Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница29/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   722

34
Эдвард Актон
Haimson L., Rosenberg W. G., Rieber A., discussants. The Problem of Social Identities in
Early Twentieth-Century Russia // Slavic Review. 1989. № 47. P. 1-38.
McDaniel T. Autocracy, Capitalism and Revolution in Russia. Berkeley, 1988.
Pipes R. Communism: The Vanished Spectre. Oxford, 1994.
Smith S. Writing the History of the Russian Revolution after the Fall of Communism //
Europe-Asia Studies. 1994. № 46. P. 563-578.
Suny R. G. Revisionism and Retreat in the Historiograthy of 1917: Social History and Its Critics 11 Russian Review. 1994. № 53. P. 165-182.


Интерпретируя
Русскую революцию
УИЛЬЯМ Г. РОЗЕНБЕРГ
Имперская Россия
и революционный опыт
Катаклизм, поглотивший народы и территорию Российской империи по мере рождения в войне и революции новой Советской империи, непосредственно затронул более 140 млн. человек. Понятие Русская революция обычно подразумевает радикальный политический переход от царского правления к коммунистическому в течение всего девяти месяцев 1917 года, однако её многообразные формы связаны не столько с резким сдвигом от Февраля к Октябрю, сколько с глубокими и необратимыми изменениями в жизни и психологии на протяжении гораздо более длительного периода мировой войны и гражданского конфликта
1914-1921 годов. В разное время и разные люди ощущали эти изменения порою с надеждой, которая сильнее тревоги лишений. У многих, однако, и у либералов, надеявшихся в 1914 году, что мировая война принесёт политическую либерализацию, у умеренных социалистов, объявивших Февраль началом установления политической и социальной демократии, или у разных радикалов энтузиастов, видевших в Октябре обещание мира, земли и нового мирового порядка, ожидание улучшений вскоре заглушила боль. Никакие иные события человеческой истории так глубоко не затронули столько человеческих судеб. При всей своей сложности и противоречивости Русская революция, по сути, была огромной социальной травмой.
Постижение Русской революции требует, таким образом, не только знания основных событий, партий, институтов и деятелей, описание и анализ которых ведущими исследователями составляют основную часть этого тома, но также и усилия, направленного на вскрытие смысла надежд и разочарований, боли и гнева — постоянных спутников революционных перемен. Эти субъективные ощущения не только соединяли психологические и физические проявления жестокости и зверств с разным социальными политическим напряжением в обществе они играли значительную роль в переходе от конфликта к действию они также придавали событиями действиям свое особое (и часто противоречивое) значение, которое зачастую не очевидно, и даже не засвидетельствовано каким-либо регулярным способом. Чаще всего эти субъективности терялись, а объективные элементы травмы, вызванные насилием и лишениями, относят к категории объективных изложений политических событий и общественной деятельности, поскольку так как легче описывать политические события и их участников. Таким образом, важные субъективные элементы революционного опыта отходили на задний план.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница