Хрестоматия по психологии


С. Л. Рубинштейн НАПРАВЛЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ



страница38/99
Дата10.05.2018
Размер2.54 Mb.
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   99
С. Л. Рубинштейн НАПРАВЛЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ

Человек не изолированное, в себе замкнутое существо, кото­рое жило бы и развивалось из самого себя. Он связан с окру­жающим его миром и нуждается в нем. Самое существование его как организма предполагает обмен веществ между ним и природой. Для поддержания своего существования человек нуж­дается в находящихся вне его веществах и продуктах; для его продолжения в других, себе подобных, человек нуждается в дру­гом человеке. В процессе исторического развития круг того, в чем человек нуждается, все расширяется. Эта объективная нужда, отражаясь в психике человека, испытывается им как потреб­ность. Потребность — это, таким образом, испытываемая чело­веком нужда в чем-то, лежащем вне его; в ней проявляется связь человека с окружающим миром и его зависимость от него.

Помимо предметов, необходимых для существования челове­ка, в которых он испытывает потребность, без которых его су­ществование или вообще, или на данном уровне невозможно, су­ществуют еще другие, наличие которых, не будучи объективно в строгом смысле необходимыми и не испытываясь субъективно как потребность, представляет для человека интерес. Над по­требностями и интересами возвышаются идеалы.

Испытываемая или осознаваемая человеком зависимость его от того, в чем он нуждается или в чем он заинтересован, что явля­ется для него потребностью, интересом, порождает направлен­ность на соответствующий предмет. В отсутствие того, в чем у человека имеется потребность или заинтересованность, человек испытывает более или менее мучительное напряжение, тяготя­щее его беспокойство, от которого он, естественно, стремится ос-



152

вободиться. Отсюда зарождается сначала более или менее неоп­ределенная, динамическая тенденция, которая выступает как стремление, когда уже сколько-нибудь отчетливо вырисовывает­ся та точка, на которую она направлена. По мере того как тен­денции опредмечиваются, т. е. определяется предмет, на который они направляются, они осознаются и становятся все более со­знательными мотивами деятельности, более или менее адекватно отражающими объективные движущие силы деятельности чело­века. Поскольку тенденция обычно вызывает деятельность, на­правленную на удовлетворение вызвавшей ее потребности или интереса, с ней обычно связываются намечающиеся, но затор­моженные двигательные моменты, которые усиливают динамиче­ский, направленный характер тенденций.

Проблема направленности—это прежде всего вопрос о дина­мических тенденциях, которые в качестве мотивов определяют человеческую деятельность, сами в свою очередь определяясь ее целями и задачами. Направленность включает два тесно меж­ду собой связанных момента: а) предметного содержания, по­скольку направленность — это всегда направленность на что-то, на какой-то более или менее определенный предмет, и б) напря­жения, которое при этом возникает. <...>

Динамические тенденции в конкретной форме выступили в современной психологии впервые — у Фрейда — в виде влечений. В бессознательном влечении не осознан объект, на который оно направлено. Поэтому объект представляется несущественным во влечении, а самая направленность, выражающаяся во влечении, выступает как нечто, будто бы заложенное в индивиде самом по себе, в его организме и идущее изнутри, из его глубин. Так изо­бражается природа динамических тенденций в учении о влече­ниях у Фрейда, и эта нх трактовка сказалась на учении о дина­мических тенденциях в современном учении о мотивации. Между тем уже направленность, выражающаяся во влечениях, факти­чески порождается потребностью в чем-то, находящемся вне индивида. И всякая динамическая тенденция, выражая направлен­ность человека, всегда заключает в себе более или менее осоз­нанную связь индивида с чем-то, находящимся вне его, взаимо­отношение внутреннего и внешнего. Но в одних случаях, как это имеет место во влечениях, связанных с закрепленным в организ­ме раздражителем, на передний план выступает все же линия, идущая изнутри, от внутреннего к внешнему; в других случаях, наоборот, эта двусторонняя в конечном счете зависимость или соотношение устанавливается, направляясь сначала извне во внутрь. Так это происходит, когда общественно значимые цели и задачи, которые ставятся обществом перед индивидом и нм принимаются, становятся личностно значимыми для него. Обще­ственно значимое, должное, закрепляясь в регулирующих обще­ственную жизнь нормах права и нравственности, становясь и личностно значимыми для человека, порождает в нем динамиче­ские тенденции иногда большой действенной силы, тенденции



153

долженствования, отличные от первоначальных тенденций вле­чения по своему источнику и содержанию, но аналогичные с ни­ми по их динамическому эффекту. Должное в известном смысле противостоит тому, что непосредственно влечет, поскольку в ка­честве должного нечто приемлется не в силу того, что оно меня влечет, что мне этого непосредственно хочется. Но это не озна­чает, что между ними непременно образуется антагонизм, что должному я подчиняюсь лишь как некоей внешней, идущей извне силе, принуждающей меня поступать вопреки моим влечени­ям и желаниям. Все дело в том, что должное не потому стано­вится значимой для меня целью, что мне этого непосредственно хочется, а я потому этого хочу — иногда всем своим существом, до самых сокровенных глубин его, — что я осознал обществен­ную значимость этой цели и ее осуществление стало моим кров­ным, личным делом, к которому меня влечет иногда с силой, превосходящей силу элементарных, только личностных влечений. В возможности такой обратимости этой зависимости между зна­чимостью цели и влечением, стремлением, волей заключается самая специфическая и своеобразная черта направленности че­ловека и тенденций, которые ее образуют. <.. .>

В отличие от интеллектуалистической психологии, все выво­дившей из идей, из представлений, мы выдвигаем, отводя ей оп­ределенное, отграниченное место, проблему тенденций, устано­вок, потребностей и интересов, как многообразных проявлений направленности личности. Однако мы при этом расходимся в ее разрешении с течениями современной зарубежной психологии, которые ищут источник мотивации лишь в недоступных созна­нию темных «глубинах» тенденции, не меньше, если не больше, чем с интеллектуалистической психологией, которая эту пробле­му игнорировала.

Мотивы человеческой деятельности являются отражением бо­лее или менее адекватно преломленных в сознании объективных движущих сил человеческого поведения. Самые потребности и интересы личности возникают и развиваются из изменяющихся и развивающихся взаимоотношений человека с окружающим его миром. Потребности и интересы человека поэтому историчны; они развиваются, изменяются, перестраиваются; развитие и пе­рестройка уже имеющихся потребностей и интересов сочетаются с появлением, зарождением и развитием новых. Таким образом, направленность личности выражается в многообразных, все расширяющихся и обогащающихся тенденциях, которые служат источником многообразной и разносторонней деятельности. В процессе этой деятельности мотивы, из которых она исходит, из­меняются, перестраиваются и обогащаются все новым содержа­нием.


Каталог: users files -> books
books -> Символы и числа «Книги перемен»
books -> Книга тота великие арканы таро абсолютные Начала Синтетической Философии Эзотеризма
books -> Суд над сократом
books -> А. С. Тимощук традиция: сущность и существование
books -> Стивен Розен Реинкарнация в мировых религиях Москва «Философская Книга» 2002 Перевод
books -> Хайдеггер и восточная философия: поиски взаимодополнительности культур
books -> Квантово-мистическая картина мира
books -> Джордж Озава – Макробиотика дзен
books -> 3 По этому вопросу см статью «История» в Historisches Worterbuch tier Philosophic. Darmstadt, 1971. Т. Hi. С
books -> Золотая философия. Эммануил сведенборг. "О божественной любви и божественной мудрости."


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   99


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница