Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница344/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   340   341   342   343   344   345   346   347   ...   722

366
Алексей Марков
противоречия (Москва, Петроград, Украина, немецкие теоретические источники многих педагогических новаций, цели и реалии политики пролетаризации высшей школы, причины, масштабы и последствия конфликта педагогов и студенчества с государством.
Пожалуй, единственную попытку написать целостную историю образования в 1917-1921 годах предпринял во второй половине х годов Ф. Ф. Королев в монографиях Очерки по истории советской школы и педагогики
1917-1920 гг.» и Из истории народного образования в Советской России (Низшие и средние профессиональные школы и высшее образование в 1917-1920 гг.)». Типичная для того времени форма мышления автора о своем предмете в совокупности нужно было представить позитивную картину беспрецедентных революционных изменений в системе образования, давая в деталях весьма осторожные и критичные оценки. Так, по Королеву, попытки Наркомпроса заложить основы политехнического образования не увенчались сколько-нибудь значительным успехом, а вначале х годов очевидный реванш брали сторонники профессионализации школьного обучения школы второй ступени во многом напоминали бывшие гимназии преподавание велось по дореволюционным программами учебникам потерпели крах утопические попытки отмены оценок и экзаменов принципиально отличались в своей политике петроградский и московский отделы народного образования друг от друга и от программных установок А. В. Луначарского и Н. К. Крупской — причем петроградцы были весьма консервативны на словах и наделе, а москвичи сих трудовыми процессами ультрареволюционны в проектах, нона практике весьма компромиссны по отношению к учительству. Эксперименты в постреволюци- онной школе подготавливались дореволюционным педагогическим опытом, например СТ. Шацкого, и основаны на более менее современных, преимущественно немецких педагогических теориях, вроде иллюстративной школы.
Централизаторские устремления Наркомата просвещения с целью собрать все виды учебных заведений под одной крышей постоянно наталкивались на сопротивление экономических ведомств. При этом конфликт Наркомпроса с учителями, профессурой и студенчеством по-прежнему трактовался как политический в узком смысле этого слова — в контексте противостояния большевиков с кадетами и умеренными социалистами.
Большинство вышеприведенных оценок перекочевало в советскую историческую литературу 1960-х-1980-х годов практически без изменений. Только в изданной в 1994 году монографии H. Н. Смирнова На переломе российское учительство накануне ив дни революции 1917 года читаем прямо противоположное конфликт учительской общественности с Советами вызван сугубо профессиональными причинами. Со многими оценками советских историков солидаризировались западные исследователи, в частности Ш. Фицпатрик. Разногласие прежде всего отмечалось в оценках идеологической основы педагогических построений
А. В. Луначарского и Н. К. Крупской, ибо ритуальной обязанностью советских исследователей было утверждение их сугубо марксистских или, в крайнем случае, российских революционно-демократических истоков. Западные историки акцентировали внимание преимущественно на покушении большевиков на автономию образования, являвшейся фундаментальной ценностью для интеллигенции, и на экономический (финансовый) фон умиротворения. При этом практически не ставили вопрос о корпоративных субкультурах студенчества, профессуры и препо­




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   340   341   342   343   344   345   346   347   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница