Хрестоматия по психологии



страница16/99
Дата10.05.2018
Размер2.54 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   99
Муравьи-эксплуататоры

Если муравьи знают упорный и производительный труд, то знакомы им и другие виды деятельности, не столь безупречные с точки зрения человеческой морали. <...>



70

У муравьев существует рабовладение. Муравьи-амазонки Polyergus, например, не способны ни к какой деятельности, кроме войн.,. Они совершают свои набеги в жаркие послеполуденные часы. Вот описание такого набега, заимствованное из книги бель­гийского иезуита Ренье — выдающегося специалиста по муравь­ям. «Около 3 часов дня на поверхности гнезда появляется не­сколько беспокойно бегающих амазонок, они подбегают друг к другу, обмениваясь торопливыми ударами усиков по голове и груди; постепенно из гнезда выходит достаточное количество сол­дат. Вдруг вся эта кишащая масса строится в колонну шириной в 20 сантиметров и решительно, нисколько не колеблясь в выборе пути, отправляется в поход на новую, обреченную на разграбле­ние колонию. Быстрым маршем движется авангард, а в это время все новые потоки солдат текут и текут из отверстия муравейника. Ни один вспомогательный рабочий муравей не участвует в набе­ге». Создается полное впечатление согласованности действий. Но иногда проделываются маневры, смысл которых нелегко по­стичь,— словно что-то разладилось. Дойдя до гнезда F. fusca, ко­лонна может внезапно повернуть назад и вернуться домой. Одна­ко в большинстве случаев Polyergus совершают нападение. Не­смотря на мужественное сопротивление, рабочие F, fusca гибнут массами, a Polyergus уносят с собой их куколок. Часть куколок они пожирают, но большинству дают возможность развивать­ся дальше, с тем чтобы из них вышли рабочие муравьи. Это буду­щие «рабы». Если верить некоторым авторам, «рабы» опреде­ленных видов участвуют в набегах на гнезда своих же сопле­менников!



Осы

В наших местах осы не редкость. Хотя поведение их много проще, чем поведение пчел или муравьев, однако жизнь ос весь­ма интересна, как мы увидим из дальнейшего.

Развитие колонии было подробно изучено Делёрансом на осах полистах (Polistes), строящих свои соты прямо под открытым небом, без всякой оболочки. Полисты соскабливают кусочки дре­весины и, пережевывая ее, превращают в подобие картона, ко­торый идет на строительство ячеек. Реомюр еще в те времена, когда люди делали бумагу только из тряпок, заметил эту осо­бенность ос и, предвосхищая развитие техники, задался вопросом, почему бы нам не последовать их примеру и не пустить в дело измельченное дерево.

Строительная деятельность этих ос носнт циклический харак­тер: строительство возобновляется несколько раз в день, гнез­до изменяется непрерывно, нет такой минуты, когда можно было бы считать его законченным. Непосредственной причиной воз­буждения строительной активности является наличие яиц в яич­никах ос, но по сути дела все связано с определенным несоответ­ствием между откладкой яиц и числом свободных ячеек в гнез-



71

де. Когда появляются личинки, осы кормят их обычно в первые дни измельченными яйцами, взятыми из других ячеек. Таким образом, часть ячеек освобождается, а как только в сотах появ­ляется некоторое число пустых ячеек, строительство приоста­навливается. Но личинки растут, переходят на другой корм, по­лучают от кормилиц уже не измельченные яйца, а соки животных и растений. Между тем матка засевает ячейки яйцами, и опять наступает момент, когда в гнезде не остается или почти не оста­ется пустых ячеек. Тогда осы снова берутся за строительство... В отличие от пчел полисты обычно не способны заделать дыру в стенке (а если н заделывают, то очень плохо), хотя часто вос­станавливают поврежденные края ячеек. Делёранс пишет, что у них не существует и такого разделения труда, как у пчел. Парди наблюдал у полистов явления доминирования: одни сам­ки определенно подавляют других и специализируются в откла­дывании яиц; другие занимаются только доставкой корма и строи­тельных материалов и яиц не откладывают.



Термиты

Вот насекомые, пренеприятные для сторонников чрезмерного упрощения теории эволюции. И все же термиты, такие архаич­ные по своей морфологии, существуют с очень давних времен во всей сложности своих инстинктов. Эпоха, в которую эти насеко­мые появились, точно не определена; во всяком случае, они, не­сомненно, почти ровесники тараканов, а значит, им по меньшей мере 300 миллионов лет. Таким образом, они несравненно древ­нее пчел и муравьев, структура же их общества не менее сложна. Появлению термитов со всей их сложностью должна была пред­шествовать длительная эволюция в невообразимо далекие от нас времена; никаких следов ее мы не находим. Как бы то ни было, термиты, подобно муравьям, существуют лишь как общественные насекомые: термиты-одиночки неизвестны. Следует также отме­тить, что по строению своего тела термиты довольно примитивны и во многом напоминают тараканов—представителей самого при­митивного и самого древнего отряда насекомых. Но объединенные взаимными связями, термиты ни в чем не отстают от муравьев и пчел по сложности своих социальных инстинктов.

Пожалуй, здесь будет уместным более подробно описать нра­вы термитов... Это крошечные белые насекомые (окрашены толь­ко термиты, предназначенные для функции размножения), все без исключения не выносящие дневного света. Они строят из земли свои гнезда, достигающие иногда гигантских размеров; Грассе видел в Африке гнездо диаметром более 100 метров, на нем разместился целый поселок. Обычно пищу термитов состав­ляет мертвая древесина. Переваривание пищи у них — совершен­но особый процесс. Прежде всего заметим, что термиты, так же как и мы, не способны превращать в удобоваримую пищу ку­сочки сухого дерева. Но их кишечник служит приютом для целой

72

фауны особых инфузорий, и вот инфузории-то как раз вполне способны на это. Термиту остается только использовать продук­ты пищеварения своих симбионтов, а в крайнем случае можно переварить и их самих! Все животные, питающиеся деревом, но­сят в себе подобных постояльцев, без них не прожить...

Термиты, по-видимому, единственные из всех насекомых, вла­деющие еще одним способом использования древесины: они раз­водят на ней грибы, но с совершенно иной целью, чем муравьи-грибоводы, о которых говорилось выше. Заложенная термита­ми грибная плантация похожа на промокшую буроватую губку; бесчисленное множество таких губок лежит в камерах тер­митника. Грибы развиваются иа мелко-мелко искрошенной дре­весине.

Долго считалось, что грибы осуществляют предварительное переваривание кусочков древесины, расщепляя целлюлозу, кото­рая затем превращается в сахар, усваиваемый насекомыми. Это известное явление: многие другие насекомые, питающиеся дре­весиной, используют этот прием. Но, как доказали Грассе и Нуарб, необыкновенный гриб термитов одарен более редкой спо­собностью: не столько целлюлозу, сколько лигнин превращает он в усвояемый материал. Это просто поразительно: лигнин ведь гораздо прочнее целлюлозы. До сих пор у насекомых не были известны случаи употребления в пищу лигнина, речь всег­да шла о целлюлозе или о других составных частях древесины. Только гриб термитов делает возможным такое чудо. Обычно термиты поедают самые старые части грибницы, где лигнин уже разложился, и, подкладывая в нее новые кусочки дерева, пре­доставляют грибам перерабатывать их. Термиты в противопо­ложность муравьям никогда не употребляют в пищу самих гри­бов.

Численность гнезд термитов достигает невероятных размеров в тех районах, где климат для них благоприятен. Грассе пишет, что в Экваториальной Африке почти невозможно копнуть землю лопатой, не потревожив при этом гнезда термитов. То, что они непрерывно ворошат почву и подпочву, несомненно, оказывает влияние на образование перегноя. Невероятная многочисленность термитов объясняется колоссальной плодовитостью царицы... Ца­рица откладывает сотни яиц в минуту. В своей сводчатой палате в самом центре термитника она окружена толпой слуг; одни об­лизывают ее, иногда даже кусают и с жадностью пьют ее кровь, другие движутся по кругу в одном и том же направлении. Все участники этой странной карусели заняты делом: подносят корм, уносят яйца, откладываемые со скоростью пулеметной очереди. А в это время самец (не такой крупный, как царица, но огром­ный по сравнению с термитами-рабочими) почти не двигается. В отличие от самцов других общественных насекомых он не по­гибает сразу после спаривания, а продолжает жить в царской палате и время от времени оплодотворяет царицу.


Каталог: users files -> books
books -> Символы и числа «Книги перемен»
books -> Книга тота великие арканы таро абсолютные Начала Синтетической Философии Эзотеризма
books -> Суд над сократом
books -> А. С. Тимощук традиция: сущность и существование
books -> Стивен Розен Реинкарнация в мировых религиях Москва «Философская Книга» 2002 Перевод
books -> Хайдеггер и восточная философия: поиски взаимодополнительности культур
books -> Квантово-мистическая картина мира
books -> Джордж Озава – Макробиотика дзен
books -> 3 По этому вопросу см статью «История» в Historisches Worterbuch tier Philosophic. Darmstadt, 1971. Т. Hi. С
books -> Золотая философия. Эммануил сведенборг. "О божественной любви и божественной мудрости."


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   99


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница