Гуманитарное



Pdf просмотр
страница12/187
Дата22.08.2018
Размер4.8 Kb.
ТипСборник статей
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   187
слово не употребляется в прямом и привычном смысле. Если попытаться кратко и внятно выразить едва теплющуюся мысль, она окажется плоской и неверной. Но автор стремится передать еще и некое чувство, свое собственное переживание философии, свое отношение к ней. Это и заставляет его изобретать какие-то интервалы, ритмы, мысли мыслей и т.п.
2. Приведенные примеры достаточно ясно, как представляется, выявляют еще одну характерную особенность литературной философии в ее текстах практически нет рациональной аргументации, она использует внушение вместо убеждения. Литературный философ не обосновывает свою мысль, а внушает ее. Часто он старается передать читателю еще и какое-то чувство, а порой в его текстах вообще нет мысли, остается одно только чувство. Этим объясняется широкое использование художественных образов,
метафор, сравнений и прочих литературно-художественных приемов. В литературной философии не отдельное предложение является носителем смысла, а текст в целом нужно прочитать все произведение — только тогда можно понять ту мысль, то чувство,
которые стремился донести до читателя автор.
Все это вполне очевидно проявляется в приведенном тексте
М.К. Мамардашвили: повторение одних и тех же слови оборотов речи, игра полутонами и оттенками смыслов слов гипнотизирует читателя, погружает его в оцепенение не за что ухватиться, нечему возразить, как и нес чем согласиться начинает постепенно казаться, что вот-вот что-то поймешь — что-то очень важное, сокровенное все с большим вниманием вчитываешься, вслушиваешься в эти слова, и вскоре в голове ничего не остается, кроме этой монотонно звучащей речи. В процессе чтения таких текстов часто возникает впечатление, что за всеми этими словесными извержениями кроется какая-то глубина, тайна, в которую ты никак не можешь проникнуть. Это ощущение прикосновения к чему-то важному, к каким-то непостижимым глубинам или вершинам мысли и духа оказывает завораживающее действие. Так древние греки напряженно вслушивались в бессвязный бред пифии, стремясь открыть в нем волю богов. Ясные и легко понимаемые мысли начинают казаться плоскими и поверхностными, нестоящими внимания. Постепенно привыкаешь считать, что только такой текст обладает глубоким философским содержанием, который ты способен понять лишь отчасти, да и то с большим трудом. Наконец, из отмеченных особенностей вытекает третья характерная черта литературной философии — невозможность кри-
А.Л. Никифоров




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   187


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница