Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница499/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   495   496   497   498   499   500   501   502   ...   722

530
Питер Гэтрелл
К 1900 году широкая культурная и идеологическая гегемония европейской буржуазии казалась обеспечена. И снова случай с Россией представлял исключение, так как процесс индустриализации шёл рука об руку с государственным надзором и вмешательством, препятствуя установлению буржуазной этики. Макдэниеле утверждает, что при самодержавной модернизации появлялись противоречия, присущие процессу развития капиталистической индустриализации при переформированном государственном устройстве. Корпоративному капитализму царской России недоставало легитимности. Промышленники-«выскочки» подвергались нападкам со стороны знати, культурной интеллигенции и профессионалов. Индустриализация, поддерживаемая государством, сопровождалась бюрократическими подозрениями, что правительственные контрагенты и финансисты лишь набивают свои карманы народными деньгами. Олигархия постоянно утверждала, что заслуживает долгосрочной финансовой поддержки и общественного доверия. Российские промышленные тузы не могли похвалиться тесными связями, подобно тем, какие поддерживал «Центральфербанд дойчер Индустриэллен» с германской бюрократией, или «Комитэ де Форж» — с правительством Франции. Обе ассоциации помогали складыванию социального и коммерческого законодательства. Хотя отдельные фирмы в России пользовались правительственной поддержкой некоторые директора ведущих компаний сами занимали правительственные посты, царское государство было способно подорвать частный сектор, угрожая передать контракты правительственным предприятиям, урезая субсидии и тарифы, ограничивая деятельность национальных меньшинств (особенно евреев) или просто распространяя слухи о жадности частников, об их пренебрежении интересами рабочих. Наибольшее, на что могли надеяться русские промышленники, так это на готовность государства обуздать рабочее движение. Российские предприниматели и финансисты не установили существенных связей и с аристократией, в отличие от ситуации в Западной Европе, где обе группы (особенно во Франции и Великобритании) посещали одни и те же клубы, жили поблизости друг от друга и заключали браки между членами своих семей (это опять же больше касается финансовой, чем производственной элиты. Для семьи представителя русской помещичьей знати тесные связи с промышленником или банкиром считались постыдными или даже скандальными.
Однако не только русские промышленники не ощущали небезопасности своего политического влияния и социального положения. Вначале века для европейские промышленники еще не привыкли занимать правительственные посты. С
1870 погоды представительство предпринимателей в парламентах Великобритании, Франции и Германии убывало. Растущее значение производства и финансов не проявлялось в усилении представительства их интересов в парламенте. Оно ограничивалось осторожным политическим лоббированием. Более тревожным симптомом изменения политических условий был рост рабочего движения в форме организованных профсоюзов и социалистических политических партий. В Германии большой бизнес полагался на то, что несоциалистические партии смогут ограничить воздействие парламентского социализма, а правительственные социальные реформы — уменьшить роль тред-юнионизма. Ведущие фирмы поддерживали желтые или несоциалистические профсоюзы. Но даже в таких условиях немецкому большому бизнесу не всегда легко дышалось. Крупные корпорации, наряду с рабочим движением, подвергались нападкам со стороны среднего сословия (Mittelstand) и со стороны все более недовольной ими земельной элиты.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   495   496   497   498   499   500   501   502   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница