Г. Розенберг, В. Ю. Черняев


Промышленники и революция



Pdf просмотр
страница498/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   494   495   496   497   498   499   500   501   ...   722

Промышленники и революция
529
рифов и финансирования из-за рубежа, хотя возрастала и роль отечественных банков. Компании реорганизовывались и укрепляли свое положение, образуя синдикаты новые конгломераты в стальной промышленности и инженерии занимали на рынке такие же позиции, как и их эквиваленты в Германии.
Эти экономические преобразования вызывали в стране отчаянные протесты тех, кто чувствовал угрозу себе со стороны большого бизнеса и финансовых структур. В Германии средние производители пытались, не без некоторого успеха, мобилизовать потребителей, лавочников и белых воротничков. В России протест против монополии маскировался социальной и политической борьбой, но и здесь железные и стальные синдикаты обвиняли в экономической эксплуатации потребителей. Эти процессы вскрывали разногласия среди европейских предпринимателей между поставщиками сырья и производителями полуфабрикатов или готовой продукции, между компаниями, ориентированными на экспорт и работавшими в первую очередь на внутренний рынок, равно как между крупными и более мелкими фирмами. Внутрипромышленное расслоение сохранялось в течение всего периода. В Германии, где, по словам Джеффа Эли и Дэви­
да Блэкборна, буржуазия действовала на более широкой, национальной политической сцене, вполне реальные отраслевые, региональные и религиозные противоречия стали очевидны и все более усиливались. То, что Тим Макдэни­
еле характеризовал как врожденная слабость делового сообщества, в Российской империи усложнялось внутренней раздробленостью. Отчасти это связано се необъятными просторами и разнородностью составных частей. Как показали Альфред Рибер и Томас Оуэн, старшее поколение московской купеческой элиты чувствовало себя как рыба вводе в иерархическом сословном мире, тогда как новые люди, руководившие в Петербурге развитием тяжелой промышленности, держались более космополитических и современных взглядов на социальную организацию и экономические амбиции. Этот раскол усложнялся отказом более молодых московских предпринимателей как от политической скованности старших, таки от связи с правительством, которую поддерживала растущая в столице олигархия. Совет съездов представителей промышленности и торговли, образованный в 1906 году и представлявший к 1914 году 251 фирму, 34 банка и страховые компании, 11 транспортных компаний и 19 торговых домов, таки не смог преодолеть эти противоречия.
Региональные и этнические различия существовали не только в России сходство с контрастом между семейными фирмами Москвы и корпоративными предприятиями, базировавшимися в Петербурге, можно усмотреть во Франции и Германии. В Великобритании историки также много писали о различиях между городскими джентльменами и игроками бизнеса, не говоря уже об особом мире, в котором жили еврейские и квакерские финансисты и промышленники. Однако общие интересы и устремления позволяли промышленникам преодолеть различия статуса, этнической принадлежности и отраслевой деятельности. Иначе обстояло дело в России, где эти различия препятствовали формированию общей буржуазно-индустриальной культуры. Мы ещё вернемся к вопросу, могло ли это недоверие и соперничество иметь значение в долгосрочном плане для жизнеспособности частного предприятия в России или подорвать его способность к объединению перед лицом вызова её легитимности. Однако нельзя объяснить конечный крах корпоративного предпринимательства в России только фактом раздробленности бизнеса.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   494   495   496   497   498   499   500   501   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница