Г. Розенберг, В. Ю. Черняев


Интерпретируя Русскую революцию



Pdf просмотр
страница41/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   722

^
Интерпретируя Русскую революцию
47
зованная группа революционеров, и не в том, что политический заговор может перевернуть установленный и легитимный демократический строй. Скорее, приход большевиков к власти обозначил неимоверную сложность народного правления в переломный момент глубокого социально-культурного и экономического расстройства и способ, которым в обществе с относительно слабыми гражданскими, правовыми и демократическими политическими традициями давление с целью добиться быстрого удовлетворения народных чаяний и интересов создает сильную предрасположенность к той или иной форме авторитаризма. То, что Ленин и другие большевики воспользовались этой предрасположенностью эффективнее других конечно, свидетельствует об их особой целеустремленности. Но эта предрасположенность сама по себе отражает насущную необходимость в такие моменты для режимов, которые хотели строить демократию, убедительно показать связь своей политики с будущими потребностями общественного благосостояния. А также эта предрасположенность отражает то, насколько сложны в такие моменты необходимые задачи использова- нияунаследованной государственной власти в обычной, либо сверхъестественной форме, как инструмент демократизации.
Любая альтернатива большевизму в 1917 году должна была непосредственно столкнуться с этими трудностями. Предпринятые после Февраля усилия привлечь широкие слои населения империи к демократическому пересмотру государственных интересов России и средств их достижения терпели неудачу, поскольку невозможно было эффективно устанавливать и защищать рубежи центральной и местной власти. Даже границы самой демократической России среди множества народов империи, равно как и внутри международной мировой системы, нельзя было предположительно определить, как вскоре это обнаружили сами большевики. И здесь взгляды российских либералов отличались от взглядов большинства российских марксистов не тем, должно ли государство начать служить интересам своего народа, одновременно защищая свои институты и прерогативы, но отношением государства к преобладающим, а в ряде сфер — господствующим социальным группам. То есть, отношением государства к владельцам частной собственности и крупным промышленным деятелям.
В 1917 году это означало войну буквально, в смысле содержания огромной российской армии и продолжения войны с немцами и фигурально, нос многочисленными примерами прямой конфронтации, для защиты государственных институтов, ресурсов, власти и интересов от тех, кто поднялся благодаря перемене местонахождения власти. Эту борьбу по двум направлениям можно было вести успешно, если бы армия оставалась лояльной (но чему) и сохранила для государства силу принуждения, необходимую для того, чтобы поддерживать порядок (но для кого или если бы собственные институты и интересы государства были радикально пересмотрены и его власть связана взаимно подкрепляющими способами с новыми, негосударственными властными институтами, как, например, Советами, возникающими повсюду внутри российского революционного общества. Иными словами, учитывая нереальность того, что Временное правительство могло уберечь армию от разложения, даже без Июньского наступления, единственная возможность сохранить в м демократическое правление требовала, чтобы государство играло роль посредника в социальном конфликте, а не обостряло его, и приспосабливалось к народным чаяниями порождаемым ими радикальным социальным переменам, а не оспаривало их. Короче говоря, революционное госу­




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница