Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница510/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   506   507   508   509   510   511   512   513   ...   722

542
Сергей Яров
ценз грамотности. В 1918 году грамотными считались 79,1 % рабочих-мужчин и
63,1 % работниц-женщин. Довольно высоким был уровень квалификации рабочих, особенно металлистов. Однако значительное число отраслей российской промышленности тогда еще не требовало квалифицированного труда. Это в какой-то степени предопределяло низкий уровень профессиональной подготовки многих рабочих, например, текстильщиков.
Вопрос о «крестьянине-рабочем» в целом можно счесть одной из граней более сложной и запутанной проблемы — деклассирования рабочих в годы войны. Сам этот термин нельзя признать удачным в строгом смысле слова, он должен отмечать такое явление, как потеря профессиональных навыков или характерных классовых черт рабочих. Но им преимущественно обозначают лишь две тенденции сокращение числа рабочих и ухудшение их состава. Критерии последнего расплывчаты. Одним из них считается распыление рабочих, переход их из крупных предприятий в более мелкие, но однозначно негативная оценка этого явления сомнительна. Это — элемент в чем-то стихийной, нов чем-то и целенаправленной рационализации промышленного производства, приспособления его к военным условиям, специфической военно-промышленной структурной перестройки. Нельзя не принимать во внимание цифровые данные об оттоке рабочих в деревню, но необходимо помнить и о системе бронирования квалифицированных работников, избавлявшей их от отправки на фронт и сделавшей фабрики и заводы значительно более пролетарскими, чем ранее. ДА. Баевский (с ним согласны многие историки) склонен видеть в числе признаков деклассирования пролетариата и изменение в его социальном облике — понижение его классовой сознательности и организованности. Но обозначенные им критерии — это, очевидно, идеологические понятия, их в равной степени применяли при оценке рабочего движения и большевики и меньшевики, правда, вкладывая в них разный смысл.
Концепция диктатуры без пролетариата получила распространение преимущественно среди западных историков (Э. Карр, И. Дойчер, М. Левин, Д. Коул, А. Бродерсен, Т. Андерсен, Р. Кэмбелл). Ссылаясь на малочисленность, распыленность, слабую профессиональную мобильность рабочих, их тесные связи с деревней и даже упоминая об их дискриминации, многие из перечисленных авторов рассматривают тезис о диктатуре пролетариата лишь как ширму, маскировавшую политическое господство большевиков. Большевики, несомненно, учитывали устремления пролетарских низов, правда, переводя их бытовой отклик на политические наречия, нередко корректировали свои программные постулаты в зависимости от перепадов общественных настроений. Разумеется, это далеко еще не диктатура пролетариата — но нельзя не видеть в таком порядке своеобразную, опосредованную форму приобщения рабочих к политическому управлению.
Более сложной является другая сторона проблемы насколько рабочие, даже не будучи деклассированными, даже обладая набором образцовых классовых признаков, присущих пролетариату развитых стран, вообще были способны осуществлять свою диктатуру в х годах. Понятие классового господства требует весьма осторожного подхода, оно едва ли способно объяснить сложный механизм группового и индивидуального распределения власти. Полемика о диктатуре пролетариата — это, скорее, опровержение искусственной идеологической конструкции, чем попытка представить позитивную историографическую концепцию.
Любые процессы в фабрично-заводской среде малопонятны, если не принять во внимание весь комплекс вопросов, связанных с материальным обеспечением




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   506   507   508   509   510   511   512   513   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница