Х. Р. Яусс Перевод с немецкого



Скачать 165.16 Kb.
страница1/6
Дата27.04.2018
Размер165.16 Kb.
  1   2   3   4   5   6

Источник: Вопросы философии. 1994. № 12. С. 97-106.

http://www.bim-bad.ru/biblioteka/article_full.php?aid=1228

К проблеме диалогического понимания

Х. Р. Яусс

Перевод с немецкого Е. А. Богатыревой

Общий исходный пункт проблемы состоит в том, чтобы постигнуть «понимание» и «интерпретацию» по модели разговора, который происходит между двумя (или более) людьми. При этом в центре обсуждения должна стоять теория Михаила Бахтина, чья эстетика слова развивает диалогический принцип во взгляде на понятие истины, на строение сознания, на функции языка, на жанры речи и в особенности литературы и этим дает новые поводы не одному литературоведению, но также лингвистике и семиотике и представленным здесь герменевтическим дисциплинам обдумать их отношение к тексту. Моя задача состоит теперь в том, чтобы представить, руководствуясь оригиналом, теорию диалога литературной герменевтики, теологии, философии и эстетики.

Чтобы начать, позволю себе кратко обрисовать развитие литературной герменевтики в так называемой Констанцской школе: ее эстетическая и историческая теория, первоначально ориентированная на проблемы восприятия (Rezeption) или воздействия (Wirkung), развилась в результате в теорию литературной коммуникации. На границе, когда поле нашего исследования выходит за пределы автономного искусства и современной литературы и втягивает проблемы литературной традиции, встает вопрос, которым пренебрегала классическая эстетика — вопрос об опыте искусства, следовательно, об эстетической практике, которая лежит в основе всех манифестаций искусства как производящей (поэтика), воспринимающей (эстетика) и коммуникативной деятельности (катарсис). Из этого следует, что анализ имплицитного читателя должен быть дополнен анализом исторического читателя, реконструкция имманентного горизонта ожидания, который предписывает произведение,— реконструкцией общественного горизонта опыта, который привносит читатель из своего исторического жизненного мира. Классическая дихотомия фикции и действительности разрешилась в диалектической связи темы и горизонта: литературную фикцию следовало впредь интерпретировать как горизонт исторической реальности, реальный мир — как горизонт фиктивных миров. Догма об авторском видении (von der Autoreferentialität) поэтического текста была вновь сведена к его исторически ограниченному значению, эпохе эстетизма — поворот, который во Франции обсуждается как «retour du référentiel».

Герменевтически формулируемые вопросы об опыте искусства — об его опыте в прошлом, например, в других культурах и об условии возможности понимать его еще или вновь — предполагают циркуляцию литературной коммуникации и тем самым их диалогический характер. Как производитель всегда уже является реципиентом, когда он начинает писать, так и интерпретатор должен войти в игру только как читатель, если он хочет вступить в диалог с литературной традицией. Диалогу принадлежат не только два собеседника, но и готовность познавать и признавать другого в его другости, Это имеет место тем более, когда другой представлен текстом, не говорящим с нами непосредственно. Литературное понимание диалогично прежде всего тем, что временное отстояние (Alterität) текста ищется и признается до горизонта собственного ожидания, так что осуществляется не наивное смешение горизонтов, но собственное ожидание корректируется и расширяется посредством опыта исторического Другого.

Познание и признание диалогичности литературной коммуникации во многих отношениях наталкивает на проблему временной дистанции (Alterität): между производителем и реципиентом, между прошлым текста и настоящим реципиента, между различными культурами. Герменевтическая рефлексия и семиотический анализ конкурируют сегодня как методы понимания временной дистанции (Alterität) далекого нам текста. Оба, однако, не располагают событийной гарантией понимания: ни смысловой континуум истории воздействий, ни универсальность семасиологических систем не могут дать ее. Здесь нужно вспомнить об аксиоме Шлейермахера: что не-понимание не есть исключение общения с чужой речью, но что нужно учитывать, где чужая речь вступает в отношение с собственной речью. А затем литературной герменевтике задается следующий вопрос, что вообще дает нам возможность преодолеть пропасть своего незнакомства и немоты перед лицом временного отстояния (Alterität) текста. Не раз ведь отмечалось, что совершенно чужое было бы непознаваемо, как и совершенно новое.

Понятую, таким образом, проблему временного отстояния (Alterität) нельзя снять тем, что литературное произведение будто бы раскрывается само собой благодаря эстетической дистанции, т. е. в чистом созерцании наблюдателя. Требование Бахтина обосновать понимание в «диалогичности слова» как раз поэтому превосходит созерцательную герменевтику. Если в литературном диалоге свой-опыт с течением времени становится возможным в опыте другого, то в эстетически опосредованной временной дистанции (Alterität) должно содержаться и быть находимым нечто, что позволит узнать себя еще и в другом. Ставший таким актуальным теперь интерес к исторической антропологии, вероятно, мог бы быть объяснен также этим аспектом вопроса. Если еще до недавнего времени было вообще запрещено ставить вопрос об «антропологических константах», то сегодня антропология, которая исторически развивает теорию человеческих потребностей или археологию знания, реконструирующую элементарное знание различения и ориентации жизненных миров, вновь приобретает непосредственную ценность. Литературная герменевтика получает при этом шанс, потому что ее предмет — опыт человека в производительном и рецептивном общении с искусством — еще раньше, по происхождению сообщает то, что религиозный ритуал скрывает от непосвященных, что политический или юридический документ умалчивает или заглушает. Эстетическому предмету свойственно то, что он одновременно открывает и сохраняет исторического другого, когда позволяет изобразить не один субъективный опыт мира, но делает его (опыт.— Прим. перев.) понятным в игровом пространстве искусства как опыт самого себя в опыте другого. Тем самым по-новому поставлен вопрос, к какому достижению может привести диалогическое понимание и где лежат его границы^ если речь идет о том, чтобы открыть искусство и литературу в их временной или пространственной, исторической или культурной дистанции (Alterität) понимающего усвоения и этим включить в поступательный диалог эстетической коммуникации.

 

* * *


 


Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница