Г. Кваша, Ж. Аккуратова Структурный гороскоп


ГЛАВА 13. Прогнозы 1993 года



страница112/113
Дата09.03.2018
Размер7.59 Mb.
ТипКнига
1   ...   105   106   107   108   109   110   111   112   113
ГЛАВА 13.

Прогнозы 1993 года
Начну с собственных прогнозов, то есть прогнозов в адрес структурного гороскопа. В 1993 году он должен был деполитизироваться и охладеть к политическим прогнозам. В целом прогноз оправдался, постепенно доминировать начинают иные темы, количество публикаций снижается.

В апреле публикуется важнейшая поправка в знаковом раскладе, центральным знаком объявляется Петух, а стало быть, все предыдущие прогнозы с авансами Лошади и Крысе были частично ошибочны, и Лошадь и Крыса, так же как Бык, Кот и Змея, всего лишь вторые знаки в теку­щем 12-летии.

В майском номере «Зазеркалья» предпринята еще одна попытка прорыва внутрь года. Ахиллесова пята структур­ного гороскопа — полное непонимание внутригодового устройства, а не зная этого, невозможно давать прогноз событий не только по годам, но и по месяцам. То, что вам предлагается, это не прогноз в обычном его понимании, а попытка начать разработку нового метода.

Когда я писал, что наш сон продлится до 15 марта 1993 года, то прежде всего имел в виду, что начало реальным его событиям дает март — в январе год не торопится еще баловать нас событиями, не торопится разворачивать свои знамена, а ждет марта...

Начнем издалека. Древний Рим. В 44 году до нашей эры (год Быка) 15 марта (этот день назывался у римлян мар­товские иды, или иды марта) император Цезарь убит группой заговорщиков-республиканцев («И ты, Брут!»). С тех пор злосчастные иды марта приобрели в истории нарицательный смысл как роковой день. Напомним обс­тановку самого убийства: «Все заговорщики, готовые к убийству, с обнаженными мечами обступили Цезаря; куда бы он ни обращал взор, он, подобно дикому зверю, окру­женному охотниками, встречал удары мечей, направлен­ные ему в лицо и в глаза...».

Впрочем, важнее другое: заговор и убийство были пол­ной неожиданностью для присутствующих сенаторов и дня всего Рима. Это убийство было настолько неожидан­ным, что некоторое время даже не знали, как к нему относиться, и отдавали одинаковые почести и убитому и убий­цам. Однако именно оно дало толчок многолетней граж­данской войне и принципиально новому этапу в истории Древнего Рима.

Достаточно мимолетного взгляда на российскую исто­рию, чтобы найти аналогичные события. Речь идет об убийстве Павла I: те же стоящие вокруг убийцы, та же безнадежность, то же предательство. Ну а самое главное — близкая дата: 12 марта (24 марта по новому стилю) 1801 года (год Петуха).

Можно было бы подумать, что убийцы специально копировали убийц Цезаря, подгадав свое дело к мартовс­ким идам. А события вокруг Александра II? Ведь покуша­лись на него и в 1866, и в 1867, 1879, 1880 годах, а убили-то 1 марта (13 марта но новому стилю) 1881 года (год Змеи). Таким образом, личная судьба Павла I и Алексан­дра II полностью слились с судьбой государства, ибо и март 1801 и март 1881 года — начальные даты двух очень длительных эпох в жизни государства, одна из которых продлилась 72 года, а другая длится по сию пору и закон­чится лишь в 2025 году.

Именно мартовские события открывают эпохи. В нашей истории наиболее длительным стало правление дома Романовых, ведь Михаил Федорович был избран 21 февраля (3 марта по новому стилю) 1613 года (год Быка) С большой долей вероятности получается, что мартовский импульс — своеобразный шаг в будущее.

Если продолжить линию смерти государственных мужей, то в ряд мартовских импульсов встанет и смерть Сталина 5 марта 1953 года (год Змеи), и смерть Константина Черненко 10 марта 1985 года (год Быка). Сталин целиком и полностью олицетворял собой режим власти и своей смертью лишь отметил смерть режима. Черненко пробыл генсеком всего год, но поскольку великие номенклатурные старцы мало чем отличались друг от друга, то можно сказать, что в марте 1985 года умер некий обобщенный генсек, символ номенклатурной власти.

Диалектика событий такова, что даже в таком печальном, похоронном обличий мартовский импульс знаменует собой рождение нового, иного, светлого времени. Смерть Сталина родила «оттепель», смерть Черненко «перестройку».

В тот же ряд мартовских импульсов надо поставить, февральскую, а на самом деле, мартовскую революцию 1917 года (год Змеи), похоронившую 304-летний дом Романовых, но начавшую двухсотлетнюю историю новою российского уклада.

Мам очень интересно проследить, как проявляется революционный импульс через четыре года.

После революционного 17-го в марте 21-го вспыхнул и погас Кронштадтский мятеж (1—18 марта) («Советы без коммунистов!»), одновременно шел X съезд РКП(б), на­чавший нэп. И мятеж, и новая экономическая политика были абсолютной неожиданностью для всех и, думается, для их организаторов в том числе.

Такой же неожиданностью стали и события марта 1993 года. В марте 1989 года Горбачев неожиданно обратился через прессу с просьбой к москвичам (это вместо партий­ных писем, читаемых на партсобраниях) не голосовать за Ельцина и получил столь же революционный ответ — 90% москвичей проголосовали за будущего президента.

Ну а в марте 1993 года, в соответствии с нашим прог­нозом, проснулся Ельцин со своей командой (20 марта) и вместо бесконечного лавирования и компромиссов сонно­го 1992 года дал бой до победного конца.

Победу Ельцину куют наши новые информационные властители, покорившие телевидение и почти полностью печатные издания, приручив практически всех политиков и заставляя их потеть перед телекамерой, микрофоном и т. д. Но победу ему дает и его точное попадание в ритм мартовских импульсов.

«Утро вечера мудренее» — это о мартовском импульсе; но есть и другое утверждение — «цыплят по осени счита­ют». Тут речь идет скорее всего о ноябрьском импульсе. Есть еще, видимо, и июльский импульс, и знаменитая победа Хрущева на июньском пленуме 1957 года (скорее всего, это территория июльского импульса). Так что поживем — увидим.

1993 год, как и всякий революционный год из троицы Змея—Бык—Петух, дает о революционных импульсах гораздо больше информации, чем другие годы.

Если в 1992 году прогнозирование уперлось в стену, то 1993 год открывает все новые и новые темы; одной из них в будущем, когда у нас в стране все образуется, безусловно, будет прогноз для зарубежных стран. Один из таких прог­нозов вызрел к июлю (см. главу 4) и касался сверхкризиса в Китае около 2009 года.

В декабре появилась еще одна поправка, объясняющая необходимость вспомогательной стихии в процессе революционного переустройства. Поправка эта очень важна дли знакового прогнозирования, причем не только длительного (12 лет), но и короткого (год). Именно знаковое прогнозирование у структурного гороскопа особенно хро­мало, пока не появился метод для прогноза, направленно­го к каждому лидеру.

Так что 1993 год все-таки дал для прогнозирования несколько новейших идей.

Гримасы судьбы — еще недавно Петух считался пусто­звоном, болтуном, в лучшем случае клоуном. Теперь же все ему к лицу — доброжелательность, остроумие, быстромыслие...

Другие открытые знаки (Кот, Лошадь, Крыса) вроде бы не слишком уступают Петуху в популярности (Иван Демидов, Леонид Ярмольник, Юрий Николаев), но чего-то им не хватает, видно, что в новые времена вошли они не слишком комфортно. Центральные знаки ближайшего будущего — Бык и Змея, напротив, уже вовсю осваивают места грядущего воцарения. Особенно много Быков и Змей среди главных редакторов. Например, непотопляе­мая московская пресса возглавляется в основном этими знаками («МК», «ВМ», «МП»).

В союзе Петух, Бык и Змея образуют единую стихию. Всего стихий четыре (разделите двенадцать на три). В астрологии названия стихий — огонь, воздух, вода, земля — звучат красиво, но понять их сложно. В структурном гороскопе у каждой стихии по нескольку названий. Инте­ресующая нас стихия называется логической, боевой, она же стихия будущего, стихия фантастики.

В оппозиции логикам находятся завершители (Кот, Коза, Кабан), они же — реалисты, представители стихии эмоций, интуиции, стиля, красоты (стиля подведения итогов, стихии прошлого). Таким образом, очевидно противостояние двух стихий: прошлое—будущее, весна-осень.

Другие две стихии подобны лету и зиме. Воля (Лошадь, Собака, Тигр), стихия власти, истины, новаторства. Эта стихия одинаково заинтересована как в прошлом, так и в будущем. Буквально как в природе, лето осью соединяет весну и осень, посев и сбор урожая.

Четвертая стихия, стихия мистики (Крыса, Дракон, Обезьяна), любви, сновидений, находится вне времени вне эволюции (вечность, вечные темы) и не нуждается ни в прошлом, ни в будущем. Точно так же и зима существует как бы сама но себе, не имея конкретной связи ни с осенью, ни с весной.

Но несмотря на некоторую изолированность мистичес­кой стихии, она так же, как и три оставшиеся, включена в единый круговорот стихий. Порядок взаимодействия стихий в целом очевиден. Логики подавляют мистиков, но уступают волевикам, а они, в свою очередь, не могут усто­ять перед непредсказуемыми реалистами, которых усми­рят лишь мистики, что, собственно, и завершает кругово­рот.

Структура круговорота стихий достаточно важная, хотя и не очень мощная — по энергетике она значительно усту­пает структуре векторного кольца. Поэтому, рассматривая все варианты взаимоотношений, нужно помнить, что отношения в парах Лошадь—Кабан, Кабан—Дракон, Пе­тух—Собака, Бык—Тигр, Тигр—Коза идут против природ­ного хода стихий. Так иногда весной вдруг подморозит и идет снежок, а осенью вдруг пригреет солнце и вернется на недельку лето.

Временам года хорошо, они гармонично зреют внутри подвластной стихии: лето — внутри весны, осень — внутри лета и т. д. В обществе все намного сложнее, здесь осень рождается внутри зимы, а весна внутри лета. Смысл тако­го обратного круговорота в том, чтобы будущая властная стихия пришла через подавление, сопротивление (тот самый призрак, который бродит), а потому рождается всегда неожиданно и революционно. В природе все эволюционно, в обществе — все революционно.

Таким образом, после 36-летия (1881—1917) любви и мистицизма грянула осень террора, слежки, доносов (1917—1953), хотя все революционеры, да и многие зри­тели, ждали именно весны, расцвета, коммунизма всякого или чего-то подобного.

Напротив, в 1989 году весь мир, да и сами революцио­неры, назагоравшись в изнурительно знойном застое, ждали наступления осени, тлена, распада, дряхлости и промозглости... А вместо этого грядет весна, время мечта­ний, гигантских проектов, фантастических свершений. Мы должны были безумно устать за 72 года полевых работ, как же удивительно будет почувствовать бодрость, све­жесть исторического оптимизма, необозримость перспек­тивы.

Всего четыре года прошло после революции, только-только ушла из нашей жизни волевая стихия, еще не слишком сильна стихия логическая (строительная, законотворческая), а уже появились новые призраки, гонцы мистической стихии, которой время лишь в 2029 году. Мы как бы одновременно под влиянием трех стихий. Мистическая еще очень слаба и дает лишь лозунги, реаль­ная драка была между волевиками и логиками. По всем законам торжествовать победу должны были воловики, ведь это они усмиряли и приручали нас с 1953 по 1989. Творчество Вознесенского (Петух), Марка Захарова (Пе­тух) и Юрия Любимова (Змея), Никиты Михалкова (Петух) и Анатолия Эфроса (Бык) пытались подавить, Андрея Сахарова сослали. Однако пришло время, и волевики со своими великолепными организаторскими спо­собностями и диалектическим мышлением спасовали и уступили тем, кого всегда легко подавляли.

В этой метаморфозе есть большая техническая труд­ность и устранить ее помогает четвертая стихия, которая вроде бы совсем отсутствует. Именно реалисты должны были сыграть главную роль в усмирении волевой стихии. И они ее сыграли. Горбачев (Коза) своей непредсказуе­мостью и бессистемностью свел на нет все тщательные и планомерные построения Анатолия Лукьянова (Лошадь). По следам Лукьянова пошел и Хасбулатов, он также пла­номерно чистил парламент, выковывая свою гвардию. Он не понял, что время аппарата ушло, и сам не заметил, как проиграл внезапному, но более искреннему Ельцину (Коза). Не случайно и обилие среди заклятых врагов хасбулатовских представителей знака Кот (Козырев, Полто­ранин, Шохин), Чубайс (Коза) также оказался неуловим.

Однако дело не только в знаках победителей, победу над парламентами одержала сама стихия выжидания, эмоци­ональных взрывов, вынужденной провокации. Именно стихия, а не Горбачев и Ельцин, организовала и август 1991-го, и октябрь 1993 года.

Прием привлечения посторонней стихии не уникален. В 1917—1921 годах на помощь вызывалась боевая стихия логиков - Фрунзе (Петух), Свердлов (Петух), Тухачевс­кий (Змея) и многие другие логики-боевики. Но, что характерно, за пределы 1921 года они почти не выходили. Так же и в противостоянии 1953—1957 годов на помощь вызывалась мистическая стихия. Один из представителей ее - Жуков (Обезьяна) сыграл огромную роль в усмире­нии тюремщиков. Однако он также не выходит за пределы 1957 года.

После завершения гражданского противостояния борь­ба стихий заканчивается и устанавливается их равновесие (иерархия — мать порядка). Главенствует одна стихия: логическая. Лидерами, баловнями этой стихии будут сначала Петухи, потом Быки и, наконец, Змеи. Очень близка к этой стихии Собака. Покровительствует стихия журналистам, строителям, архитекторам, военным, фан­тастам, мультипликаторам. Разумеется, что в этих про­фессиях максимальный успех ждет представителей трех логических знаков и примкнувшей к ним Собаки.

Для Лошади и Тигра — любимцев России, наступив­шие времена не станут плохими, но придется потесниться, отказаться от роли безоговорочного лидера, больше отды­хать, расслабляться. Это не просто, волевики привыкли править, но править нельзя — тюрьма.

Для мистической стихии (Крыса, Обезьяна, Дракон), наоборот, закончилось время небытия, им теперь вкалы­вать до седьмого пота, готовить пришествие истинной демократии и рынка в 2025 году, но все без какой-либо личной пользы. Шахрай, Гайдар, Боровой, Явлинский и иже с ними — все будут организовывать, суетиться, а логическая стихия будет их давить и совсем уже было задавит, но тут грянут 2025—2029 годы, и мистики придут к власти. Гайдару будет за семьдесят, Боровому за восемь­десят, но почему бы и нет…

Ну и, наконец, стихия трех «К» (Кот, Коза, Кабан). Ее судьба наиболее загадочна, реалисты станут людьми не от мира сего. Чтобы понять, как это происходит, надо вспом­нить судьбу Лосева, Чижевского, Маяковского, Пришви­на, Циолковского с 1917 по 1953, или Андрея Тарковско­го, Иосифа Бродского, Василия Аксенова, Владимира Войновича с 1953 по 1989 годы. Страна отторгла их или делала вид, что их не существует.

Запомнив означенные соответствия, мы можем сделать знаковый прогноз на следующий год. Лошадь на время вернет себе центральное положение в обществе, Тигра также ждет относительная удача, Собака освободится из петушиного плена, вздохнет в свой год полной грудью. Поработать придется центральным знакам, однако Бык будет блокирован, а Петух потеряет бдительность (оба в векторном поле). Отдых после выполненного дела возмо­жен для Кота, Козы, Кабана. Исчезнут из поля зрения, лишатся всеобщего внимания наши рыночники-демократы (Крыса, Обезьяна, Дракон).





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   105   106   107   108   109   110   111   112   113


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница