведения не под влиянием внешнего при­нуждения, а по своей собственной инициативе, по внутреннему убеждению.

В связи с этим существенно изменяется характер эмоциональ­ных переживаний ребенка и их регулирующая роль в поведении. Если более примитивные эмоции удовольствия или неудовольст­вия возникают на основе сличения существующих условий с ор­ганическими потребностями и влечениями, то позднее появляются более сложные переживания, связанные с тем, насколько соот­ветствуют или не соответствуют совершаемые действия и их ре-

303

зультаты складывающимся у дошкольника социальным мотивам, нравственным и эстетическим идеалам, ценностным установкам. Начинается формирование высших, специфически человеческих нравственных, эстетических и интеллектуальных чувств, которые побуждают ребенка переходить к более сложным и более соци­ально значимым видам деятельности.



Приведенные данные позволяют сделать вывод о несостоя­тельности метафизических концепций возраста, согласно кото­рым психологические особенности детей, находящихся на опре­деленной возрастной ступени, остаются извечно одинаковыми, фатально предопределяемыми созреванием задатков независимо от условий жизни и воспитания.

Однако критика метафизических концепций возраста не сни­мает проблемы возрастных психофизиологических особенностей, характеризующих различные периоды детства, а требует поиска новых путей ее решения.

Рассматриваемая проблема за последние 10—15 лет приобре­ла особую остроту, поскольку некоторые психологи, основываясь на данных о больших психофизиологических возможностях ма­леньких детей и о высокой эффективности их раннего обучения, склонны вообще отказаться от понятия возраста как качествен­но своеобразной ступени психического развития и отрицать не­обходимость учитывать возрастные особенности детей при их обу­чении, полагая, как выразился однажды Д. Бруннер, что «основы любого предмета в некоторой форме можно преподавать в любом возрасте».

На первый взгляд, убедительным подтверждением этой точки зрения могут служить результаты исследований М. Макгроу, успешно обучавшей младенцев плаванию, катанию на роликах и различным акробатическим упражнениям, О. Моора, вырабаты­вавшего навыки чтения и печатания на машинке на втором году жизни, П. Сапписа, формировавшего довольно сложные логико-математические операции у 4—5-летних детей.

Не входя сейчас в обсуждение конкретных результатов каж­дого из упомянутых исследований в отдельности (некоторые из них, несомненно, представляют известный научный интерес), остановимся сейчас иа критическом анализе общей концепции детского развития, которая якобы обосновывается данными ука­занных исследований. По существу эта концепция представляет собой современный вариант раскритикованной в свое время Л. С. Выготским, Г. С. Костюком, С. Л. Рубинштейном и други­ми старой бихевиористской теории, отождествлявшей развитие с обучением, отрицавшей качественное своеобразие последова­тельных возрастных периодов детства, а заодно и специфическое значение ранних этапов онтогенеза для общего хода формирова­ния человеческой личности.

Для критического анализа подобного рода вульгарно-механи­ческих концепций и для позитивного решения проблемы возраста требуется, по-видимому, более дифференцированный подход к

304

процессам обучения и развития, выделение различных видов и форм этих процессов.



В частности, представляется существенным различие тесно связанных, но все же нетождественных и часто неправомерно смешиваемых процессов функционального и собственно возраст­ного развития ребенка.

Процесс функционального развития, который может наблю­даться у детей различных возрастов и который происходит при усвоении ребенком, например, отдельных умственных действий и понятий, был подвергнут углубленному систематическому иссле­дованию П. Я. Гальпериным и его сотрудниками •<...>•

Целенаправленное поэтапное формирование позволяет в от­носительно короткий срок выработать полноценные умственные действия со всеми необходимыми, заранее заданными их свойст­вами,

Выявленная П. Я. Гальпериным закономерность поэтапного формирования носит, по-видимому, универсальный характер и проявляется в том или ином виде на разных возрастных ступе­нях при овладении детьми различными знаниями и умениями. Вместе с тем проведенное исследование свидетельствует о том, что функциональное и возрастное развитие не тождественны, не совпадают друг с другом.

Так, хотя при целенаправленном, специально организованном поэтапном формировании оказывается возможным уже на ран­них возрастных ступенях выработать у ребенка весьма сложные отдельные действия и понятия, овладение ими само по себе, со­гласно данным, полученным П. Я. Гальпериным, далеко не всег­да приводит к более общим изменениям мышления ребенка и характера его деятельности, знаменующих собой переход на но­вую ступень возрастного развития.

В то же время выясняется, что, не будучи тождественными, процессы функционального и возрастного развития органически связаны друг с другом. С одной стороны, есть основания Пола­гать, что частные, парциальные изменения, происходящие при формировании отдельных действий, создают необходимые пред­посылки для тех глобальных перестроек детского сознания, ко­торые характеризуют ход возрастного развития. С другой сторо­ны, выясняется (и это имеет очень важное значение для обсуж­даемой нами проблемы), что функциональное развитие протека­ет по-разному в разные возрастные периоды развития ребенка, так как поэтапное формирование умственных действий предполагает последовательное их осуществление на различных уровнях, в раз­личных планах, что было бы невозможно, если бы эти уровни или планы уже предварительно не сложились на данной возрастной ступени. Например, отработка действия в речевом плане невоз­можна у младенца, у которого еще не сложилась «вторая сиг­нальная система», а выполнение этих действий в «материализо­ванном плане», в плане оперирования наглядными моделями, не-

го Заказ 5162

ans

доступко ребенку раннего возраста, у которого еще "не развита способность соотносить изображение с изображаемым"<£".;.>•

Итак, в онтогенезе человеческой психики могут быть выделе­ны два тесно взаимосвязанных, но все же различных процесса развития функционального и общего — возрастного.

Не претендуя на точное определение соответствующих поня­тий, отметим лишь, что развитие функциональное, которое может происходить в пределах одного и того же возрастного уровня, в пределах одной и той же «психологической формации», не при­водя само по себе к перестройке детской личности в целом, за­ключается в парциальных изменениях ее отдельных психических свойств и функций, изменениях, связанных с овладением ребен­ком отдельными знаниями и способами действий. В отличие от этого развитие возрастное характеризуется не столько усвоением отдельных знаний и умений, сколько более общими изменениями детской личности, образованием нового психофизиологического уровня, формированием нового плана отражения действительнос­ти, обусловленного коренной перестройкой системы отношений ребенка с окружающими людьми и переходом к новым видам деятельности. «Каждая стадия психического развития, — пишет А. Н. Леонтьев, — характеризуется определенным ведущим на данном этапе отношением ребенка к действительности, опреде­ленным ведущим типом деятельности. Признаком перехода от од­ной стадии к другой является именно изменение ведущего отно­шения ребенка к действительности».

Под влиянием ведущей деятельности происходят двоякого ро­да изменения в психике ребенка. Так, многочисленные исследо­вания, проведенные под руководством А. Н. Леонтьева, говорят 6 том, что в дошкольном возрасте функциональное развитие, фор­мирование отдельных действий, переход от выполнения в мате­риальном плане к осуществлению их в плане представлений наи­более эффективно происходит в игре и близких к ней по своему характеру формах изобразительной деятельности. Наряду с этим в психике ребеика-дошкольника происхбдят и более фундамен­тальные изменения, заключающиеся уже не в овладении отдель­ными действиями в их последовательном осуществлении иа раз­личных уровнях, в различных планах, а в формировании самих этих уровней, например в возникновении на основе внешней игро­вой деятельности внутреннего плана представляемых, воображае­мых преобразований действительности.

Так, например, согласно данным, полученным в исследовани­ях, когда на пороге раннего и младшего дошкольного возраста возникают простейшие формы сюжетно-ролевой игры, дети Спо­собны осуществлять эту игру лишь в плане внешней деятельности с реальными предметами. На первых порах никакое дополнение фантазией отсутствующих в данной ситуации объектов или дей­ствий оказывается невозможным. Но, овладевая постепенно обоб­щенными способами игровых замещений и усваивая специфиче­ские формы игрового моделирования окружающей действитель-

___306

ности, ребенок затем приобретает общую способность осущест­влять воссоздание и преобразование этой действительности в во­ображаемом плане, оперируя уже не реальными предметами и их внешними заместителями, а наглядными образами, представле­ниями о соответствующих предметах и тех действиях, которые с ними могут быть произведены.



Сходные данные о формировании <..->» способности осущест­влять известные преобразования проблемной ситуации в плане представлений <;.„>> в контексте другой, специфической для до­школьного возраста — продуктивной, изобразительной деятель­ности, были получены в исследованиях Л, А. Венгера и Н. Н. Поддьякова.

Приведенные данные подтверждают выдвинутые ранее поло­жения о том, что формирующиеся в разные периоды детства пси­хологические новообразования, новые психофизиологические уровни, новые планы отражения действительности складываются на основе деятельности, приобретающей ведущее значение в дан­ном возрасте. Хотя необходимым условием перехода от одного вида ведущей деятельности к другому являются процессы созре­вания организма ребенка, а также накопления ими известного индивидуального опыта, однако не это составляет основную при­чину подобного рода переходов.

Теоретические и экспериментальные исследования убедитель­но показали, что предметные действия ребенка раннего возраста, игра дошкольника, учебная деятельность школьника, последова­тельно приобретающие ведущее значение в ходе детского разви­тия, имеют социально-историческое происхождение, культивиру­ются обществом в воспитательных целях, приобретают разное со­держание и различную структуру в разные исторические эпохи. Отдельный индивид, ребенок должен овладеть исторически сло­жившимися формами и способами такого рода деятельности, прежде чем начнет осуществлять их самостоятельно, по собст­венной инициативе и творчески их видоизменять в соответствии со стоящими перед иим задачами.

Таким образом, и при анализе закономерностей возрастного развития психики, связанного с переходом от одного вида веду­щей деятельности к другой, обнаруживается важное значение усвоения общественного опыта, накопленного предшествующими поколениями. В связи с этим психика детей одного и того же воз­раста, живущих в различных социально-исторических условиях и подвергающихся различным воспитательным воздействиям, со­храняя некоторые общие возрастные черты, может приобретать весьма различное конкретное содержание и разные структурные особенности.

Вместе с тем сопоставление хода возрастного и функциональ­ного развития говорит о том, что по сравнению с овладением от­дельными действиями процесс возрастных преобразований дет­ской деятельности носит значительно более глубокий, фундамен­тальный характер.

20*


307

Основой такого рода преобразований является не только ус­воение известной совокупности знаний и умений, но и карди­нальное изменение жизненной позиции ребенка, установление но­вых взаимоотношений с окружающими людьми, переориентация на новое содержание, формирование новых мотивов поведения и ценностных установок.

Говоря о социальной детерминации рассматриваемого про­цесса, необходимо иметь в виду не узко понимаемое обучение, а воспитание в широком смысле этого слова, которое не сводится к формированию отдельных действий и понятий, а необходимо предполагает соответствующую организацию всей жизни и дея­тельности ребенка в целом. Вместе с тем следует согласиться с А. Валлоном, что, хотя созревание организма ребенка не являет­ся, как мы уже указывали, движущей причиной возрастного раз­вития детской психики, оно составляет его необходимое условие.

Этим, в частности, существенно отличается, как подчеркивал Л. С. Выготский, онтогенез человеческой психики от ее филоге­неза, от общественно-исторического развития человеческого со­знания, которое происходило, как известно, в течение последних 30—40 тысяч лет без каких-либо существенных изменений мор­фологических свойств homo sapiens, сложившихся в период за­рождения человеческого рода.

Очевидная несостоятельность упрощенных биологизаторских концепций вроде старых теорий рекапитуляции С. Холла или позднее появившейся теории «трех ступеней» К. Бюлера, пытав­шихся доказать, что все психическое развитие ребенка предопре­делено ходом созревания его организма, вызвала скептическое отношение к проблеме взаимозависимости созревания и развития и побудила, например, Ж. Пиаже усомниться в значимости дан­ной проблемы для психологии вообще. По этому поводу можно лишь заметить, что ложная трактовка проблемы еще не означа­ет, что она сама по себе является мнимой. Особая необходимость в ее рассмотрении ощущается при изучений ранних периодов психического развития, когда наблюдается наиболее интенсивное созревание детского организма. Взаимосвязь развития и созре­вания пока что мало изучена. Но накапливающиеся в детской-психологии, генетической физиологии и возрастной морфологии факты дают известные основания считать, что такая зависимость существует, что она носит не односторонний, как полагали пред­ставители биологизаторских концепций, а двусторонний харак­тер.

С одной стороны, созревание организма ребенка вообще него нервной системы в частности, которое носит, как показывают мор-фогенетнческие исследования, также стадиальный характер, не порождая само по себе новых психологических образований, со­здает на каждой возрастной ступени специфические условия, спе­цифические предпосылки для усвоения нового рода опыта, для овладения новыми способами деятельности, для формирования новых психических процессов.

308

Так, можно предположить, что интенсивное созревание проек­ционных зон коры в раннем возрасте создает известные органи­ческие предпосылки для формирования предметных действий и развития предметных восприятий на. данной возрастной ступени. Подобно этому начинающееся в дошкольном возрасте созревание интегративных, ассоциативных корковых зон создает, по-видимо­му, необходимую органическую основу для объединения отдель­ных действий ребенка в целостные системы игровых и продук­тивных деятельностей, а также для овладения относительно сложными комплексами новых знаний и умений.



Наряду с этим обнаруживается и обратная зависимость созре­вания от развития, обусловленного условиями жизни и воспита­ния. Вызываемое этими условиями усиленное функционирование определенных систем организма, определенных мозговых струк­тур, находящихся на данном возрастном этапе в стадии интен­сивного созревания, оказывает существенное влияние иа биохи­мию мозга, на морфогенез нервных структур, в частности на ми-элинизацию нервных путей, на рост и дифференциацию нервных клеток в соответствующих зонах мозговой коры.

Таким образом, возрастное психическое развитие ребенка, оп­ределяемое в основном «социальной программой», зависящее от усвоения общественного опыта, имеет вместе с тем глубокую ор­ганическую основу, создающую, с одной стороны, необходимые предпосылки для развития, а с другой стороны, претерпевающую существенные изменения под влиянием особенностей функциони­рования соответствующих органических систем, реализующих те или иные виды детской деятельности.

Мы подробно остановились на проблеме стадиальности воз­растного развития психики ребенка, так как она является цен­тральной, важнейшей проблемой детской и педагогической пси­хологии и от ее решения во многом зависит как понимание дви­жущих причин и закономерностей онтогенеза человеческой пси­хики, так и оценка значения последовательных периодов детства для общего хода формирования человеческой личности.

К ложному пониманию этого значения приводит выдвигаемая бихевиористами концепция развития ребенка, отрицающая ка­чественное своеобразие его возрастных периодов. Подчеркивая чрезвычайную пластичность, обучаемость детей дошкольного воз­раста, бихевиористы не учитывают того, что эта обучаемость но­сит избирательный, специфический характер и что дети, стоящие на данной возрастной ступени, обнаруживают сензитивность не ко всем, а к определенного рода воздействиям и наиболее эффек­тивно овладевают не любыми, а лишь определенного рода содер­жаниями и определенными способами деятельности. Крайние представители механистической теории развития полагают, что ребенка-дошкольника можно обучить чему угодно путем форси­рованной тренировки и таким образом фактически отрицают осо­бое значение ранних периодов детства и тех качественных изме­нений психики, которые происходят в эти периоды, для общего

309


Каталог: users files -> books
books -> Символы и числа «Книги перемен»
books -> Книга тота великие арканы таро абсолютные Начала Синтетической Философии Эзотеризма
books -> Суд над сократом
books -> А. С. Тимощук традиция: сущность и существование
books -> Стивен Розен Реинкарнация в мировых религиях Москва «Философская Книга» 2002 Перевод
books -> Хайдеггер и восточная философия: поиски взаимодополнительности культур
books -> Квантово-мистическая картина мира
books -> Джордж Озава – Макробиотика дзен
books -> 3 По этому вопросу см статью «История» в Historisches Worterbuch tier Philosophic. Darmstadt, 1971. Т. Hi. С
books -> Золотая философия. Эммануил сведенборг. "О божественной любви и божественной мудрости."


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   69   70   71   72   73   74   75   76   ...   99


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница