Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница509/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   505   506   507   508   509   510   511   512   ...   722

Рабочие
541
берниях России в 1918-1920 годах численность рабочих уменьшилась, нов непро­
мышленных — выросла.
Изменения в составе рабочих во многом зависели от особенностей их профессиональной стратификации. Металлисты и текстильщики — те, кто быстрее прочих лишился работы, — заметно преобладали численно над представителями других специальностей. К наиболее крупным производственным группам можно отнести также рабочих пищевой, химической и полиграфической промышленности. Большинство сельскохозяйственных рабочих в 1917-1922 годах превратились в крестьян, но многие продолжали трудиться в советских хозяйствах (совхозах в
1920 году — 145 тыс. человек. К полукрестьянам относилась и значительная часть железнодорожников, прежде всего рабочих службы пути — самой многочисленной группы занятых на железных дорогах.
Анализ крестьянского и некрестьянского в рабочей среде уже давно является источником дискуссий о сущностных чертах российского пролетария XIX — начала XX века. Эта проблема зачастую рассматривалась не без политической пристрастности постулат об отсталости рабочего класса мало согласовывался с признанием его ведущей роли в революциях. Оценка российского пролетария как
«крестьянина-рабочего», если пользоваться термином американского историка Т. фон Лауэ, все же нуждается в многочисленных оговорках, сумма которых способна не столько поколебать чашу весов в пользу той или иной точки зрения, сколько еще раз отметить сложность этой проблемы. Мнение о незавершенности процесса формирования класса российских рабочих (об этом в разное время писали Н. Суханов, С. Тюрин, Д. Кларксон, Г. Шукман, КГ. Руффман и др) подтверждается разработками как земских, таки советских статистиков. Однако объективный разбор методик их подсчетов предпринимался редко. Нельзя смешивать два понятия связь рабочих с деревней и связь рабочих с крестьянским хозяйством, — подчеркивали В. 3. Дробижев и А. К. Соколов, но перепись 1918 года все же различает эти два явления. Если свою землю или землю своей семьи (по формулировке вопросника) имели 317 226 рабочих из 1142 264 опрошенных, то хозяйство в деревне вели сами или с помощью своих семей 225 834. Представить динамику этого процесса за годы войны трудно — соответствующие данные отсутствуют в переписи 1920 года. Но и приведенные цифры не получили однозначного толкования. Некоторые историки отчасти справедливо считали их завышенными, другие полагали, что ив этом виде они свидетельствовали о кадровой, по выражению
E. Е Гимпельсона, промышленной основе российских рабочих.
В целом число рабочих, связанных с деревней, нельзя не признать довольно значительным, но само по себе это мало что объясняет. Среди них нет отчетливого противостояния рабочего и крестьянского — нив их политических действиях, нив их профессиональных акциях, ни даже в их массовой психологии. Приток пополнений из деревни не мог сколько-нибудь ощутимо изменить в е гг. качество рабочей среды, ее стереотипы, привычки, коды поведения. Происходила скорее ассимиляция новых рабочих, ведшая к утрате ими крестьянских черт. Разбавление среды потомственных рабочих чуждыми элементами, разумеется, нельзя игнорировать, но оно приобрело значимость (особенно в советской историографии) отчасти и по причинам идеологическим необходимо было объяснить непривычные для рабочей власти эксцессы на предприятиях в 1918-1922 годах — от локаутов и забастовок и до восстаний. Еще одним важным признаком отличия крестьянской и рабочей среди, соответственно, их субкультур, являлся




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   505   506   507   508   509   510   511   512   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница