Г. Кваша, Ж. Аккуратова Структурный гороскоп


К числу побед отнесем и усмирение парламента, и создание принципиально новой армии, мобильной, небольшой и самоокупа­емой



страница111/113
Дата09.03.2018
Размер7.59 Mb.
ТипКнига
1   ...   105   106   107   108   109   110   111   112   113
К числу побед отнесем и усмирение парламента, и создание принципиально новой армии, мобильной, небольшой и самоокупа­емой.

Прогнозируем огромное число побед: им не будет, как говорится, ни конца ни края. Но все они принадлежат не народу российскому, а государству, которое живет своей судьбой. Народу же придется ждать часа ликования до 1997 года.

Есть, однако, незначительный слой населения, который живет в ритме государства и будет праздновать победы вместе с ним. В первую очередь речь идет о многоликой массе создателей политико-информационных систем, о телевидении и властвующей прессе. Эта масса пока еще практически не иерархивизирована, и потому трудно представить ее среди победителей — ни денег, ни льгот особых, ни лампасов, ни погон. Они, эти победители, их не получат. Но их ждет награда повыше: добившись внутренней победы, они выйдут на мировую арену. Так начнется российская информационная экспансия, и через четыре года в мир пойдут наши экономические системы, а в 2001-м — идеологические, самые мощные. Пока же речь идет о выходе за рубеж наших информационных агентств, о скачке тиражей международных газет, ну и, самое главное, о большом прорыве нашего телевидения в мир.

Так что неизбежны победы, дорогие сограждане! В год Петуха мы всегда кого-нибудь да побеждаем: то белых, то красных, то фашистов, то сталинистов, то просто оппозицию — вспомните историю (1921, 1933, 1945, 1957...).

Год большого перелома. Наша последняя революция произошла в 1989 году. Но революции на входе в четвертую фазу всегда несколь­ко растянуты — Ярослав Мудрый стал великим князем киевским не в 1017 году, а два года спустя; Иван III стал великим князем москов­ским не в 1461 году, а год спустя; Екатерина II (Великая) стала императрицей не в 1761 году, а опять же год спустя. Так и в нашем случае — новая власть стала править не ровно в 1989 году, а два года спустя, однако политический перелом был все же в 1989 году. Также, как и экономический будет именно в 1993, хотя заметят его в мире, может быть, и позже.

Дело в конце концов не в официальном признании власти или экономического перелома, а в том, что в переломном году меняется ВССЬ смысл и стиль нашей жизни. Меняется сознание общества. Заканчивается политическая эпоха, и политическая активность наро­да стремительно полетит к нулю, политика вообще отойдет на самый дальний план. Прекратятся стоны властных структур на экономичес­кие темы, начнется реальная экономическая борьба. По мере роста производства экономическая проблематика перестанет нас волновать, и тогда мы ощутим всю остроту духовного кризиса, издержки деидеологизации и т. д. Возникнет новый плач, исходящий от поднаб­равших вес коммерсантов. Плач будет сопровождаться выбрасыва­нием больших сумм на культуру и религию. Как ни парадоксально, но эти инъекции приведут и то и другое к еще большему упадку.

В результате мы окажемся в некой микроэпохе с принципиально ноной атмосферой и стилем жизни. Вспомним, как за четырехлетием гражданской войны, кровавым, но романтичным (1917—1921), наступило четырехлетие нэпа, более сытое, но пустое и бездуховное.

Люди, родившиеся в годы открытых знаков (Лошадь, Кот, Петух, Крыса), победив в политике, побеждают в бизнесе. Однако в идеологии время открытых знаков еще не пришло. Лишь четыре года будет длиться абсолютное торжество открытых знаков (1997—2001). А пока надвигается двусмысленное время, когда власть уже крепка, производство на подъеме, но все еще идет духовное падение, и поэтому ощущение развала сохранится.

Год крушения культуры. В 1993 году начнется падение культуры на фоне явного подъема экономики.

Кому бы я ни говорил о предстоящем падении культуры, все реагировали одинаково — куда же, мол, еще падать. Но ведь и в 1989-м все считали, что производству уж и падать некуда, однако «резервы» падения оказались очень велики. Так и теперь — для падения еще четыре года, падать будем, пока сами себе не ужаснемся. Смысл же этого падения весьма прост: идет расчистка места в нашем сознании для новой идеологии.

Вспомним, как шло освобождение технократии. Сначала был снят контроль партии (1990), потом армии (1991), затем ведомств (1992). Из идеологических оков легко выделить также три основных пласта: зацикленность на советском искусстве, религия, антикомму­нистическая (демократическая) идеология. Вот от чего предстоит ос­вобождаться. Однако падение религиозных чувств произойдет лишь у народа метрополии, а ислама или буддизма не коснется.

Процесс развала кино, театра, литературы уже сейчас виден всем, просто в новом четырехлетии он станет еще очевиднее и глубже, исчезнут иллюзии, порожденные в свое время отменой цензуры и снятием всех запретов.

Рухнут идеалы демократического развития, прав человека, но рухнут и идеи тоталитарные, национальные, патриархальные. Это трудно представить, но деидеологизация сделает нас абсолютно равнодушными к проблемам, которые накапливались долгое время. Например, вспоминая и «Память», и ее оппонентов, будем лишь с удивлением пожимать плечами. Да, но как же станем жить без Бога, без врага, без идеалов, возвышенных целей, образцов прекрасного?

Ну, во-первых, это будет продолжаться недолго; во-вторых, это короткое безыдеологическое время и есть короткий миг свободы, когда человек может не бороться с обществом, потому что оно ему ничего не навязывает. В-третьих, параллельно с распадом общест­венной морали начнут подниматься новые учителя, они поднимутся быстро, обрастая последователями, приверженцами, поклонниками. Пожалуй, именно это явление станет самой большой неожиданностью ближайших двух-трех лет.

Но так же, как перестройщики образца 1985 года называли грядущих властителей спекулянтами от политики, также, как последние три года называют спекулянтами от экономики биржевиков и банкиров, так и представителей информационных идеологических программ будут называть спекулянтами от культуры. На самом же деле именно эти «спекулянты» возглавят в 1997 году общенациональным подъем и взлет культуры, а отнюдь не меценаты-толстосумы. Новые идеологи вполне оправдают нелюбовь к ним коммерсантов, ибо будут их могильщиками. Такова спираль развития.

Год Востока. До сих пор все наши переживания были связаны и основном с западной частью страны: конфликты с Прибалтикой, с Молдовой, трения с Украиной, Грузией, конфликт Армении с Азербайджаном (все это еще не Азия, не Восток). В 1993 году на европейскую половину нашей бывшей территории придет покой и умиротворение. Информационный порядок, придуманный в Москве, установится в Киеве, Тбилиси, Баку и Ереване. Это не значит, что республики лишатся суверенитета, хотя и воспримут они московский ритм не совсем добровольно. Словом, Россия начнет восстанавливать, масштабы своего былого влияния.

Совсем другое дело наши юго-восточные друзья. Речь в основном о Средней Азии. Здесь влияние восточных ритмов будет по-прежнему сильно и борьба за новый информационный порядок только начнется. Хотелось бы ошибиться, но боюсь, что события в Таджи­кистане — это только начало. Впрочем, смута в Средней Азии не должна непременно носить военный характер. Вполне возможно, что новый порядок установится мирным путем. В любом случае он установится к концу следующего четырехлетия. Я бы не стал востор­гаться мудростью сегодняшних восточных лидеров — все они наслед­ники коммунистического прошлого и вряд ли имеют отношение к будущему.

Год Запада. А для западных стран год Петуха является революци­онным. Правда, конкретно наступающий год для большинства стран Европы и Америки будет не началом новой 36-летки, а лишь вторым или третьим переломом. Тем не менее перемены будут довольно существенными и в Америке, и в Африке, и в части Азии, и в Европе, а потому внимание мирового сообщества постепенно от нас отойдет.

Да и сами мы ослабим созерцание собственного пупа и серьезнее займемся мировыми делами. Наша внешняя политика, вроде бы ушедшая в небытие, вновь станет самостоятельной. В 1993-1994-м она подарит сюрприз: мы неожиданно примем чью-то сторону (вспомним заключение Рапалльского договора 1922 года, внесшего сумятицу в мировую расстановку сил).

В любом случае временная потеря лица кончается, и Россия возвращается в «клуб великих держав». А вот США, думаю, этот клуб скоро покинет (временно). Новый (?) президент США начнет про­цесс синхронизации американского общества, что очень быстро приведет к началу самого мощного спада производства и гражданс­кому противостоянию, пик которого придется на 2005 год.

Год мира. И все же главной новостью следующего года в мировой и в нашей политике будет глобальное сворачивание всех межнаци­ональных конфликтов. Так уж получилось, что год Петуха, самого боевого знака, начинает самое мирное экономическое четырехлетие, в котором человечество на протяжении всей своей истории старалось отдохнуть от войн и заняться торговлей (любители истории могут это легко проверить). В XX веке, почти не знавшем мирных времен, перемирия почти всегда приходились на экономические четырехлетки 1909—1913, 1921—1925, 1933—1937, 1945—1949 годов и т. д.

Мы считаем, что прекратятся или фактически сойдут на нет абхазо-грузинский, югославский, карабахский конфликты.

Год Петуха. Если отвлечься от социальных волн и сосредоточиться на самом знаке Петуха, то можно получить дополнительную информацию о грядущем годе.

Прежде всего надо сказать, что, по нашей теории, этот год женский. Воля женщин становится чуть сильнее, воля мужчин чуть слабее. Особенно это касается семей, где установлено равновесие между мужем и женой, — в будущем году жена будет верховодить.

Очень важно, что на смену закрытости и мрачноватой в своих глубинах Обезьяне приходит открытый, оптимистичный Петух. Отк­рытость Петуха гармонирует с открытым 12-летием. Эта гармония сделает нас всех оптимистами, более общительными и гостеприим­ными.

Петух — знак, не отягощенный прошлым. Возможно, именно это свойство позволяет людям в год Петуха забывать все прошлые оби­ды, забывать о мести, прощать старые грехи. (Так что шансы ГКЧП на прощение существенно повышаются).

Петух — знак самого быстрого мышления. Это свойство поможет нам принять в будущем году максимальное количество решений и максимально расширить сферу знакомств, контактов.

Ну и, наконец, Петух — самый богатый источник мысли, а потому предстоящий год будет весьма богат на новые идеи.

Практически сбылось все предсказанное, практически ни в одном прогнозе не было перебора, хотя были и неточ­ности, неизбежные, думается, и в следующих прогнозах. Словом, в этом прогнозе удалось выйти на максимально возможный уровень.

Составлялся прогноз в сентябре 1992 года и потому в нем нет данных по первому его дню. Данные эти были обработаны к концу января, но из-за редакционных проблем читатель увидел их только в начале лета 1993 года.

Прежде всего о самом моменте наступления Нового года,— под утро с 12 на 13 января. Основные эксперты подтвердили эту дату, хотя одна независимая группа наз­вала 10 января, зафиксировав упреждающий импульс нового года. Возможно, что приход года идет не так просто, оповещая о себе предупредительным выстрелом.

Зафиксировав 13 января как начало года Петуха, эксперты уселись перед телевизором и стали ждать сообщений о праздновании миром только что вошедшего в свои права Нового года.

Первая новость очень приятная — подписание глобального договора о запрещении химического оружия. Еще одно доказательство отползания человечества от пропасти мировой бойни.

А вот и первая неожиданность — внезапный ракетный удар по Ираку. Если верить в предсказательную силу первого дня, то стоит ждать в течение года американо-иракской войны, недолгой, но более серьезной, чем псевдовойна 1991 года. Этот прогноз трудно подтвердить другими методами, но ведь с чего-то должно начаться 12-летнсе падение США в пропасть кризиса 2005 года.

Неожиданностью оказалось поспешное освобождение Эриха Хонеккера, который должен был еще несколько дней ждать своего выхода из тюрьмы. Этот акт необычайно символичен. Дело в том, что Хонеккер родился в год Крысы, знака, который в год Обезьяны (своего хозяина) находится под арестом, блокируется. И стоило году Обезь­яны кончиться, как Крыса сразу освободилась. Ушедший год блокировал и Джорджа Буша, и Вацлава Гавела, и Гав­риила Попова, и Константина Борового. Всем им теперь свобода. Освободился несколькими днями раньше от своего начальника-слуги самый перспективный политик года Крысы — Сергей Филатов. Теперь уж развернется.

Интересно проверить положение о блокировании и в 1993 году. Петух заблокирует Собаку. Нам тут бояться нечего, политики этого знака у нас Травкин, Афанасьев, Гончар, Жириновский. Их временная пассивность для страны не окажется губительной. А вот американцам хуже, у них в Собаках числится президент Клинтон. Хотя лично мне интересно узнать, заблокирует ли год Петуха играю­щего без промаха Джима Курье, также родившегося в год Собаки.

Именно 13 января возобновил работу Верховный Со­нет. Символично, что в голосовании в тот день победили закрытые знаки, и это подтверждает предстоящую в этом году гибель парламента как активной политической силы. Разлетаются из хасбулатовского гнезда (Президиума) все политики открытых знаков: Филатов (Крыса), Шумейко (Петух), Яров (Лошадь). Парламент ждет судьба Моссове­та, покинутого открытыми знаками несколько ранее.

А события 13 января следовали одно за другим. Вот уж воистину день как год. Кучма приехал в Москву засвиде­тельствовать нашу взаимную зависимость. Несколькими днями ранее он заявил, что Украина проиграла в ею же объявленной войне за экономическую независимость. За Кучмою и Кравчук потянулся в Москву. Значит, весь год брататься будем.

Запуск «Индевера», гибель первого янки в Сомали, авария воздушного шара, выборы в Ирландии, встреча Ельцина с Самаранчем. Каждое из таких событий можно было бы трактовать, объяснять, разворачивать.

Мирная встреча абхазов и грузин обещает (тьфу-тьфу, чтобы не сглазить!) прекращение конфликта в этом году. Обнадеживающее сообщение из Югославии... Скандальное интервью Полторанина. Уже само количество происшед­ших событий доказывает насыщенность и революцион­ность 1993 года.

А вот и предвестье окончательной победы информаци­онной революции: российская пресса празднует свой новый день печати.

1993-й — год победителей, и в первую очередь это относится к мастерам (без кавычек) политической инфор­мации, тем, кто сотворил бурю в 1989 году.

Прожили 13 января, проживем и весь год, к концу его, если не забудем, уточним и верность попаданий, и прома­хи.

А пока уже ясно, что самые мощные предсказания первого дня — это гибель первого американца в Сомали, что предвещает многие жертвы и общий позор США в Сомали, а также ракетный удар по Ираку, что войны не прогнозировало, но указало на такой же удар уже летом. Мирная встреча абхазов и грузин предвещала окончание этого конфликта. Неплохо для начала. Незаметно приба­вился еще и метод векторных предсказаний.

ПРОГНОЗЫ ОПУБЛИКОВАНЫ:

«Капитализм нам не грозит». «Московская правдах, 29 января 1992 г.

«Гуд бай, Америка!». «Московская правда», 7 мая 1992 г.

«Четвертая фаза империи». «Москвичка», № 10, апрель 1992 г.

«Год вещих снов». «Московская правдам, 24 июня 1992 г.

«Здравствуй, нэп!». «Московская правда», 5 января 1993 г.

«Каким будет для нас 1993 год?». «Наука и религия», № 12, 1992 г.

«День, определяющий лицо года». «Московская правда», 8 июня 1993 г.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   105   106   107   108   109   110   111   112   113


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница