Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница25/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   722

30
Эдвард Актон
Между тем, распад СССР совпал с резко акцентированным периодом господствующего влияния на Западе политиков и интеллектуалов правого крыла, ограниченным временем правительств Рональда Рейгана и Маргарет Тэт­
чер. Идеи коллективного действия, коллективного контроля, коллективной собственности и государственного вмешательства оказались в полномасштабном отступлении перед триумфальным маршем проповедников свободного рынка и собственнического индивидуализма. И казалось, невозможна более яркая демонстрации предполагаемого превосходства рынка над планированием и индивидуализма над коллективизмом, чем взрыв советского проекта именно в это время. Этот результат на языке дискуссии историков должен был подчеркнуть качание вправо, вернуть уверенность и правдоподобие традиционным западным подходам.
Настроение было точно схвачено, когда, верно рассчитав время, давний американский старейшина изучения русской истории с правых позиций, Ричард
Пайпс, профессор истории Гарвардского университета, опубликовал в 1990 году новое тысячестраничное исследование о Русской революции. В сущности Пайпс игнорировал работу целого поколения исследователей социальной истории и самоуверенно повторил объяснения, неправдоподобность которых показана в работах этого поколения. И если в научных журналах рецензии в клочья разорвали эту книгу, влиятельная пресса приняла ее с энтузиазмом и широко приветствовала, как несомненный шедевр. Для интеллектуального климата стал показателен выбор норвежским Нобелевским институтом в 1993 году Пайпса для чтения престижной серии годовых лекций на темы, относящиеся к работе института, как секретариата по награждению Нобелевской премией мира, и впоследствии публикация его размышлений всемирно известным университетским издательством. Свою версию революции Пайпс использовал для провозглашения окончательного провала всего проекта эпохи Просвещения. Излучая консервативное ликование, он открыл свои лекции прелестным наблюдением Макьявелли: Тот, кто отказывается от сделанного ради того, что должно быть сделано, скорее научится вызвать свой собственный крах. Крестьяне, провозгласил он, не считали свободу обладающей ценностью рабочие в его изображении —■
дикая толпа, создающая эту характерную русскую атмосферу всеобщего бесцельного насилия — стремления бить и разрушать, которой, как стадом, манипулируют социалистические вожди большинство большевиков 1917-1918 годов всю жизнь были только профессиональными революционерами авторитет Ленина был настолько велик, что его последователи никогда не предпринимали ничего без его личного одобрения. Революция, заявлял Пайпс, стала результатом несовершенно невыносимых условий, а весьма противоречивых отношений. Скорее отношения, чем учреждения или объективные экономические и общественные реальности, определяют политический курс.
Каждое утверждение бросало вызов самому подробному и дотошному научному исследованию нарисованная картина выглядит явной карикатурой на социальную драму огромного значения, которую постепенно восстанавливают ее исследования. Поскольку СССР распался в то время, когда на Западе правые былина подъеме, создалось впечатление, что выводы лучших научных исследований последних десятилетий замалчивались, чтобы обеспечить на Востоке и Западе единодушное восприятие революции, основанное на воскрешении старых мифов.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница