Г. Розенберг, В. Ю. Черняев



Pdf просмотр
страница22/722
Дата09.03.2018
Размер9.83 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   722

Революция и ее историки
27
Результатом стал вывод на передний план социальной поляризации царской России и подчеркивание роли объективных процессов в радикализации масс и разрушении поочередно царизма, русского либерализма и умеренных социалистических партий. Поток свежих исследований ярко осветил путь, которым опыт низших классов — произвол и земельный голод, от которого страдали крестьяне, пренебрежительное обращение офицеров и жестокие условия, от которых страдали солдаты, и грубые, авторитарные фабричные порядки, от которых страдали рабочие — заставлял их стать еще радикальнее и опаснее для существующего положения. Особое значение придавалось постепенному распространению грамотности, расширению горизонтов, росту чувства достоинства у низших классов, и тому, как это подталкивало их восстать против угнетения, беззащитности, унижения со стороны привилегированного общества. Наибольшее внимание уделяли рабочим, серии исследований показывали, как отсутствие гражданских прав и праву профсоюзов вынуждало рабочих не раз вступать в столкновение с государством и как распространялось осознание того, что существенно улучшить свою жизнь они смогут только путем политических перемен. Поэтому результатом работы этого нового поколения должно было стать разоблачение несоответствия традиционного на Западе подчеркивания случайности, слабого руководства царя, либералов и умеренных социалистов и неправдоподобного толкования политики как автономной в революционной ситуации. По той же причине результатом стали демифологизация и снижение до минимума значения революционной интеллигенции — и, тем самым, урезание величины той роли, которую советские жития святых приписали партии большевиков. Сравнительное исследование привлекло внимание к тому факту, что интеллектуалы- экстремисты — проповедники классовой войны, революции и социализма, были тогда и на Западе. Нотам эти идеи не завоевали сильной народной поддержки. В России случилось так не из-за блестящих способностей, или силы воли, или жестокости, или лжи интеллигенции. Произошло это, поскольку интеллигенция выражала те самые чаяния, к которым рабочих и крестьян вёл их собственный опыт.
Вывод этой работы состоял в том, что скорее народная поддержка, чем превосходная организация или тактический гений, позволила Ленину и его соратникам прийти к власти. Более того, успех большевизма в 1917 году отражал не столько централизацию, сплоченность и дисциплину их партии, сколько её сравнительно открытую, гибкую и демократичную структуру. Не выдержало строго испытующего взгляда и традиционное для Запада утверждение, будто в составе партии преобладали радикальные интеллектуалы в 1917 году огромное большинство ее членов составляли городские рабочие и солдаты. И их переход к большевикам это не результат промывания мозгов и заражения охмуряющей пропагандой большевиков, а часть массивного сдвига влево, ясно отмеченного даже теми, кто продолжал поддерживать меньшевиков и эсеров. Октябрьский захват власти также не являлся отдельным удачным ходом наперекор естественному развитию страны. Процесс передачи власти от учрежденных органов местного управления, которым покровительствовало Временное правительство, в руки комитетов и Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов во многих регионах начался далеко задолго до Октябрьского восстания в Петрограде. И выборы в Учредительное собрание могли быть объяснены как убедительное народное отрицание Октября, только если по-прежнему считать левых эсеров, как долго делалось, незначительной величиной если бы выборный процесс позволял крестьянам различать эсеров с возникшей партией левых эсеров, то, вероятно, она в союзе с большевиками




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   722


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница