Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница635/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   631   632   633   634   635   636   637   638   ...   722

676
Марк фон Хаген
3. Власти Австро-Венгерской империи, их германские военные союзники, польское национальное движение и затем польское государство представляли собой третью сторону в украинских делах, надеясь использовать Украину как бастион против опасности со стороны России, каким бы ни был ее политический режим.
Важным обстоятельством тех лет, влиявшим на революционную ситуацию в землях между Российской и Габсбургской империями было растущее одобрение принципа национального самоопределения, как он изложен в 14 пунктах Вильсона или Лениным. Конечно, этот принцип продолжал встречать противодействие со стороны традиционных элит Западной и Центральной Европы, которые противились преобразованию великодержавной политики. С этой точки зрения революцию на Украине надо рассматривать и как часть истории Российской (скорее в широком имперском значении слова, чем узком этническом — русская) революции, истории Украины ив целом Восточной Европы
1914-1923 годов.
Важно вновь подчеркнуть, что Украина впервые два десятилетия XX века, являлась политическим, территориальным, этническими культурным символом, который оспаривался и поэтому неоднократно изменялся. Иначе говоря, не было такой Украины, в вопросе о которой все заинтересованные стороны в какое-то время пришли к согласию, даже отдельные партии часто имели в лучшем случае зародыш политической платформы. Само украинское движение разветвлялось на организации и учреждения с весьма утонченными давним политическим опытом в габсбургских землях Восточной Галиции, и более зыбким в российских губерниях Киевского генерал-губернаторства, где легальные политические партии возникли только после Революции 1905 года, и Государственная дума была в лучшем случае почти парламентом с крайне ограниченным избирательным правом.
Русская оккупация Галиции в 1914 году впервые объединила обе эти части, но только до вытеснения в 1915 году русской армии на восток соединенными австро­
германскими войсками. В контексте оккупационной политики, зачастую стравливавшей этнические сообщества, и соперничества воюющих держав за лояльность подвластных народов многонациональных династических империй, национальность как организационный принцип ежедневной борьбы за выживание приобрела новый смысл для социальных групп вне традиционных интеллигентских элит довоенных времён. Украинцы обоих воюющих лагерей, сохраняя лояльность собственным имперским суверенам, были среди тех сообществ, чья идентичность задета, и которые начали мечтать о послевоенной единой нации.
Все же к 1917 году весьма различающиеся традиции украинского движения в обеих империях, создали ряд противоречий, которые никогда не будут преодолены. Судьбы украинского движения (движений) далее усложнились присутствием на территориях, на которые оно претендовало, глубоко укорененных и значительных неукраинских меньшинств, главным образом русских, поляков, евреев и немцев. Эти группы также затронул подъем национальной политики. В тоже время, национализм являлся лишь одним из нескольких полюсов, откуда сообщества озвучивали свои революционные устремления. На другом крайне важном полюсе был общественный класс. Партии и движения, основанные на классовом принципе, часто развивались поперек этнических и национальных границ.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   631   632   633   634   635   636   637   638   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница