Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница411/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   407   408   409   410   411   412   413   414   ...   722

436
Хэзер Колъман
возбуждение особых ходатайств перед Президиумом ВЦИК об освобождении от военной службы без замены иной обязанностью, если недопустимость замены доказана также сектантской литературой и личной жизнью отказника. Так независимая общественная организация стала арбитром в применении декрета СНК.
Побуждения государства в издании этого декрета были идеалистичны и практичны, в русле борьбы с религией, а неверующими. Власть искала союзников среди религиозных групп и хотела доказать, что обеспечивает свободу совести. С другой стороны, предварительное обсуждение декрета выявило представления власти о том, что он недолговечен, отказников мало, их возражения относятся к царской армии, а Красная Армия — армия трудящихся и поэтому для них приемлема. Другой целью декрета было воспрепятствовать проникновению в армию религиозного пацифизма.
К 1920 году Объединенный совет назначил 117 местных уполномоченных. Они собирали информацию об арестованных отказниках, направляли к ним экспертов. За 1919-1920 годы проведены десятки тысяч экспертиз. Большое число дел обеспокоило СНК, обвинивший Объединенный совет в использовании льгот, предоставленных декретом, для увеличения своих общин. Даже у населения возникали подозрения в злоупотреблении льготами. 14 декабря 1920 года Ленин подписал Декрет СНК, заменивший Декрет от 4 января 1919 г. Подтвердив прежние принципы, новый декрет ввел более строгие критерии применения льгот для освобождения от призыва в армию исповедуемое вероучение должно исключать несение воинских обязанностей, а образ жизни отказника — доказывать преданность вере. Предусматривалась система судебной экспертизы, независимой от религиозных групп. Объединенный совет не был даже упомянут. Так началось ограничение прав на отказ от воинской повинности, а завершилось в 1926 году их фактической отменой.
Объединенный совет религиозных общин и групп сыграл также значительную роль в обсуждении другого важного вопроса отношений между советской властью и внецерковными религиозными течениями — вопроса о религиозной кооперации. Сразу после октября 1917 года сектанты начали просить Бонч-Бруевича разрешить им создание сельскохозяйственных коммун, трудовых артелей и кооперативов. В году СНК рассмотрел несколько таких просьб и помог группам молокан, евангельских христиан, трезвенников и других в организации коммун. Это движение ставило вопрос о совместимости большевистского и религиозного социализма. Началась полемика. 20 июля 1919 года в Правде защитник сектантов толстовец ИМ. Трегубов в статье «Сектанты-коммунисты» писал, что в стране есть громаднейшая коммунистическая сила, самим народом созданная, но почему-то до сих пор неиспользованная советскими коммунистами. Не разделяя его мнения о пути в коммунизм, редакция Правды все же призвала коммунистов и сектантов сотрудничать в устройстве новой жизни, делать одно общее для нас дорогое дело. 26 июля в Известиях Н. Беляков-Горский предостерег, что религиозный коммунизм сектантов пассивен, идеалистичен и сотрудничество с ним вредит пропаганде научного революционного социализма. Правда поместила на это ответ бывшего старообрядца В. Сенатова: хотя сектантам не подходит классовая борьба, их опыт полезен коммунистическому строительству. Редакция Правды отметила, что нельзя игнорировать сторонников коммунизма, хотя и ненаучного. Эта дискуссия показала некоторую поддержку властей сектантским коммунам. Трегубов отметил это в декабре года на VII Всероссийском съезде Советов.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   407   408   409   410   411   412   413   414   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница