Г. Розенберг, В. Ю. Черняев


Интерпретируя Русскую революцию



Pdf просмотр
страница33/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   722

Интерпретируя Русскую революцию
39
причин социальных бедствий. В тоже время, на другой стороне растущего социального раскола, где вскоре трудности и лишения стали не менее остры, универсальным объяснением стало большевистское зло. Более того, Ленин и большевики особенно успешно развива и определение, выявление и демонизацию врагов — процесс, который подтолкнул к ужасам бесконечных гражданских войн советской России, то, что потенциально имело возможность революционного улучшения.
Размещение власти
и вопрос о государстве
Идеологическая манипуляция политическими социальным дискурсом обладает особой силой. Ленин был блестящим мастером такой манипуляции, и это должно заставить задуматься тех, кто полагает, что большевистское государство произведено на свет только силой принуждения. Низложение царя, тщательно анализируемое в данном томе Цуоши Хасегавой, со всей очевидностью означало политический крах самодержавной России, однако сущность самодержавия составляли непросто, а после 1905 года даже не в первую очередь, его официальные политические институты. Скорее это был набор самовоспро- изводящихся и культурно узаконенных социальных и культурных отношений, которые воплощали собственные формы власти и контроля и располагали их в четко обозначенных местах. Исследованные Орландо Файджесом плотная социальная структура сельской общины, сложные взаимоотношения крестьянства с государственными чиновниками и их дворянскими союзниками, сами способы владения землей, городские гетто и их связь с социальной иерархией рабочего места в промышленности изученная Михаилом Шкаровским церковная и религиозная жизнь даже иерархические противоречия внутри студенческой жизни и роль полов внутри семьи, что описали Алексей Марков, Элизабет
Уотерс и Барбара Клементс, — всё это области социальной практики императорской России, выстроенные культурными формами и концепциями власти и поддерживаемые прямыми и подразумевавшимися политическими правами и силами. Каждая из них включала четко определенные отношения командования и подчинения, что формально объяснялось соображениями общественного порядка. Каждая подкреплялась рядом формальных институтов и институали­
зированных традиций. Даже дикция и использование косвенной речи отражали способы распределения власти при самодержавии в глубине России и обширных нерусских областях империи. В статьях данного тома о национальных и региональных проблемах показано, как военные гарнизоны удерживали эти регионы под контролем императора, но основой его власти было расширение областей русского социального доминирования и подчинения.
Если самыми видимыми объектами политической борьбы до го были государство и его чиновники, спор за эти социально укорененные формы самодержавной власти создавал более глубокую политическую подоплеку. Действительно, как показывает Хасегава, когда Государственная дума и военное командование в Феврале сделали шаг вперед, убежденные, что новое руководство укрепит, а не ослабит государственную власть, жители столицы, побуждаемые перебоями с продовольствием и другими насущными проблемами повседневной жизни, доби­




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница