Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница562/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   558   559   560   561   562   563   564   565   ...   722

598
Уильям Г. Розенберг
кожевенная, пришлось приспособить к нуждам армии, при этом их собственные источники ресурсов небыли обеспечены.
Для семей промышленных рабочих серьезнейшие последствия войны, кроме мобилизации, связаны с воздействием нужд военного производства на разные отрасли промышленности. Начался сложный процесс, отделявший необходимые государству отрасли и предприятия отброшенных им на произвол судьбы. Значительно росло производство в металлургии и химической промышленности, но все прочие отрасли производства приходили в упадок. В некоторых отраслях (производство стекла, керамики, цемента, изделий из дерева) падение производства составило от 40% до более 50%. Осенью 1914 года правительство заключило контракты на поставку больших объемов вооружения и снаряжения лишь с горстью крупных заводов мелких и средних производителей почти вовсе игнорировали. Даже в металлургии к концу 1915 года закрылись почти 20 % предприятий, работавших в 1914 году.
Если некоторые рабочие находили работу и неплохо зарабатывали, если их специальность пользовалась спросом, то большинство страдало от инфляции и ухудшения условий труда. Многим трудно было найти работу. С октября 1915 по июнь
1916 года, впервые месяцы работы Московской биржи труда, через нее прошли более 300 тыс. рабочих, в основном неквалифицированные, а по всей России к февралю 1917 года работы лишилось не менее трети промышленных рабочих, занятых в январе 1914 года. Начал падать номинальный и реальный заработок, особенно с притоком на предприятия множества женщин и молодых рабочих вместо призванных в армию. Снижение зарплаты к 1916 году составило в целом 15%, а в некоторых отраслях — до 20-25%. По некоторым данным, в Москве к 1916 году тратили на пищу и одежду рабочие-металлисты до 74% заработка, текстильщики — до 105%, то есть больше реального заработка.
Эти условия создавали определенные возможности для квалифицированных рабочих, способных избежать мобилизации в армию, и для молодых и незамужних женщин. Они также способствовали усилению социальной дифференциации и содействовали тому, что доступ ко всё более сокращавшейся массе товаров был связан с ролью человека в производстве, источником доходов или, нередко, случайной волей нанимателя. Хотя сила социальной идентичности в этот период остается поводом для дискуссий, вряд ли вызывает сомнение, что социальный конфликт в царской России все более выражался в этих рамках. Большевистская риторика становилась все более воспринимаемой именно в связи с опытом повседневной жизни.
Вторая фаза социального кризиса, по всем признакам, началась с Февральской революции, непосредственные причины которой недовольство и озлобление питерских рабочих и работниц, вызванные перебоями в торговле продовольствием, низкой зарплатой, неудовлетворительными условиями труда, хотя все это связано с более глубокими и долгосрочными проблемами социальных изменений. Обращение к проблемам быта и их связи с продолжением участия России в войне являлось далеко не последней задачей нового режима, оно было не менее важно для будущего политической демократии, чем создание жизнеспособных демократических институтов.
Почти сразу наступило небольшое облегчение. В изменившихся условиях некоторые работодатели не возражали против улучшения условий труда и переговоров о зарплате, особенно когда Петроградское общество заводчиков и фабрикан­




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   558   559   560   561   562   563   564   565   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница