Гуманитарных наук


§ 1. Эволюция титульного листа



страница5/16
Дата13.05.2018
Размер1.76 Mb.
ТипДиплом
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Глава 1. Общая характеристика источника

§ 1. Эволюция титульного листа

§ 2. Характеристика журнала

§ 3. Объявления. География распространения журнала

Глава 2. Анализ тематики и содержания журнала

§ 1. Общая характеристика тематики журнала

§ 2. Женская прогрессивная партия

§ 3. Хроника. Новости из-за рубежа и из России

Глава 3. М.И. Покровская – главный редактор

§ 1. Биографические сведения

§ 2. Характеристика книг М.И. Покровской

§ 3. М.И. Покровская и ее статьи в журнале “Женский вестник”

Заключение

Список источников и литературы

Приложения

Приложение 1. Содержание журнала

Приложение 2. Публикация некоторых статей журнала

Приложение 3. Номера журнала, изученные в дипломной работе

Приложение 4. Темы статей в журнале “Женский вестник” 1905-1914 гг. и их количество

Приложение 4а. Количество статей, вышедших в журнале “Женский вестник” 1905-1914 гг.

Приложение 5. Темы статей М.И. Покровской в журнале “Женский вестник” и их количество

Приложение 6. Количественный анализ новостей из России и из-за рубежа

Приложение 7. Факсимильное воспроизведение обложек и страниц журнала

Константин Евгеньевич ЕВГРАФОВ

Центральная Азия в общественно-политическом дискурсе России (80-е гг. XIX в. – 1914 г.)

Научный руководитель: д.и.н. Ар.А. Улунян

Официальный оппонент: к.и.н. К.Ю. Бем

Последние десятилетия XIX – начало XX в. в ведущих странах Запада были отмечены переходом от традиционно-династического курса на поддержание баланса сил к более активной, динамичной и технологичной стратегии в сфере мировой политики. Состоявшийся передел мира и образование замкнутой политической системы глобального масштаба стали не концом прежнего, но началом нового витка международной напряженности.

В России картина усложнялась тем, что дипломатия как элитарно-аристократическая сфера политической активности и династического интереса стала все более размывалась прагматикой экономических соображений, диктовавшихся потребностями капитала и постепенно формировавшимся общественным мнением, прессой.

Активность российской “азиатской” политики в конце XIX –начале XX в. привела к тому, что в российской политической культуре происходило выделение геопространственных критериев. Данный процесс имел мотивацию, связанную с конкретными задачами. Такие категории как “Средняя Азия”, “Турецкий Восток”, “Крайний Восток” перешли, претерпев некоторые изменения, в более поздние представленческие модели, связанные с новыми политическими задачами.

Давние геополитические ориентиры России, выражавшиеся в “грезах” о Проливах Индии, а также столкновение с геостратегическими интересами Британской империи, привели к завоеванию значительной территории Центральной Азии. Данный регион характеризовался неопределенностью границ и пестротой этнического состава его населения.

По мере продвижения на восток и приближения к естественным границам евразийского пространства, внешнеполитическая задача обретения и защиты четкой имперской границы все масштабней перерастала для Санкт-Петербурга в проблему внутреннего обустройства присоединенных территорий.

Во многом на характер политических действий и дипломатических планов российских правящих кругов воздействовали представленческие образы и формировавшиеся стереотипы центральноазиатского региона. Довольно часто разворачивалась полемика внутри государственного аппарата и на страницах печати, которая касалась не только географических приоритетов имперской политики, но также форм и методов, а, следовательно, и внутренних последствий экспансии.

В силу вышесказанного, изучение формирования образа Центральной Азии в общественно-политическом дискурсе России приобретает особое значение и актуальность. Оформление представленческих моделей основных акторов российского общественно-политического дискурса являлось длительным, многоплановым процессом, испытывавшим влияние различной интенсивности многих факторов внешнего и внутреннего характера.

Целью дипломной работы является выявление данных факторов и характера их воздействия. При этом общественно-политический дискурс рассматривается как совокупность идей, носящих социально-политический смысл, и их мотиваций, способная сформировать повестку дня.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи: выявить и отразить взгляды представителей военного сословия, гражданской администрации и других заинтересованных лиц на Центральную Азию на последнем этапе завоевания данного региона; проанализировать представление указанных групп лиц о роли данной территории в контексте геополитического соперничества с Англией; отразить характерные черты административно-хозяйственного освоения завоеванных территорий в рамках внутрироссийской политики; в контексте завоевания и административно-хозяйственного освоения Российской империей территорий Центральной Азии показать роль и место этнокультурных факторов в формировании представленческих моделей; проанализировать роль событий, происходивших в сопредельных странах (Турция, Персия, Афганистан, Бухарский эмират). С этой целью необходимо рассмотреть степень информированности российского научного и политического сообщества на институциональном уровне о событиях в указанных странах, реакцию на них, предполагавшиеся варианты дальнейших действий, реальные действия; рассмотреть роль строительства трубопроводов и железных дорог как активного фактора качественного изменения функциональной нагрузки территории центральноазатского региона в рамках представленческих моделей.

Источниковая база работы состоит из нескольких категорий документального материала. В работе использованы опубликованные документы, значительный массив которых составляют делопроизводственные материалы: инструкции, служебные записки дипломатических представителей, всеподданнейшие доклады туркестанских генерал-губернаторов, протоколы Особых совещаний Комитета министров и др. Делопроизводственные документы позволяют проанализировать бюрократический механизм процесса принятия решений, а также выявить мотивацию выработанных решений.

Оперативная документация позволяет выявить нужды текущей военной и административно-хозяйственной политики в регионе, а также проанализировать механизм реализации текущих установок.

Сборники и отдельные публикации материалов информационно-аналитичского характера отражают основные реперные точки и конфликтогенные факторы (в представлении авторов), которые формируют повестку дня при обсуждении проблем “азиатской” политики на институциональном уровне. Информация, содержащаяся в данных источниках, может быть разбита на тематические группы: сведения, касающиеся административно-хозяйственного управления завоеванными территориями, положение местного население (обычаи, система образования, отношение к царской администрации, характер связи с населением сопредельных государств), отношения России с европейскими государствами, имеющими интересы в Центральной Азии, ситуация в сопредельных с российскими владениями в Центральной Азии государствах (изложение фактов, оценка, прогнозы, возможные действия). Следует отметить, что данные, соответствующие указанной выше тематической классификации, в большинстве случаев приводятся ситуативно, что обусловлено, в первую очередь, слабой изученностью региона. Следовательно, оценка событий производится постфактум в отношении событий, послуживших информационным поводом. По этой же причине, оценки прогностического характера встречаются довольно редко, а большинство документов носит описательно-рекомендательный характер.

Отдельную группу источников, дополняющих сведения, содержащиеся в делопроизводственный документах, составляют работы исследователей-востоковедов (В.В. Бартольд, В.П. Се-менов-Тян-Шанский, М.В. Грулев, А.Е. Снесарев, А.Н. Куропат-кин, В.П. Наливкин, А.Н. Анненков и др.).

Большинство российских востоковедов составляли представители военного ведомства. Становление военного востоковедения проходило параллельно с расширением территориальных владений Российской империи в Азии. В развитии данной отрасли знаний важную роль играли два фактора – военно-стратегический и военно-административный. Выход России к границам сопредельных азиатских государств, геополитическое соперничество крупнейших держав в данном регионе вызвали к жизни потребность в стратегическом планировании и подготовке войск для азиатских театров действий, а также в обеспечении военно-административного управления территориями на Кавказе, в Туркестане, Сибири и на Дальнем Востоке. Ощущалась острая потребность в проведении военно-научных исследований азиатских территорий и народов. Особенно ярко проявилась слабая изученность региона во время “Памирского разграничения”. Среди трудов военных востоковедов особый интерес представляют собой работы генерал-майора Генерального штаба М.В. Грулева и А.Е. Снесарева, где содержатся сведения аналитического и прогностического характера. Помимо своей востоковедческой специализации, эти авторы принимали активное участие в обсуждении вопроса о военной реформе в России.

Задачи текущей политики стимулировали активность научных изысканий в сфере истории, этнографии, культуры Центральной Азии. В работах ученых-востоковедов отражены научные поиски ответов на многие вопросы, связанные с бытом, религиозным, историческим и политическим сознанием населения региона. Подобные изыскания послужили, в свою очередь, стимулом для обобщающих работ, носящих политико-философский характер. В частности, труды В.П. Семенова-Тян-Шанского, В. Ламанского, Д.И. Менделеева содержат синтез естественного, социально-политического и цивилизационного направления геополитических воззрений. В работах указанных ученых, помимо решения конкретных задач, присутствует попытка обобщающего анализа положения Российской империи на Евразийском континенте и ее позиционирования в мировом пространстве.

Работы ученых-экономистов, специалистов по железнодорожному, нефтяному делу отражают прагматический вектор анализа “азиатской” политики России. Специалисты данного профиля предпочитали подкреплять традиционные государственные задачи «распространения европейской цивилизации в Азии» аргументом конкретной выгоды экономического освоения окраин, или, наоборот, критиковать текущую политику правительства с данной позиции.

Нередко ареной для выступлений и диспутов заинтересованных лиц выступали страницы периодических изданий. Пресса, отражая текущую полемику, способствовала складыванию представления о центральноазиатском регионе у широкого круга читателей.

В данном контексте довольно часто поднимались вопросы о характере и смысле имперского строительства. В сущности, как внутри самой России, так и между нею и Англией шла подспудная идейная борьба политико-культурного характера, касавшаяся, по сути, двух типов имперских концепций – византийско-православной идеи империи, движущейся сквозь века, транслирующей наследие Христа вплоть до “третьего Рима”, и типом империи как воплощения бюрократической государственности, экономической, военной и политической мощи метрополии.

Со временем споры относительно типа российского империализма и характера центральноазиатских владений России перенеслись на страницы исторических трудов. В 20-х – начале 30-х годов XX в. историки предприняли попытки осмысления реальных фактов и сложных событий истории Туркестана в условиях нового советского режима. В работах данного периода утвердился взгляд на вхождение Центральной Азии в состав Российской империи как на “абсолютное зло”. Наиболее крупным представителем данной тенденции в советской исторической литературе был М.Н. Покровский, который в своих работах подчеркивал “хищнический” характер российской колонизации и имперских захватов.

Постепенно, по политически мотивированным причинам произошло формирование тенденции к оценке значения завоевания Россией центральноазиатских территорий как “наименьшего зла”. Данная оценка утвердилась в советской историографии в начале 50-х годов XX в. и занимал господствующие позиции вплоть до распада Советского Союза.

Для отечественной историографии современного периода свойственен ситуативный подход, и, как следствие, сужение масштабов исследований. Внимание представителей национальной историографии государств Центральной Азии во многом связано с потребностями науки, общества и правящих режимов в расстановке акцентов относительно “совместного прошлого”, имперского и советского периодов.

Сложная ситуация, в которой оказалась Россия на европейской внешнеполитической арене, разочарование, распространившееся в кругах элиты после Берлинского конгресса, наглядно показавшего роль мощного английского лобби в вопросе влияния на Балканском полуострове, послужили стимулом для активизации “азиатской” политики России. Окончательные этапы завоевания и включения территорий Центральной Азии в состав Российской империи рассматривались большинством правительственной и военной элиты как механизм влияния на позицию Англии в “Восточном вопросе”. Помимо этого, можно говорить об “инерции расширения”, которая тоже имела место. Предыдущая политика России в Центральной Азии уже заложила алгоритм действий царского правительства в данном регионе. Здесь можно говорить и о стремлении достичь “естественных границ”, и о реальной напряженной обстановке на сопредельных территориях, которые в значительной степени втянулись в орбиту политического и силового влияния России. Также имела место возможность распространения английского влияния (в широком смысле) в регионе.

По мере военно-политической экспансии в Центральной Азии, Российская империя включала в свой состав, или устанавливала влияние над уже существующими в регионе культурно-политическими центрами (Бухара, Самарканд). Существовавшие в регионе политические силы использовали “российский фактор” в своей политике и до завоевания, однако завоевание привело к изменению ситуации. Территории Центральной Азии были включены в общий вектор российской “азиатской” политики, направленный в сторону Индии. Регион был ареной формирования пространства геополитической борьбы между двумя империями. Обе стороны стремились к созданию буферных образований при фронтовом противостоянии и к “стягиванию” геополитического пространства путем строительства железнодорожных магистралей – при линейном. Оба эти механизма носили искусственный характер. За основу бралась территория, географические, историко-культурные границы отходили на второй план. Тем не менее, географический фактор играл значительную роль в процессе формирования образа Центральной Азии в общественно-политическом дискурсе России. Анализ материала показал, что большую роль играло представление об естественных границах (горы, крупные реки).

Этнический фактор сказывался ситуативно. В большинстве случаев местное население включалось в категорию “мусульман”. Конфликтные ситуации, которые были вызваны противоречиями между некоторыми племенными союзами, заставляли царскую администрацию и научное сообщество активизировать свои усилия по изучению пестрой этнической палитры в регионе. По мере изучения региона царской администрацией для достижения политических задач использовался этно-конфессиональный фактор.

Особенности административно-хозяйственного управления русским Туркестаном выявили недостатки российской системы управления на многих уровнях. В частности, наблюдалось широкое распространение коррупции, которому способствовала система традиционных институтов власти, существовавшая на территории Центральной Азии.

Разногласия и определенное соперничество между российским военным ведомством и Министерством иностранных дел, которое наблюдалось при обсуждении мер по улучшению управления русским Туркестаном, отразили противоречия, системные сбои государственной машины России, которые существовали на институциональном уровне.

Многие сложности, существовавшие в процессе принятия политических решений объяснялись влиянием определенных корпоративных интересов. Об этом свидетельствует бурная полемика по вопросам российской нефтяной промышленности.

Многочисленные племенные союзы, проживавшие на территории русского Туркестана, в связи с завоеванием получили возможность и предпосылку для этнической консолидации в рамках определенных российской властью административных границ.

Не мог не оказывать влияние факт вовлечения центральноазиатских территорий в орбиту государственного и политического развития России. Царской администрацией предпринимались попытки по унификации управления и законодательства на территории Туркестанского края, по приведению его в соответствие с общероссийскими нормами. На местное население распространялось действие российского законодательства, которое, по понятным причинам, носило более прогрессивный характер по сравнению с адатом. Попытки царской администрации приобщить местное население к системе российского образования привели к началу складывания местной интеллигенции, которая постепенно стала претендовать на роль самостоятельной политической силы, имеющей связь с событиями, происходящими в сопредельных государствах.

События в Турции, Персии являлись активным фактором, формировавшим подходы царской администрации к Центральной Азии. Революционные события в России, в Турции и Персии долгое время поддерживали напряженную ситуацию как внутри этих стран, так и в их отношениях друг с другом. Борьба с революционным движением не стала точкой сближения данных государств. Раздел между Англией и Россией сфер влияния в Персии, новый виток геополитического соперничества между Англией и Германией в Османской империи заставляли царское правительство уделять больше внимания вопросам государственной безопасности. Неспокойная ситуация в Турции, которая нередко прибегала к пантюркистской риторике, вызывала у российского правительства обеспокоенность за ситуацию в районе Каспийского моря. Данный район имел большое военно-стратегическое и экономическое (особенно при росте нефтяной промышленности) значение для России. В то же время, пропаганда пантюркизма была нацелена преимущественно на азербайджанское население России, которое проживало в районе, представлявшем для России особую ценность – в зоне Бакинских нефтепромыслов. Развитие нефтяной промышленности, строительство трубопроводов и железных дорог резко повысило стратегическое (с военной и экономической точек зрения) значение района Каспийского моря. Проведение Закаспийской железной дороги и разработка нефтяных месторождений создали предпосылки для племенной консолидации туркменского населения.

Несмотря на включение Центральной Азии в орбиту российской политики и экономики, а также превращение ее арену геополитического противостояния двух империй, границы региона в представлении рассмотренных групп лиц оставались достаточно размытыми. Понятие “Центральной (Средней) Азии” оставалось подвижным. Однако идущие параллельно процессы изучения региона и иерархизации пространства в российских геопрдставленческих моделях способствовали конкретизации и эволюции концепта “Центральной (Средней) Азии”.



Оглавление дипломной работы:

1. Введение

2. Подходы к управлению Туркестанским краем

2.1. Земельный вопрос

2.2. Представление об этническом составе местного населения Туркестанского края. Вопрос образования

3. Бухарский эмират

3.1. Афганистан

3.2. События в Персии и Турции в контексте проблем региональной безопасности

3.3. Революционная ситуация в Турции в свете “азиатской” политики России

4. Магистрализация пространства как инструмент военно-политической и экономической стратегии России

5. Заключение

6. Список источников и основной литературы



Научные публикации:

  1. Евграфов К.Е. Военная и административно-хозяйственная политика России в Туркестане и представления российской военной и политической элиты о Центральной Азии (80-е годы XIX в. – 1914 г.) // Власть, общество и личность в истории: Тезисы науч. конф., 22-24 ноября 2006 г. М., 2006. С. 47-50.

  2. Евграфов К.Е. Представления российской военной и гражданской администрации об этническом составе местного населения Туркестанского края и вопрос образования в контексте складывания представления о Центральной Азии в общественно-политическом дискурсе России (80-е гг. XIX в. – 1914 г.) // Восточный свет. М., 2006. № 3 (в печати).

Дарья Андреевна ЗУБОВА

Государство, общество и Российская православная церковь во время обер-прокурорства Константина Петровича Победоносцева (по материалам Уфимской, Херсонской и Полтавской губерний)

Научный руководитель: д.и.н. О.Ю. Васильева

Официальный оппонент: д.экон.н. В.К. Пинкевич

Цель работы – комплексное изучение положения Российской православной церкви во взаимодействии с обществом и государством в условиях синодальной системы в последней трети XIX – начале XX в.: 1) на конкретных примерах практической административной деятельности правящих епископов Уфимской, Херсонской и Полтавской епархий; 2) на основании обобщенного опыта управления этими епархиями в свете общецерковных задач, того большого опыта, который нашел отражение в “Отзывах архиереев по вопросу о церковной реформе”.

Главная задача исследования – анализ взаимоотношений Церкви (в лице ее иерархов) и государства (в лице его представителя – обер-прокурора Св. Синода К.П. Победоносцева) на уровне административного епархиального управления, в области этно-конфессиональной политики, духовного образования и воспитания. Деление на эти темы условно, т.к. все они - взаимосвязаны. Другие проблемы, которые в той или иной мере затронуты в работе – это состояние высшего церковного управления и положение прихода, духовных консисторий и церковного суда, церковной собственности, богослужения и проповеди.

Главным методом работы является сравнительный анализ положения Церкви в Уфимской, Херсонской и Полтавской епархиях и мнений правивших там архиереев, приходского священства, членов консисторий и преподавателей духовных школ о том, какие наиболее важные с их точки зрения реформы Церкви назрели. На основании этого анализа можно судить о том, какие причины привели к осознанию Российской православной церковью необходимости ее преобразования.

Хронологические рамки работы несколько выходят за пределы времени обер-прокурорства К.П. Победоносцева и включают конец 1870 х годов и период, непосредственно последовавший за отставкой обер-прокурора в октябре 1905 г.

Важнейшие источники исследования – переписка К.П. По-бедоносцева (рассматривается в первой главе) и отзывы архиереев Уфимской, Херсонской и Полтавской епархий, полученные в Св. Синоде в декабре 1905 г. (рассматриваются во второй главе).



Оглавление дипломной работы:

Введение


Глава 1. Положение Российской православной церкви в Уфимской, Херсонской и Полтавской епархиях в последней трети XIX – начале XX века

§ 1. Православная церковь в Уфимской епархии

§ 2. Деятельность архиепископа Никанора в Херсонской губернии

§ 3. Российская православная церковь в Полтавской губернии

Глава 2. Необходимость реформ в Российской православной церкви и изменения ее положения в государстве и обществе (по отзывам епархиальных архиереев Уфимской, Херсонской и Полтавской губерний 1905 г.)

§ 1. Проблемы переустройства высшего и епархиального управления в свете канонических правил и новых политических преобразований

§ 2. О благоустроении прихода и его значении в укреплении связей между пастырем и паствой

§ 3. Предложения епархиальных комиссий по совершенствованию духовного образования и религиозного воспитания общества

§ 4. Новые веяния в области церковно-общественных связей, в отношении Православной церкви к инаковерующим

Заключение

Источники и литература

Георгий Игоревич КАРДАНОВ

Политические и социально-экономические изменения

в постапартеидной ЮАР

Научный руководитель: д.и.н. П.В. Гордонов

Официальный оппонент: к.и.н. К.Ю. Бем

В работе рассмотрено постепенное изменение политической системы ЮАР от дискриминационного строя к демократическим подвижкам в течение нескольких десятилетий; причины повлиявшие на падение расисткого режима (внешние и внутренние). Рассказывается об основных этапах развития и угасания апартеида. Также в работе изучаются проблемы, связанные с постепенными социально-экономическими изменениями после официальной ликвидации этого режима. Особенно подробно рассмотрена система образования и ее реформирование. В Заключении дана оценка положительным и отрицательным явлениям в политической и социально-экономической сферах жизни постапартеидной ЮАР.



Оглавление дипломной работы:

Введение


Каталог: upload -> iblock
iblock -> Программа по обществознанию
iblock -> А. Г. Свинаренко
iblock -> «Социальные проблемы молодежи во взаимодействии с государством»
iblock -> Компьютерные социальные сети в контексте виртуализации современной культуры
iblock -> Право. Личность. Интернет Предисловие
iblock -> Программа вступительного экзамена по специальной дисциплине профиля
iblock -> Информация. Собственность. Интернет: Традиция и новеллы в современном праве
iblock -> Тема №10 Проблема сознания в философии и науке


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница