«Герои мыслящего разума», или философия в Казанском университете



страница2/19
Дата10.07.2018
Размер1.64 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

1. История кафедры философии в кратком изложении1.

Кафедра умозрительной и практической философии (таково первое название кафедры философии Казанского университета) была учреждена сразу, «по плану», и с самого начала, с первых месяцев формального открытия университета, не была вакантной, в отличие от многих других кафедр (их должно было быть 28). Правда, философия (метафизика) не была совсем уж новостью в учебных заведениях Казани. Так, первый преподаватель по кафедре, её первый «заведующий» Лев Семенович Левицкий (набран в штат университета в январе 1805 года) - выпускник духовной семинарии и Московского университета, - был переведен на эту должность из Казанской гимназии, где как раз читал логику и метафизику.

Эти дисциплины, наряду с психологией, были традиционными «обществоведческими» курсами в учебных заведениях Империи, в том числе и в высших. Но об этом можно было бы и не упоминать (имея в виду семинарию) – настолько это было не серьёзно2: сова Минервы и вправду до сих пор не ночевала в этих краях.

Первоначально кафедра находилась в составе отделения нравственных и политических наук (а их было четыре во вновь учреждённом университете), в будущем - юридического факультета. Философия (в составе логики, метафизики, психологии, истории философских систем) входила в число наук «приготовительных» (в отличие от «специальных»), которым «необходимо должны учиться все..., какой бы род жизни и какую службу не избрали», как было сказано в § 109 Устава 1804 года. И далее: «Только тот может перейти в главное отделение наук, соответствующих будущему состоянию, кто прослушал науки приготовительные».

Как до фактического открытия университета (в 1814 году), так и после этого кафедра (как и Университет в целом) пережила очень не простые времена. Было всё: неприятие и непонимание со стороны « образованного» общества – местное дворянство желало видеть в университете только преподавание «наук воинских»;3 организационная неразбериха, неустроенность, жизнь на «птичьих правах»; отсутствие необходимых пособий, учебников, книг и всяких связей с культурными и образовательными центрами;4 катастрофическая нехватка преподавателей5 (часто - особенно в первые годы - один профессор замещал собой всю кафедру, а то и целый факультет); слабая подготовленность и отечественных преподавателей6, и студентов, которым (студентам) приходилось слушать лекции, главным образом, либо на немецком языке, либо на латинском; интриги, лакейство, зависть; отсутствие опыта, умения, «случайное» преподавание и почти сплошь семинарское (что касается философии, по крайней мере) образование. Были очень нелёгкие времена учения, проб, ошибок, неудач; времена научения, накопления опыта, становления, возмужания и первых успехов. Было и суровое испытание – «эпоха Магницкого». «Семь лет тяготел над Казанским университетом, - писал Н. П. Загоскин, один из «классических» историографов Казанского университета, - тот удушающий кошмар, который известен под названием «эпохи Магницкого»7. Не особенно деликатный вообще с подчинёнными умный ретроград М.Л. Магницкий, по первом инспектировании Казанского университета в качестве попечителя учебного округа предложивший в донесении российскому императору и вовсе его разрушить, особенно не церемонился с «идеологическими» кафедрами. Так, он (вполне в духе иезуитской изощрённости) распорядился вывесить над дверью кафедры философии доску с текстом из апостола Павла: «Смотрите, братья, чтобы никто не увлёк вас философиею...» (Кол. 2:8) 8.

По новому Уставу 1835 года (значительно менее либеральному в отношении академических свобод, чем Устав 1804 года) отделения были упразднены и созданы факультеты. Кафедра философии вошла в состав 1-го (словесного) отделения философского факультета. По этому Уставу (введенному в нашем университете только в 1837 году) логика, психология и теория красноречия стали обязательными предметами для всех факультетов. Такое положение сохранялось и в дальнейшем.

Далее были либеральные 40-е годы. И надежды. Блистательный профессор русской истории, выпускник Казанского университета, горячий почитатель Гегеля (читавший историю философии и по кафедре философии) Иванов Н. А. выступал в Казани с публичными лекциями. Превосходный математик, блестящий лектор, широко образованный и глубоко мыслящий человек П. И. Котельников, профессор прикладной математики, не терпевший «предубеждений против математики»9 так же, как и предубеждений против философии, вместе с профессором медицинского факультета И. Г. Линдегреном создаёт гегелевский кружок. «Путём, весьма усиленного, изучения Гегеля», этой алгебры революции, готовился к экзаменам, по его собственному признанию, Н. Н. Булич, позднее встречавшийся с издателем «Колокола» и ещё позднее ставший ректором Казанского университета. А тогда, писал он также позже, «доходили до нас слухи, отчасти французские брошюры социалистов…. А тут февраль 1848 года… ».

Булич даже успел прочитать шесть лекций по кафедре философии. Но случилась очередная «французская зараза» – революция, февраль 1848 года. И в 1850 году последовало высочайше распоряжение о закрытии кафедр философии во всех российских университетах (кроме Дерптского – Прибалтика уже тогда была «витриной» государства для западного обывателя, будь то премудрый профессор или тупоумный буржуа).

Новый министр народного просвещения П. А. Ширинский – Шихматов, ретроград и обскурант, (его предшественник граф С.С. Уваров, автор известной триединой формулы «самодержавие, православие, народность», видимо, показался излишне либеральным) подсказал «обоснование» (или почувствовал последствия): «Польза от философии не доказана, а вред от неё возможен». Министру, впрочем, не следовало очень беспокоиться – господа профессора Императорского Казанского университета оказались людьми благонамеренными и, без сомнения, верноподданными: в годовом отчёте за 1850/1851 а.г. читаем: «чрезвычайно важною мерою в ходе образования было упразднение отдельной кафедры философии в университете… как бы в знак того, что все мудрствования умов, не проникнутых и не направленных чистою верою, суетны и ведут скорее к заблуждению, нежели к познанию «света истины».

Впрочем, интуиция не подвела императора, закрывшего кафедры философии, – связь философии с «французской заразой» он «нащупал» верно: такая связь была всегда. Вспоминаются слова Маркса: немецкая философия – теория французской революции. Так обстоит дело.

Была упразднена и кафедра философии в Казанском университете « как несоответствующая видам правительства и не обещающая благоприятных последствий». Была учреждена кафедра педагогики.

Ещё 26 января 1850 года министр П. А. Ширинский-Шихматов написал докладную записку « Об ограничении преподавания философии логикой и психологией и о возложении сих предметов на профессоров богословия». Таким образом, то, что осталось от философии, должны были довести до ума студентов местные богословы. Лекции по логике и опытной психологии читались по программам, составленным в Московской духовной академии и одобренным Синодом. Надзор за их преподаванием в Казанском университете был возложен на ректора Казанской Духовной академии.

Вот что говорит об этих курсах и программах, одобренных Синодом, ординарный профессор Казанского университета (и ещё двух российских университетов) Е. А. Бобров, с 1896 по 1903 год занимавший кафедру философии, автор сборников « Философия в России» и многих других полезных для России книг.

О программе по психологии: « Богословская тенденциозность». О программе по логике: « здесь тенденциозность богослова - составителя [речь идёт о протоиерее Владимерском А. П., читавшем тогда логику и опытную психологию] по отношению к чуждой для него науки философии достигает своего крайнего предела». И далее: « Вступает в область чистого богословия».

И резюмирует: « программа служит материалом первостепенной важности для определения того, что в 50-х годах прошлого столетия читалось в российских университетах под именем логики и опытной психологии»10.

Только через 10 лет настало время «национальных проектов образования» – был издан указ (от 22 февраля 1860 г.) нового императора о восстановлении кафедр философии в университетах.

В нашем университете это произошло только в 1862 году, но до 1867 года кафедра оставалась вакантной. Её занял М. М. Троицкий, выпускник Киевской Духовной академии, защитивший диссертацию в Петербургском университете.

Значительно раньше этого времени был упразднен философский факультет – верховная власть, не без основания, усматривала связь между «философией» и «французской пагубой» – революцией, а поэтому желала устранить из российского сознания всякие подобные намёки и ассоциации: вместо него были созданы два новых факультета – историко-филологический и физико-математический. Кафедра философии была включена в состав первого.

По Уставу 1863 года кафедра философии (логика, психология и история философии) вошла в состав историко-филологического факультета с его 11 кафедрами (который в 1879 году был разделен на 3 отделения: классическое, словесное и историческое). Такое же положение кафедры сохранилось и по Уставу 1884 года, но он сильно отличался от предыдущего. Как 60-е годы отличались от 80-х.

« Период с 1860 до 63-го.. самый оживленный…в литературе, обществ, университетах», - вспоминал один из студентов Казанского университета тех лет. В читальных комнатах « шла борьба различных мнений и взглядов на один и то же предмет», и даже сыновья генералов и жандармских полковников « протестовали против крепостного права»11. Либеральные идеи, которые в то время захватили русское интеллигентское общество, проникали даже в духовные семинарии и академии, как вспоминал воспитанник и той, и другой, а позднее - приват-доцент Казанского университета Ф. А. Зеленогорский. «В академии, - писал он в автобиографии, - столкнулся с материализмом12, как в некоторых русских журналах, так и среди студентов, которые читали и даже заучивали наизусть целые страницы сочинения Бюхнера «Stoff und Kraft», литографированный перевод на русский язык ходил по рукам»13.

В 80-е годы повеяло холодом 50-х. По свидетельству одного очевидца, « студенческая жизнь плелась как-то вяло…Это было время страхов, подозрений и строгостей».

По новому университетскому Уставу 1884 года логика и психология были изъяты со всех факультетов, кроме историко-филологического, а философия была сведена « на чтение в аудитории творений Платона и Аристотеля» (Ф. А. Зеленогорский). Профессор Казанского университета А. И. Смирнов и другие русские профессора свидетельствовали, что новые учебные планы и новые «программы преподавания», в основу которых были полжены идеи «концентрации» на древних языках, предписанное новым Уставом, имели крайне печальные результаты для историко-философских факультетов14.

К этому времени остались в глубоком прошлом «руководства», по которым вели занятия преподаватели университета первой половины века (впрочем, как и других российских университетов): «по Рижскому»; «по Якобу»; «по Снеллю»; «по Баумейстеру». В них толкуется обо всём – от «сущности» до греховности мусульманской души.

Преподаватели кафедры в последующие десятилетия рассматриваемого периода – люди, в основном, с гимназическим и университетским образованием (есть среди них и выпускники Казанского университета). Российское университетское философское преподавание, что касается профессиональной подготовленности и образованности (и благодаря природному русскому дарованию, проявившемуся даже в этой, нетрадиционной и непривычной для русского ума, области духа), вполне находится на уровне тех европейских стран, где философия «у себя дома» (кажется, у Гегеля есть такое выражение).

Наряду с монографическими научными исследованиями появляются учебники, пособия, курсы и конспекты лекций по логике (их преобладание в общем объёме философской учебной литературы и появление в этом числе весьма добротных и даже значительных книг российских авторов, вероятно, находит объяснение в том, что логика была во все времена российского университетского образования едва ли ни главным предметом «философского корпуса»); пособия и учебники по психологии (другой, наряду с логикой, составляющей философского образования в наших университетах), по другим философским дисциплинам.

Это находит отражение и в расписании занятий (в разное время оно называлось по-разному, в подразумеваемые годы - «Обозрение преподаваний»). Расписания составлялось по семестрам (осеннему и весеннему) и в них указывалась также рекомендуемая по курсу литература. Так, наряду с рекомендуемой западной литературой (классической и современной тем годам) в них встречаются и издания русских авторов, хотя работ казанских философов среди них крайне мало. Правда, с источниками и философской литературой, пособиями дело обстояло не очень важно: даже в 1912 году уже упоминавшийся Е. А. Бобров будет сетовать на « скудость русской философской литературы как оригинальной, так и переводной»15.

Дореволюционные кафедры философии наших университетов были немногочисленны: так, ещё в 1907 году кафедра Московского университета насчитывала 5 преподавателей16. На кафедре философии Казанского университета в последние два десятилетия до революции тоже преподавало от 2 до 4-5 человек.

Пройдёт ещё несколько лет. В 1918 году будет закрыта Казанская духовная академия, и занимавший кафедру метафизики профессор Несмелов В. И. перейдёт в Казанский университет, как и часть других профессоров академии 17. Высшие женские курсы тоже « вольются» в университет. Ещё раньше (в 1919 году) будет создан факультет общественных наук (ФОН) в составе исторического, экономического и юридико-политического отделений. Он просуществовал до 1922 года.

Далее начинается другая история. И другие времена в жизни университета и кафедры философии, о которых следует писать (если писать), только обладая (помимо знаний, разумеется) чувством исторического такта, интуицией, умением видеть за деревьями лес.


Каталог: f18 -> bin files
bin files -> Образование в человеческом измерении
bin files -> Философская антропология
bin files -> Учебное пособие по курсу эстетики для студентов философского факультета Казань 2009
bin files -> Программа дисциплины введение в специальность цикл дс. Р. 07 Специальность 020100 философия Принята на заседании кафедры философии
bin files -> История зарубежной философии (античная философия)
bin files -> Программа дисциплины общая теория систем цикл дс. Р. 07 Специальность 020100 философия Принята на заседании кафедры философии
bin files -> Ибрагимова З


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница