Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница514/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   510   511   512   513   514   515   516   517   ...   722

546
Сергей Яров
февраля-октября 1917 г. Позднейшая советская историография заняла более умеренные позиции. Смене исторической парадигмы способствовали, прежде всего, работы А. А. Венедиктова, В. И. Селицкого, В. П. Насырина, ДА. Коваленко. Они одними из первых в х годах признали и ограниченность рабочего контроля в дооктябрьское время, и его противоречивость в условиях частнопредпри­
нимательской деятельности.
В западной историографии диапазон различных точек зрения по вопросу о рабочем контроле значительно шире. В частности, контроль оценивается как тактическая уступка большевиков, от которой они отказались, когда их положение упрочилось. А. Улам особо подчеркивает его пропагандистскую значимость,
А. Бродерсен склонен объяснять отказ от рабочего контроля прагматизмом властей, озабоченных в первую очередь спасением экономики от хаоса и потому прервавших героический эксперимент рабочих. По мнению западных авторов, период медового месяца (как обозначил его А. Мейер) большевиков с рабочими не был долгим даже менее осторожные из них оканчивают его переходом к НЭПу.
С весны 1917 года явочным порядком вводился рабочий контроль. Сначала в нем не было ни систематичности, ни продуманности — где-то изгоняли неугодного хозяина, где-то пытались охранять заводские склады и помещения, опасаясь саботажа. Это были действия преимущественно рабочих-радикалов в фабзавко- мах, которые, хотя и ссылались на фабричные массы и, разумеется, учитывали их мнение, но зачастую по-своему углубляли противоречия между управляющими и управляемыми. В целом, однако, говорить о какой-то исключительно антипред- принимательской направленности первых мер рабочего контроля едва ли правомерно. Наоборот, в 1917 году отчетливо виден своеобразный симбиоз рабочих и предпринимателей, не столько споривших с друг другом, сколько решавших вместе частные проблемы своего предприятия. Сырье, кредиты, авансы — все это владелец предприятия часто мог получить, опираясь на поддержку именно фабрично- заводского комитета. Даже в тех областях, где интересы работодателей и ФЗК могли сталкиваться, они тоже нередко находили общий язык. На петроградском заводе Треугольник в конце 1917 года заводоуправление совместно с рабочими добилось отмены циркуляра о недопущении женщин к ночным работам — он был невыгоден обеим сторонам. На I Всероссийском съезде профсоюзов (январь 1918) откровенно было заявлено о том, что заводские комитеты на местах превратились в толкачей, в органы, помогающие администрации».
Экономический радикализм рабочих оформился в основном позднее к середине 1918 году. В просьбах рабочих о национализации, однако, сказывались, прежде всего, их патерналистские настроения. Государственная поддержка виделась им как нечто более прочное и солидное, нежели рыночное лавирование предпри­
нимателей.
Положение ВЦИК и СНК от 14 ноября 1917 года о рабочем контроле с подробной росписью его прав и обязанностей не придало ни систематичности его структуре, ни четкой продуманности его действиям. Последние, в условиях правового произвола, стали более вызывающими, ноне более компетентными. Кое-где контрольные комиссии приступили к обыску буфетов предпринимателей. Популярность обрело слово саботаж — именно им значительная часть рабочих не без влияния правительственных газет объясняла остановку работ и закрытие предприятий. С. Лозовский считал рабочий контроль утопической идеей В действительности, ни капиталист не соглашался функционировать в целях обучения про­




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   510   511   512   513   514   515   516   517   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница