Г. Розенберг, В. Ю. Черняев


Беженцы в Российской империи, 1914-1917 годы



Pdf просмотр
страница441/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   437   438   439   440   441   442   443   444   ...   722

Беженцы в Российской империи, 1914-1917 годы
469
само собой разумеющимся состояние беженства, как будто это некая застывшая характеристика, подчеркивавшая статус беженца. Нельзя не заметить попыток, которые делались или делаются с целью обобщить понятие беженца, но это наводит на предположение, что беженство скрывает ряд различий в плане этнической, половой, возрастной, профессиональной и социальной принадлежности. Эти различия имели немалое значение. Беженская интеллигенция находила лучшее жилище. Молодые беженки, если они не попадали в объятия порока, пользовались особой протекцией. Нельзя утверждать, что сам факт перемещения автоматически порождал ощущение общности или, тем более, побуждал к совместным действиям. Общие эмоциональные переживания и побуждения к коллективному действию более очевидны на этническом уровне.
В тоже время надо принять во внимание восприимчивость отдельных личностей к организационным, надзорным способностям внешних властей, к их умению собирать информацию, будь то государственные, местные или профессиональные учреждения. Беженцев считали, описывали, организовывали, ограничивали (для безопасности их самих и местных жителей. Если категория беженца более проблематична, чем часто представляется, возникает вопрос какую роль может иметь изучение воздействия формальных политических структур на статус и организацию беженцев Мишель Фуко утверждал, что надо отличать власть от явлений государственного преобладания. Сего точки зрения, власть надо соотнести с процессом накопления и классификации знания. В этом пункте историки сталкиваются со сложной задачей. В российском обществе существовали идентифицируемые интересы, выражавшиеся в претензиях на особые формы знания или определение социальных проблем особыми политическими способами. В России военного времени профессиональные группы, городские правления, национальные комитеты икре стьянские общины были вовлечены в процесс конструирования субъектов, и они открыто делали это с политическими целями. Возможно, это совместимо с проектом Фуко, целью которого ставить под сомнение господствующие понятия о первенстве класса, экономического интереса и государственной власти. Однако попытки вывести на первый план деполитизированный дискурс должны заставить исследователя перемещения населения в России времен Первой мировой войны сделать паузу перед лицом всепроницающей политической борьбы. Социальные общности были поставлены на карту, но тоже произошло и с политическим будущим России.
Литература
Гетрелл П. Беженцы и проблема пола вовремя Первой мировой войны // Россия и Первая мировая война. СПб., 1999.
Курцев A. H.: Беженство // Россия и Первая мировая война. СПб., 1999; Военные беженцы в городах России // Культуры городов Российской империи на рубеже
XIX — XX веков. СПб., Совет министров Российской империи в годы Первой мировой войны. Бумаги АН. Яхонтова (записи заседаний и переписка. СПб., 1999.
Fitzpatrick S. Ascribing Class: The Construction of Social Identity in Soviet Russia 11
Journal of Modern History. 1993. № 65.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   437   438   439   440   441   442   443   444   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница