Г. Кваша, Ж. Аккуратова Структурный гороскоп



страница69/113
Дата09.03.2018
Размер7.59 Mb.
ТипКнига
1   ...   65   66   67   68   69   70   71   72   ...   113
1541-1577

1543 год - год подведения итогов революционного четырехлетия. Он дал нашей истории фигуру истинного самодержца. В этот год 13-летний мальчик, будущий Иван Грозный, приказал казнить всесильного временщика князя Андрея Шуйского, и этот приказ подростка был исполнен.

В. О. Ключевский писал: "... все его политические идеи сводятся к одному этому идеалу, к образу самодержавного царя, не управляемого ни "попами", ни "рабами . Иван IV был первым из московских государей, который узрел и живо почувствовал в себе царя в настоящем, библейском смысле помазанника Божия".

События революционного четырехлетия показали, что православное самодержавие как общественно-политический уклад не претерпело никаких кардинальных изменений, наоборот, оно начало развиваться в сторону абсолютизации власти самодержца.

Развитие уклада выразилось и в возникновении Земского Собора. Он стал составной частью развивающегося уклада, оборотной стороной личной власти самодержца над подданными.

Личный характер этой власти требовал непосредственного контакта царя и граждан. Земские Соборы и были местом такого совета. Он стал способом включения всего населения страны в орбиту действия православного самодержца.

Расцвет Земских Соборов всегда совпадал с этапами дальнейшей абсолютизации власти царя.

Иван Грозный вводит опричнину, получает неограниченные полномочия и... постоянно созывает Земские Соборы.

Земский Собор 1613 года избранием новой династии полностью восстановил идею самодержавия в стране. После этого он работал на постоянной основе целых девять лет (1613-1622).

Православное самодержавие как уклад было сконцентрировано на фигуре самодержца. Иван IV собственноручно организовывал экономическое разрушение страны (походы опричников по епископствам, на Новгород и т. д.). Им же были созданы и вспомогательные карательные органы. Более либеральной была "Избранная рада", открытым терроризмом занимались опричники.

Опричников очень часто называют гвардейцами Ивана IV, проводя параллель с гвардией Петра I. Сходство между двумя этими организациями только в одном - обе они порождение второй, революционной фазы в цикле. Гвардия Петра I - это чисто политическое явление, в конце концов она стала основой нового класса общества - дворянства. Опричнина Ивана IV появилась и исчезла без следа по воле самодержца. Она была создана по подобию мужского монастыря. Службы проводил Иван Грозный, являясь игуменом. Таким образом, опричнина носила чисто идеологический характер.

Как революции волевого рывка отличаются от "революции" ортодоксального цикла, так отличаются между собой и их лидеры.

Лидер II фазы - волевого рывка - это всегда революционер, ниспровергатель старины, такой же лидер в ортодоксии - личность, верная заветам предков.

Владимир Мономах - лидер II фазы первого ортодоксального цикла - несколько раз отказывался от великого княжения, чтобы соблюсти очередь по старшинству. С точки зрения волевого рывка, он проявлял политическую близорукость. Но Владимир Мономах не только поднялся на вершину власти, но и обрел нравственное преимущество, когда сумел своей волей утихомирить князей, провести примирительные съезды, собрать ополчение для отпора кочевникам.

С. М. Соловьев: "Мономах не возвышался над понятиями своего века, не шел наперекор им, не хотел изменить существующий порядок вещей, но личными доблестями, строгим исполнением обязанностей прикрывал недостатки существующего порядка, делал его не только сносным для народа, но даже способным удовлетворять его общественным потребностям. Общество, взволнованное княжескими усобицами... требовало прежде всего от князя, чтобы он свято исполнял свои родственные обязанности, не спорил с братьею, мирил враждебных родичей, вносил умными советами наряд в семью; и вот Мономах во время злой вражды между братьями умел заслужить название братолюбца. Для людей благочестивых Мономах был образцом благочестия".

Мономах был не только традиционным политическим деятелем, он еще был и послушным сыном церкви. В своем "Поучении детям" завещал им как главнейшую обязанность князя каждодневное посещение церкви.

Мономах за свои заслуги и благочестие был причислен к лику святых Русской церкви.

Лидером II фазы второго ортодоксального цикла стал князь Александр Невский - "герой, святой и основатель новой российской целостности, которая существует до сих пор" (Л. Н. Гумилев).

Во всех делах Александр шел "по следам отцовским", как написал С. М. Соловьев.

Александр продолжил дело своего отца Ярослава Всеволодовича по созданию удельной системы. Он оставил великокняжеский титул и земли в семье, хотя по родовому порядку не имел на это права.

Александр стал создателем системы татаро-монгольского ига. Это политическое преступление, с точки зрения волевого рывка, создало ему славу в народе как успокоителя, мудрого князя и т.д. А ведь четыре поездки Александра в Орду были четырьмя этапами наложения тяжелейшей дани на ранее свободные области Русской земли: Суздальскую, Рязанскую, Муромскую, Новгородскую.

Четвертая поездка в Орду стала вершиной восточной политики Александра - он смог предотвратить поход ордынских войск на Русь.

Был Александр и благочестивым сыном православной церкви, как и Владимир Мономах.

Орда не посягала на православие - отсюда миролюбивая восточная политика князя, а вот католическая военная интервенция крестоносцев встретила его суровый отпор (1240 - князь разбивает шведов на Неве, 1241 - "Ледовое побоище", разгром Ливонского ордена).

Отстаивая чистоту православия в дискуссиях с католическими священниками, Александр произнес знаменательные слова: "Все это мы знаем хорошо, но от вас учения не принимаем".

Смерть Александра Невского люди восприняли как трагедию. Митрополит Кирилл так объявил народу об этой скорбной вести: "Дети мои милые! Знайте, что зашло солнце земли Русской" (С. М. Соловьев).

Об Иване Грозном (третьем в этом ряду вождей) написаны горы литературы. Есть устойчивая традиция сравнивать его с Петром I или с И. В. Сталиным. Но, с нашей точки зрения, аналогия здесь только в том, что все они лидеры второй, революционной фазы.

Отличие же Ивана IV от Петра I или И. В. Сталина весьма существенно. И главное состоит в том, что он, как Мономах, как Невский, не революционер. По сути своей он традиционный деятель. Иван IV ничего не изменил в православном самодержавии. При нем развитие его шло в сторону абсолютного выражения этой власти.

С. М. Соловьев: "Долго Иоанн Грозный был загадочным лицом в нашей истории, его дела были предметом спора... Иоанн IV не был понят, потому что был отделен от отца, деда и прадедов своих. Одно уже название Грозный, которое мы привыкли соединять с именем Иоанна IV, указывает достаточно на связь этого исторического лица с предшественниками его, ибо деда Иоанна III называли также Грозный".

Разве можно сравнить воинствующий атеизм Петра I или большевиков с атмосферой религиозного экстаза, в которой проводились все преобразования Ивана Грозного?

С М. Соловьев: "Царь Иван отличался набожностью и имел самые возвышенные представления о своей миссии верного сына и защитника православной церкви. Ни один из московских государей не заботился столько о своей репутации благочестивейшего государя, сколько Грозный".

В любой третьей фазе любой модели развития государства на смену лидеру приходит коллективное руководство. Эти периоды никогда не являются украшением истории любого государства, ведь торжествует серая масса - номенклатура. Для государства, развивающегося по ортодоксальной модели, вообще существует опасность исчезнуть с арены мировой истории. Политическая неразбериха ортодоксии в эти 36 лет достигает своего максимума.



1133-1169

В 1132 году умирает Мстислав Великий и во всех концах государства с новой силой вспыхивают усобицы: сражаются потомки Мономаха друг с другом за киевский стол, за утраченное старшинство борются Святославичи- потомки старшей ветви Ярославичей. Летопись описывает следующие четыре года словами "сильно взмялась вся Земля русская".

Следствием внутренних раздоров стала и внешняя интервенция.

С. М. Соловьев: "Усобицы заняли все внимание князей в княжение Ярополково, и не было походов на врагов внешних: половцы опомнились от ударов, нанесенных им при Мономахе и Мстиславе, и опять получили возможность пусто шить Русскую землю".

За первые 24 года этой фазы титул великого князя киевского носили шесть представителей рода Мономаха и три представителя рода Святославичей. Куда уж более.

Оказывается, есть куда. Самую яркую картину Смуты дает последнее 12-летие третьей фазы (1157-1169 гг.).

В 1157 году умирает Юрий Долгорукий - один из лидеров борьбы за киевский стол. Скорее всего, он был отравлен на пиру - таким был стиль этой фазы. Великим князем становится Ростислав Мстиславович, и его правление продолжается все эти 12 лет. Кажется, Русь еще должна помнить недавние времена Мономаха и Мстислава Великого (Ростислав - сын Мстислава и внук Мономаха), но нет, спираль усобиц закручивается сильнее. Все свое правление, очень продолжительное по меркам той эпохи, Ростислав мирил князей.

Воздадим должное этому государственному деятелю. В том, что первое Смутное время не закончилось катастрофой для Руси, заслуга именно этого князя.



1277-1313

Третья фаза второго ортодоксального цикла началась усобицей сыновей Александра Невского- Дмитрия и Андрея - за великое княжение.

Младший брат Андрей "изопроси себе княжение великое Владимирское у царя под братом своим старейшим, великим князем Дмитрием Александровичем".

Через годы усобицы Дмитрий вернул себе великое княжение, но не успокоился на этом и пошел разорять уделы бывших противников. За это Андрей навел на Русь "Дюде-невскую рать" - ордынские войска разгромили 14 городов и "всю землю пусту сътвориша".

Смерть Дмитрия и вокняжение Андрея не привели к успокоению. Княжеский съезд 1296 года едва не закончился резней, в стиле номенклатурных разборок.

Последнее 12-летие (1301-1313 гг.), как всегда, показало всю глубину политической безответственности князей.

В 1302 году начинается усобица Москвы и Твери за великое княжение, где соперники не гнушались никакими средствами. Яблоком раздора на первых порах служило Переяславское княжество. Инициаторы усобиц, великий князь Андрей и его брат Даниил Московский, вскоре умирают, на их место заступает новое поколение: Юрий Московский и Михаил Тверской. Спор переносится в Орду, где Михаил получает титул великого князя, так как пообещал собрать гигантскую дань. Оба возвращаются на Русь: Михаил - разорять государство сбором дани, Юрий - усиливать свою область, "не разбирая средств", как пишет С. М. Соловьев. В ответ на партизанские действия московского князя (удержал Переяславль, Коломну, убил рязанского князя) Михаил выступил в поход на Московское княжество и разорил его в 1308 году.

1577-1613

Иван Грозный третьей фазы кардинально отличается от Ивана Грозного во второй. С окончанием второй фазы царь отменил опричнину, закончилась эпоха казней. На первый план вышли споры в царской семье. Свой голос появился у наследника Ивана Ивановича. Он и стал первой жертвой номенклатурной; разборки.

Смерть Ивана IV в 1584 году стала официальным началом коллективного руководства. Умирая, царь назначил в помощь своему преемнику Федору Ивановичу правительственную комиссию из пяти бояр. И начались интриги, заговоры, тайные убийства, насильственные пострижения в монахи. Вот некоторые события на этом пути:

смерть в Угличе царевича Дмитрия, наследника престола;


заговор бояр против Бориса Годунова;
опалы Бориса Годунова на Романовых и их сподвижников;
самозванство Смутного времени (1601-1613 гг.).

Это Смутное время было самым смутным в нашей истории.

Все православное самодержавие как общественно-политический уклад было сконцентрировано на фигуре самодержца. В. О. Ключевский пишет: "... когда династия пресеклась и, следовательно, государство оказалось ничьим, люди, естественно, растерялись, перестали понимать, что они такое, пришли в брожение, в состояние анархии".

В эти годы государство "преображалось в какую-то бесформенную мятущуюся федерацию" (В. О. Ключевский). На престол претендовали все, кто не ленился: Лжедмитрий I, Лжедмитрий II, поляки, казаки, шведы.

Очень часто этот период (1601-1613 гг.) выделяют в отдельную эпоху, но это не так. Смута не стала рубежом в развитии государства, не дала ничего нового, она лишь подводила итоги.

С. Ф. Платонов: "Чаще всего за потрясениями этого рода следовали важнейшие изменения в политическом строе той страны, которая их испытывала; наша смутная эпоха ничего не изменила, ничего не внесла нового в государственный механизм, в строй понятий, в быт общественной жизни, в нравы и стремления, ничего такого, что, истекая из ея явления, двинуло бы течение русской жизни на новый путь, в благоприятном или неблагоприятном для нея смысле".

Ортодоксальный цикл - это цикл сильной идеологии. В нем складывается своеобразный идеологический рынок, где конкурируют между собой различные течения и самое сильное наиболее сильно захватывает людские умы.

С началом первого ортодоксального цикла начинается создание православия как национальной религии имперского этноса - оно проходит в борьбе со светской ересью, волхво-языческой оппозицией, общехристианскими еретическими учениями (арианство, богомильство, павликанство). Следствием этой постоянной идеологической бури было появление в рамках канонического христианства совершенно особой религии, с самобытной трактовкой всех основ учения.

Краковский епископ Матвей в XII веке писал: "Не желает упомянутый народ ни с греческой, ни с латинской церковью быть единообразным, но отличный от той и другой, таинства не одной из них не разделяет".

В православии развивается культ Богородицы, канонизируются не мученики за веру, как в греческом православии или католичестве, а миряне. Первыми святыми стали жертвы политических интриг - невинноубиенные князья Борис и Глеб.

Православие создавалось в непрерывной борьбе за умы людей.

Из "Повести временных лет", 1071 год:

"Такой волхв явился при князе Глебе в Новгороде. Он разговаривал с людьми, притворяясь богом, и многих обманул, чуть не весь город, разглагольствуя, будто наперед знает все, что произойдет, и хуля веру христианскую... И замутился весь город, все поверили в него и собирались убить епископа. Епископ же, с крестом в руках и в облачении, вышел и сказал: "Кто хочет верить волхву, пусть идет за ним, кто же истинно верует, пусть тот к кресту идет". Люди разделились надвое: князь Глеб и дружина его пошли и стали около епископа, а люди все пошли и стали за волхвом. И начался мятеж великий в людях".

Да, мятеж был. Епископ Федор, например (это конец третьей фазы), назначенный на свою должность Андреем Боголюбским, повсеместно высказывал "хулу на Богородицу", отказывался признать догмат о непорочном зачатии и сомневался в божественной природе Христа. И такое было. Можно сказать, что православие создавалось всем миром, никто не оставался в стороне, ни простые люди, ни князья.

С. М. Соловьев отмечал, что "спор, так сильно и долго занимавший русское общество о том, что есть в известные дни, принадлежит к характеристическим явлениям эпохи".

По этому поводу великому князю Мстиславу Изяславовичу пришлось собрать Собор, так как настроения среди князей грозили вылиться в усобицу.

Сама православная церковь очень четко осознавала свое государственное положение.

С. М. Соловьев: "... духовенство принимает сильное участие в событиях, в примирении князей, в утишении народных восстаний... Когда венгры завладели Галичем, то митрополит поднимал князей отнять русскую волость у иноплеменников... В тот век, когда не стыдились убивать или задерживать послов, если речи их не нравились, послами обыкновенно отправлялись духовные лица, потому что за них менее можно опасаться при всеобщем уважении к их сану".

Единство Русского государства после волевого рывка поддерживалось княжеским родом, который сообща владел всей территорией государства, а также православием (духовным единством).

Начало второго ортодоксального цикла показывает нам утверждение православия как главного духовного учения.

С. М. Соловьев, характеризуя события с 1054 по 1228 год, отмечает: "... если в начале описываемого времени все низшее народонаселение Новгорода стало на сторону волхва, то в конце, именно в 1227 году, в Новгороде сожгли четырех волхвов".

В том же 1227 году князь Ярослав Всеволодович "крестил множество корел".

Православие теперь стало не просто национальной религией, оно стало основой национальной принадлежности. Именно во втором ортодоксальном цикле впервые звучит мысль, что православный - значит, русский.

Во втором цикле еще ярче проявляется то, что основой государства, залогом его единства является церковь. Наиболее распространенной формой общественной жизни стал церковный приход.

С. М. Соловьев: "Митрополиты русские не стараются получить самостоятельное, независимое от светской власти существование. Пребывание в Киеве, среди князей слабых, в отдалении от сильнейших, от главных сцен политического действия всего лучше могло бы дать им такое существование; но Киев не становится русским Римом: митрополиты покидают его и стремятся на север, под покров могущества гражданского; и на севере не долго остаются во Владимире, который, будучи покинут сильнейшими князьями, мог бы для митрополитов иметь значение Киева, но переселяются в стольный град одного из сильнейших князей и всеми силами стараются помочь этому князю одолеть противников, утвердить единовластие".

Расстановку сил в удельной Руси показал Л. Н. Гумилев: "... наследники уже разложившейся и уже загнивающей Древней Руси были постепенно оттеснены от власти митрополитами".

Само же православие не остановилось в развитии. В XIII веке появляется первое русское еретическое учение - стригольничество; церковных иерархов мучают споры "стяжателей" и "нестяжателей", по этому поводу собираются Соборы (1274, 1310).

Третий ортодоксальный цикл дал нам картину полного слияния светского и духовного, верховной власти и православия. В нем православие стало религией Третьего Рима, частью государственных институтов.

Государственное положение религии сказалось и на православии. Свободная конкуренция идеологических течений была заменена силовым строительством идеологических институтов.

Как церковь Третьего Рима православие решало две задачи- утверждение идеологического величия русского православия и достижение единообразия религии на всей территории государства.

В годы правления Василия III начались споры, как служить, как петь, как читать, со временем они превратились в своеобразный идеологический террор. Москва то погрязала в догматизме и начетничестве, то разгоняла еретиков.

Собор 1531 года осудил князя-инока Вассиана и Максима Грека за составление "Кормчей книги", посчитав это умышленной порчей богослужебных сочинений. Не смог работать в Москве первопечатник Иван Федоров, при патриархе Филарете были сожжены книги западно-славянских просветителей Лаврения Зизания и Кирилла Транквилиона-Ставровецкого.

Православие, будучи частью государственной власти, не терпело вольностей в трактовке веры. Все должны были подчиняться решениям митрополита и Соборов.

В царстве Ивана Грозного разворачивается бурная редакторская деятельность митрополита Макария. Под его руководством систематизируется вся литература, ходившая по Руси в "Четьи-Минеях", в "Книге Степенного царского родословия", где описывался процесс объединения русских земель. Протопоп Сильвестр, продолжая работу Макария по внедрению в общество основ православия, создает "Домострой" - свод правил православной семейной жизни.

Нигде в мировой истории мы не встречаем такого случая, когда бы церковь столь определенно встала на сторону государственной централизации. Так, "иосифлянство" разработало политическую теорию, где обосновывало право московских князей на самодержавие.

Идеологическое величие православия потребовало и введение патриаршества, так как, по мнению церковных иерархов, рядом с самодержцем должен стоять патриарх, как было прежде в Константинополе (Второй Рим).

Мощь православия проявилась в Смутное время. Оно спасло государство, возродило в полном объеме идею самодержавия.

В. О. Ключевский: "... когда изнемогали политические силы, начали пробуждаться силы религиозные и национальные... они и спасли общество".

Москва была сдана полякам, но незыблемо стояла, отражая годовую осаду, Троице-Сергиева Лавра; лидером освободительного движения стал патриарх Гермоген. К 1611 году борьба за национальную независимость стала отождествляться с борьбой за веру предков.

* * *


Четвертая фаза уже иная, она порождает экономическое чудо.

1169-1205

1169 год - это год "революции" Андрея Боголюбского. Он во главе ополчения 11 князей захватывает Киев, отстаивая свои права на титул великого князя по старшинству. Андрей сжигает Киев и уходит на север, оставляя в городе второстепенного князя.

С М. Соловьев: "Этот поступок Андрея был событием величайшей важности, событием поворотным, от которого история принимала новый ход, с которого начинался на Руси новый порядок вещей".

В. О. Ключевский: "Андрей впервые отделил старшинство от места... став великим князем, не покинул своей Суздальской области, которая вследствие того утратила родовое значение, получив характер личного достояния одного князя... Князь Андрей со своей северной Русью отделился от Руси южной, образовав другое великое княжение, Суздальское, и сделал город Владимир великокняжеским столом для всех князей".

Итак, поступок Андрея означал эволюцию удельно-родового уклада. Было зафиксировано, что акценты в нем смещаются в сторону удельного (частного) владения землей. Такие отношения утвердились на одной части древнерусского государства - на севере.

Уход сильнейшего князя на север, во Владимир, положил начало разделению прежде единого государства на два самостоятельных, при сохранении единой религии.

Экономическая мощь Северо-Восточной Руси отражена даже в прозвище Андрея Юрьевича - Боголюбский, то есть прославленный своими делами в угоду церкви. Сколь же велики были эти дела, что владимирский князь выделился ими из ряда других князей?

Прежде всего, он заново отстроил Владимир, превратив его из пригорода Ростова в столицу. В княжеском Боголюбове был сооружен дворец из белого камня, "являвший собою целесообразно сложный, не имевший на Руси аналогов ансамбль светской, культовой и военно-замковой архитектуры" (В. А. Чивилихин).

От золотого сияния Владимиро-Суздальской Руси камня на камне не оставило татаро-монгольское нашествие. Но редкие образцы архитектуры той эпохи говорят о многом - достаточно назвать Успенский собор во Владимире, церковь Покрова на Нерли.

Экономический расцвет не стал прологом политического могущества. Андрей Боголюбский, диктатор северной Руси, пал жертвой заговора бояр. После его смерти разразилась такая усобица, которая едва не лишила северную Русь преимуществ над южной.

Организатором Великого Владимирского княжения стал брат Андрея, победитель в усобице, Всеволод Большое Гнездо. Он стал и основателем нового рода северных князей - Всеволодовичей. Его длительное правление превратилось в своего рода мост при переходе из одного ортодоксального цикла в другой.

1313-1349

1313 год знаменует собой коренной перелом в усобице Москвы и Твери. Началось планомерное наступление Москвы по всем направлениям: в политике (московские князья наконец-то добиваются великого княжения), в идеологии (перенос кафедры митрополита из Владимира в Москву), в экономике (в 1314 году сильнейшая в экономическом отношении область Руси - Новгород - принимает добровольно московского посадника, предпочитая экономический союз с Москвой военно-принудительному - с Тверью).

Политика объединения слабых уделов стала основой экономического чуда Москвы.

С. М. Соловьев: "Московский князь скупает... отдаленные северо-западные и северо-восточные княжества, волости, как видно, пустынные, бедные, которых князья не были в состоянии удовлетворить ордынским требованиям".

В. О. Ключевский отмечает, что со времени княжения Калиты вокруг Москвы образуется "княжеский союз на более прочных основаниях... этот союз был финансовый и подневольный..."

Москва возглавила этот союз, так как в семье самих московских князей не осталось места родовой неопределенности отношений, в ней победили служебные отношения. Благодаря им княжество надолго забыло внутренние усобицы и начало богатеть.

Устроителем Московского княжества стал Иван Калита. Прозвище этого финансового гения XIV века говорит само за себя - Иван Денежный мешок. Он действительно умел делать деньги. Он собирал двойную, тройную, дополнительные дани, превращая Москву в банк Великороссии, так как в Орду шла малая часть этих денег. На оставшиеся он покупал земли, выкупал из плена русских людей, селил их на пустынных территориях. Деньги Калиты купили годы спокойствия для Руси. Выросло целое поколение, которое и вышло потом на Куликово поле.

Но экономический размах Москвы так же сочетался с политическим беспределом, как и во времена Андрея Боголюбского,- заговоры, оговоры в Орде, лжесвидетельства, науськивание ордынских войск на непокорные княжества и т.д. и т.п. За это время погибли по разным причинам Михаил Тверской, Дмитрий Тверской, Юрий Московский, Александр Тверской.



1613-1649

1613 год - избрание Земским Собором новой династии.

Появление во главе государства фигуры царя, который дает землю за службу, закончило создание государственно-административного аппарата. Царя выбрали те, кто жил по новым законам собственности. Это были служилые люди - дворяне, дети боярские, жили они за счет поместья.

Отметим, что сама администрация Русского государства носила чисто идеологический характер. Государственный аппарат работал через постоянное утрясение местнических споров.

Четвертая фаза стала поистине золотым временем для православия. Впервые во главе государства стало духовное лицо - патриарх Филарет, отец царя Михаила. Он носил титул государя-соправителя. Именно он и стал устроителем Русского государства.

С. Ф. Платонов: "Нельзя сказать, чтоб до Филарета не старались об устройстве земли... Но благодаря отсутствию, так сказать, хозяйского глаза, каким явился Филарет, все намерения правительства исполнялись небрежно, с массою злоупотреблений со стороны администрации и населения..."

Экономическое чудо Русского государства позволило создать государственный аппарат. Население страны смогло оплатить все потребности государства, которое объявило себя Третьим Римом. Это были расходы на бесконечные войны, на колонизацию, помощь восточным христианам, страдающим от османского ига, на восстановление государства после Смуты.

Для своих целей государство собирало с каждого гражданина "посошное" - 120 рублей с сохи и "пятую деньгу" - 20% годового дохода.

Через сложную дипломатическую работу был достигнут мир на всех границах, новая династия добилась от поляков отказа от прав на русский престол. Была проведена огромная законодательная работа во времена царя Михаила и Алексея. И в 1649 году "Соборное уложение" царя Алексея подвело итоги развития Русского государства.

Итак, еще немного заключений. Историю и смысл Российской империи определили как волевые рывки, так и ортодоксальные циклы.

Своеобразие России в том, что национальное, религиозное, государственное в ней слиты воедино. Все это создавалось в трех законченных ортодоксальных циклах, по одной и той же модели.

Два ортодоксальных цикла связывают первый и второй волевые рывки. В первом цикле (1061-1205 гг.) появился русский народ - создатель будущей империи.

С. М. Соловьев: "... только благодаря явлениям, характеризующим время со смерти Ярослава до конца XII века, является русский народ".

Второй ортодоксальный цикл (1206-1349 гг.) создал условия для перехода к волевому рывку. Удельно-родовой уклад за это время превратился в удельный. Экономический монополизм московского князя вел к централизации государства, к единодержавию. Созданием сильной политической власти в центре занялся второй волевой рывок.

Один ортодоксальный цикл (1505-1649 гг.) связывает второй и третий волевые рывки. За эти 144 года были созданы все административные институты, и на международной арене появилось Русское царство. Опираясь на эту базу, третий волевой рывок привел к созданию супергосударства - Империи.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   65   66   67   68   69   70   71   72   ...   113


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница