Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница232/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   228   229   230   231   232   233   234   235   ...   722

248
Зива Галили
,
Альберт Ненароков
Однако все эти надежды были похоронены рази навсегда на Демократическом совещании 14-22 сентября. Своим поведением на нём политические партии, общественные группы и организации напоминали персонажей басен Крылова.
Меньшевики-центристы во главе с Церетели призвали создать правительство, которое объединит жизненные силы народа независимо от классовых, партийных или национальных интересов и устремлений. Меньшевики-интернационалисты, как и левые эсеры, и большевики, требовали (хотя ив разных формах) усилить общественный контроль над Временным правительством и более строго определить форму правительственной отчетности. Это можно было сделать, связав режим или с Советами, которым большевики и близкие к ним деятели были теперь склонны передать власть, или, до созыва Учредительного собрания, с новым органом — Предпарламентом, в который предполагали включить представителей Советов и других общественных организаций и групп (кроме тех, кто замешан в заговоре генерала Корнилова). Именно этого, казалось, хочет российское общество, и именно это могло ещё спасти от экстремизма.
Классовый инстинкт (в потресовском понимании этого выражения) продолжал, однако, разделять делегатов Демократического совещания и при определении ближайших задачи в вопросе о партнерах и союзниках. В своём нежелании слушать друг друга доходили до абсурда. Никто из участников прений не заметил, что в общем подходе к решению проблем они мало отличаются от осужденных ими сторонников генерала Корнилова. Подобно им все соглашались, что главная задача любого правительства заключается в усилении своих правительственных функций. Одни требовали укрепить правительство для предотвращения экономического краха и поражения на фронте, другие добавляли, что это необходимо в интересах жизненных сил народа, третьи настаивали на том же, рассуждая сточки зрения диктатуры пролетариата и крестьянства. Так, все делегаты, тем или иным путем, приходили к мысли, что государственной власти надо дать всеобъемлющие полномочия, право вмешиваться во всё».
Ровно через два месяца в статье в первом номере газеты Клич Дан признал, что на Демократическом совещании меньшевики могли своими голосами обеспечить антикоалиционное большинство, хотя, по его мнению, даже это не дает реальный шанс «общедемократической власти, поскольку сама демократия (кооператоры, представители земств, городских дум и Советов крестьянских депутатов) не выражает желания участвовать во власти без представителей имущих групп. Примерно десять лет спустя эту мысль почти дословно повторил В. С. Войтинский (другой близкий союзник Церетели). Со всей откровенностью он прибавил, что и большевики не выражали ни малейшего желания участвовать в правительстве вместе с другими социалистическими партиями на компромиссной основе, приемлемой для широких сегментов демократии. Такое могло быть написано только в конце хне только после Октябрьской революции и Гражданской войны, но и по прошествии первых лет НЭПа, когда совершенно очевидно стало, что большевики пришли «все­
рьёз и надолго. В ноябре 1917 года Дан писать так не мог. Он хорошо знал, что Лев
Каменев и некоторые другие большевики занимают особую позицию, соглашаясь перед съездом Советов поддержать создание социалистического правительства на компромиссной основе. Эта позиция умеренных большевиков просматривалась не только в заявлениях Каменева и других на Демократическом совещании, но и на переговорах, которые вели после Октябрьских событий под патронажем Викжеля, центрального органа союза железнодорожных рабочих и служащих.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   228   229   230   231   232   233   234   235   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница