Г. Розенберг, В. Ю. Черняев


Беженцы в Российской империи, 1914-1917 годы



Pdf просмотр
страница435/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   431   432   433   434   435   436   437   438   ...   722

Беженцы в Российской империи, 1914-1917 годы
463
десятки тысяч евреев, русских, поляков, латышей, украинцев и других были вынуждены или наступающей германской армией, или действиями царского Генерального штаба покинуть свои дома. Ситуация ещё более осложнилась весной и летом 1915 года, когда немецкие войска продвинулись на северо-восток, оккупировав всю Польшу, Литву и часть Белоруссии. Австрийские войска снова заняли
Галицию и соединились с немцами на российском юго-западе. Многие крестьяне- русины последовали за отступающими русскими войсками. К концу 1915 года около 400 тыс. беженцев прошло через одну только пограничную Волынскую губернию. Нередко решения об очищении целых деревень принимали не сами сельчане, а русская армия. Негативное отношение к евреям как возможной угрозе пограничной безопасности глубоко засело в сознании военных, хотя ещё Николай I запретил евреям селиться в пределах 50 километров от западной границы. Местные армейские командиры обвиняли евреев в шпионаже в пользу врага даже беспристрастные сторонние наблюдатели разделяли тот предрассудок, что евреи так бедны, что ради денег ни перед чем не остановятся, даже перед предательством. Такие предположения подталкивали к нападениям на евреев и их имущество, способствовали появлению того, что Министерство внутренних дел охарактеризовало как погромное настроение в армии. Не все беженцы покидали свои дома безропотно. Волынский губернатор докладывал, что многие беженцы обозлены и недовольны тем, что их вынуждали уходить. Они устраивали панику вовремя отступления из Галиции, захватывали и уничтожали чужое имущество, нанеся большие потери местному населению. Местная полиция и сельские власти не могли остановить грабежи и бесчинства беженцев.
Жесткие и отчаянные меры, примененные русской армией, не ограничивались еврейскими польским населением Российской империи. Простые фермеры-немцы в юго-западных губерниях России принуждались бросить свои хозяйства. Генерал
Янушкевич, начальник штаба, видел в экспроприации собственности немецких поселенцев отличную возможность вознаграждения отличавшихся в боях русских солдата также показательный урок для тех, кто вздумал бы сдаться. Схожая картина наблюдалась и на Кавказском фронте. Через театр военных действий пробирались беженцы-армяне, спасаясь от насилий турецких военных и правительственных чиновников. К концу 1916 года водном Ереване насчитывали не менее
300 тыс. армян, бежавших из Османской империи.
Многое из описанного выше подчёркивает спешку, с которой давно установившиеся людские сообщества разрывались на части, рассеивались и — как в турецкой части Армении — частично уничтожались. Министры правительства в частном порядке осуждали грубое и неупорядоченное перемещение гражданских лиц и выражали опасения по поводу политических последствий этого. Министр земледелия А.
В. Кривошеин говорил коллегам Сомнительно, что беженцы могут испытывать добрые чувства по отношению к власти, допускающей действия, которые непостижимы, и не только для простого народа. Он утверждал, в апокалипсическом духе, что бедствия, болезни, нищета распространяются по всей России. Такая риторика была вполне обычной. Однако, по крайней мере, помимо случая с Арменией, дальнейшие размышления заставляют нас внести некоторые поправки в катастрофическую версию событий. Во-первых, хотя физическое и психологическое состояние многих беженцев оставляло желать лучшего, не следует пренебрегать тем, что создавшиеся условия вызывали стремление к самопомощи, которое противодействовало естественной тенденции к отчаянию. Некоторые беженцы были сломле­




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   431   432   433   434   435   436   437   438   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница