Г. Розенберг, В. Ю. Черняев


Образование. Школа. Студенческая жизнь



Pdf просмотр
страница351/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   347   348   349   350   351   352   353   354   ...   722

Образование. Школа. Студенческая жизнь
373
юридически обязательное постановление Наркомпроса от 11 сентября 1919 года об открытии при университетах автономных учебно-воспитательных учреждений, имеющих целью подготовку в кратчайший срок рабочих и крестьян в высшую школу».
Формирование советской интеллигенции приобрело характер управляемого процесса, подобно тому как советизация промышленности уже в 1918 году получила форму жесткого государственного администрирования, заменившего рабочий контроль. Появление немногочисленных рабфаковцев в 1919-1921 годах мало что изменило в традиционных практиках общественной жизни студенчества, которая продолжалась в привычных формах сходок, старостатов (даже после их формального роспуска решением Наркомпроса от 10 июля 1919 года, земля­
честв.
Выделение Дж. К. Мак-Клелландом 1920 года как особого этапа политики
Наркомпроса и Главного комитета профессионально-технического образования во многом обоснованно. Попытка милитаризации высшей школы вышла тогда на передний план, затронув главным образом медицинские и инженерные специальности. Однако, как признает этот американский историк, поставленные целине были достигнуты. Позже о провале говорили и руководители Наркомата, например А. В. Луначарский. Новый курс еще меньше сказался на образе жизни студенчества и профессуры. Именно в 1920 году руководитель Петрограда Г. Е. Зиновьев пытался достичь компромисса со студенчеством на антиполь- ской платформе, пользуясь Советско-польской войной. На июньской конференции петроградских студентов он сделал особый акцент на патриотических настроениях и дал несколько политически соблазнительных авансов вроде расширения свободы слова в советских рамках. Одновременно в очередной раз он напомнило революционных традициях студенчества. Да и сама милитаризация высшей школы (ускоренные выпуски, статус мобилизованных у студентов- медиков и инженеров, военные пайки для тех же категорий учащихся) сначала воспринималась как сугубо временная и вынужденная мера, о чем свидетельствует и отмеченная в статье Дж. К. Мак-Клелланда деидеологизация образовательных программ.
Серьезный и глубокий поворот в политике Наркомпроса ив функционировании университетского социума обещали перемены в 1921 году, программа которых была заложена в первом советском уставе университета, принятом СНК РСФСР 2 сентября 1921 года. Этот устав вводил жесткую централизацию управления высшей школой и полное подчинение назначенных сверху правлений институтов Главному управлению профессионально-технических школ и высших учебных заведений (самостоятельной структуре в рамках Наркомпроса с 20 января года до 11 февраля 1920 года — Главный комитет по профессионально- техническому образованию. При этом в рамках Совета университета, частично избираемого совещательного органа, власти сохранили канал для обмена мнениями с профессурой и студенчеством. По жесткости государственного контроля Положение от 2 сентября 1921 года превосходило даже реакционный университетский устав 1884 года. В тоже время Правлению принадлежала вся полнота власти внутри высшего учебного заведения. С передачей в 1922 году поста ректора профессуре власти вернули ей административное единоначалие, ранее сильно ограниченное студенческим представительством, под своим верховным надзором. Эти рамки представлялись В. И. Ленину, лично участвовавшему




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   347   348   349   350   351   352   353   354   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница