Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница496/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   492   493   494   495   496   497   498   499   ...   722

526
Питер Кенез
абсурдно было и второе. Заявленный нейтралитет армии наделе склонялся на сторону богатых и могущественных, даже если некоторые, руководители, как Дени­
кин, не осознавали этого. Крестьян более всего волновала земельная реформа. Не требовалось большого политического чутья понять, что позиция крестьян во внутреннем конфликте в значительной мере определит решение этого вопроса. Белые, ожидая скорого падения большевистского правительства, надеялись, что смогут выждать и избежать разногласий. По мере продолжения борьбы, Деникин начал понимать необходимость определиться в этом вопросе. Отношение к земельному вопросу нагляднее всего показывает политическую несостоятельность генералов. Месяцы тратились на бесплодные заседания комитетов. Генерал Врангель утвердил первый и крайне консервативный закон о земельной реформе лишь летом
1920 года, но это было уже слишком поздно.
Рабочие получили от белых еще меньше крестьян. Добровольческая армия преследовала автономные рабочие организации и проводила экономическую политику, от которой городская беднота сильно страдала. Комиссия по составлению трудового законодательства составила проект, неприемлемый для рабочих, который не нёс особых изменений в жизнь предприятий.
На вопрос, за что они сражаются, белые вожди отвечали за Россию. Все их публичные заявления полны обесцененными чувствами патриотизма и национализма. То, что национализм стал краеугольным камнем белой программы, не удивляет. Военные гордились своим патриотизмом, а годы сражений с опасным внешним врагом еще более возвысили эти эмоции. Однако важнее то, что они инстинктивно склонялись к национализму, поскольку не имели иного объединяющего момента. Логически не было особого смысла говорить, что они сражаются за Россию, так как и большевики, сих точки зрения, тоже сражались за нее. Белые полагали, что Россия может существовать только на основе определенных социальных и политических принципов, согласующихся се историей. Следовательно, те, кто хочет радикально изменить социальный и политический строй, были против России. Так национализм и консерватизм подкрепляли друг друга. То, что большевики гордо представляли себя интернационалистами, облегчало белым задачу выставить себя единственными подлинными националистами.
Национализм, однако, оказался идеологией мешавшей победе в Гражданской войне. Крестьяне остались глухи к патриотическим призывам. Генералы с неудовольствием видели, что большая часть народа думала больше о достижимых целях, таких как земля, чем о будущих государственных границах. Немногих интересовал вопрос, останутся ли бывшие национальные меньшинства империи в составе русского государства. Только сторонники Белого дела, воодушевлялись националистическими лозунгами, и иные заявления пропускали мимо ушей.
Литература
Волков СВ Трагедия русского офицерства. М, 2002.
Карпенко СВ Белые генералы и красная смута. М, 2009.
Кенез Я. Красная атака, белое сопротивление. 1917-1918. М, 2007.
Jones D, R. The Officers and the October Revolution 11 Soviet Studies, 1976. № 2. 28.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   492   493   494   495   496   497   498   499   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница