Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница517/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   513   514   515   516   517   518   519   520   ...   722

Рабочие
549
рабочие, поддерживая часть большевистских лозунгов, не всегда были сторонниками большевистских доктрин. Д. Кармайкл отмечает и совпадение политических требований независимого рабочего движения и большевиков вовремя и после корниловского мятежа. Нужно, однако, подчеркнуть, что политические импровизации рабочих возникали как раз не без влияния большевиков, чей авторитет в профсоюзах усиливался с каждым месяцем 1917 года.
Рабочие не оказали ощутимой поддержки большевистскому перевороту, хотя, как свидетельствовал H. Н. Суханов, восстанию в Петрограде не требовалось помощи больше той, которую они предоставили. Они не мешали восстанию, да ив последующие дни в массе своей не склонны были отзываться на антибольшевистские призывы. По преимуществу равнодушно отнеслись они и к лозунгу однородного социалистического правительства. Красногвардейские отряды, состоявшие в основном из рабочих (хотя и не только из них, сыграли определенную роль в октябрьских событиях. Номы не должны игнорировать ни их малочисленность, ни анархический характер многих из них, использовавших идеологическую риторику как ширму для удовлетворения групповых или личных интересов, далеких от политики.
Однако нейтральность рабочих едва ли стоит преувеличивать. Их оппозиционные выступления наблюдались на всем протяжении 1917-1921 годов. Наиболее крупные из них создание Чрезвычайного Собрания уполномоченных фабрики заводов в Петрограде в 1918 году, забастовка московских железнодорожников летом
1918 года, участие рабочих в Астраханском восстании, волнения на Путиловском и Тульском оружейных заводах и главных мастерских Александровской железной дороги весной 1919 года, выступления рабочих Петрограда и Москвы в феврале и марте 1921 года. Тем не менее, впервые послереволюционные годы происходило медленное, зачастую неотчетливо осознанное приспособление рабочих к новому режиму. Они все чаще использовали большевистскую политическую терминологию, с ее помощью объясняя себе и другим окружавшие их явления. Это были язык, необходимый в быту, язык прошений и жалоб, язык почти обыденный, использование которого было не столько лингвистической игрой, сколько расчетливой меркантильной операцией. Люди вовлекались в стихию этого языка и поглощались ею, они мыслили и понимали мир его терминами. И этот язык, оформив общественное мышление, уже намечал массовый психологический перелом.
Политический протест по мере упрочения правящего режима вырождался и мельчал, он ограничивался выкриками на собраниях и трудноуловимым шепотом несогласных. Важное условие обозначавшейся с 1920 года идеологической унификации рабочих — и «бытовизация» политических конфликтов, ограничение их лишь спорами о привилегиях и пайках властей. Политический спор изначально сужается, становится непринципиальным — он не покушается на самые основы государства. И этому не противоречит то обстоятельство, что агония военного коммунизма ознаменовалась резким всплеском оппозиционной рабочей активности. Пример тому — волнения рабочих Петрограда в феврале-марте 1921 года. Мощный социальный взрыв, оказавшийся политически бессильным, — яркое свидетельство новой духовной ситуации в российском обществе. Самоограничение массового протеста, его своеобразное затухание, умеренность действий, очевидная привнесенность политических лозунгов извне — все то, что отрывочно и бессвязно проявлялось в рабочих акциях предыдущих лет, обнаружило здесь себя во всей полноте.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   513   514   515   516   517   518   519   520   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница