Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница47/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   722

Россия
,
Европа и Первая мировая война
55
балканских государств в случае европейской войны. И чем вероятнее она становилась, тем более овладевал этот приоритет Петербургом и Веной. Для русских Константинополь и проливы имели огромное стратегическое и экономическое значение. Если бы держава-конкурент установила свой контроль над проливами, российские черноморские порты и торговля, включая экспорт зерна, на котором основывались торговля и финансы империи, попали бы в полную зависимость от этой державы. Для Австрии важны были и Константинополь, и ещё серьезнее угроза балканского национализма внутренней стабильности многонациональной империи Габсбургов. Балканские войны 1912-1913 годов заметно увеличили территории Сербии и Румынии, как и амбиции и самоуверенность сербских и румынских националистов. Монархия Габсбургов включала крупные недовольные меньшинства, сербское и румынское. В 1914 году Вена опасалась вскоре полностью утратить влияние на независимые балканские государства, что, в свою очередь, ослабило бы способность контролировать славянское и румынское население своей империи. Правители государства Габсбургов полагали, что подтверждение мощи и живучести империи важно для поддержания благоговейного страха у потенциальных внешних и внутренних врагов и опровержения широко распространенного мнения, что монархия умирает и обречена на исчезновение в эпоху национализма и демократии. Австрийский ультиматум Сербии в июле 1914 года, конечно, предназначался наказать Белград за убийство эрцгерцога Франца Ферди­
нанда; более существенной целью, однако, являлось превратить Сербию в австрийский протекторат и восстановить власть и влияние правительства Габсбур­
гов на Балканах и внутри своей империи.
Австрийский ультиматум Сербии ставил русское правительство перед жуткой альтернативой. В 1914 году правители России не хотели войны. Если Николай II и мечтало военной славе, то война с Японией полностью развеяла эти мечты. Она показала правящей элите тесную связь войны с революцией. Война с Германией могла стать популярнее, чем с Японией, но её тяготы и опасности оказались бы несметно больше. Русские генералы обычно с глубоким уважением относились к немецкой армии и считали, что русская ей в целом уступает. Более того, русские руководители имели основание полагать, что время работает на них. Со строго военной точки зрения, конфликт следовало отсрочить до завершения в 1917-1918 годах большой программы перевооружения. Россия уже контролировала почти шестую часть всей земной суши. Ее ранее недостаточно освоенный потенциал начал развиваться с огромной скоростью. Отнюдь не только Петр Столыпин считал, что за двадцать лет мира Россия может стать богатой, стабильной и могущественной. К несчастью для России, и немцы, и австрийцы хорошо это осознавали. Многие в Берлине и Вене полагали, что боязнь революции удержит Россию от решительного ответа на австро-германский вызов нов тоже время ощущали, что война предпочтительнее теперь, чем десяток лет спустя.
Действительно, в июле 1914 года русскому правительству весьма трудно было не противостоять Центральным державам. Легитимность режима оказалась поставлена на карту, как и патриотизм, гордость и самоуважение лиц, главных в принятии решений. Еще важнее было убеждение, что проявление слабости нанесет фатальный вред международному положению России и ее безопасности. Превращение Сербии в австрийский протекторат позволит в случае будущей войны совершить весьма значительную переброску габсбургских войск с юга на русский фронт. Если Россия покорно разрешит Австрии поглотить своего сербского протеже, прочие




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   43   44   45   46   47   48   49   50   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница