Формирование системы правового регулирования брачно-семейных отношений в дагестане в XIX веке



страница9/13
Дата10.03.2018
Размер0.56 Mb.
ТипДиссертация
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения.

II. Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, характеризуется теоретическая основа, эмпирическая база, методология, методика и методы научного анализа, излагаются основные положения, выносимые на защиту, раскрывается теоретическое и практическое значение работы, приводятся данные, свидетельствующие об апробации научных выводов диссертации.



Глава первая – «Формирование системы социального (правового) регулирования брачно-семейных отношений в Дагестане в период до середины XIX века» посвящена исследованию процессов зарождения и становления системы регулирования отношений брака и семьи у народов Дагестана.

В §1«Исторические предпосылки и специфика становления традиции социального (правового) регулирования брачно-семейных отношений в Дагестане до середины XIX века» рассматриваются процессы исламизации Дагестана, показывается процесс зарождения особой правовой традиции регулирования брачно-семейных отношений в Дагестане, выявляется степень влияния норм шариата на сложившийся обычно-правовой уклад дагестанского общества в сфере брачно-семейных отношений. Отмечается, что в разной степени народы Северного Кавказа были включены в периферию древневосточных, античной цивилизации, а затем византийско-славянской и двухвекторной исламской (суннитской и шиитской) – иными словами, с момента перехода к цивилизации Кавказ выступает в качестве контактной зоны нескольких региональных цивилизаций. Горские народы Кавказа, испытав воздействие различных цивилизационных тенденций, создают в XV-XVII вв. кавказскую горскую цивилизацию.

XIХ век стал веком присоединения народов Северного Кавказа к России, что позволило обеспечить достижение цивилизованного мира, экономико-торговую интеграцию, военно-политические союзы во имя совместной обороны, культурно-правовое взаимовлияние. В результате присоединения Северного Кавказа к Российскому государству российская правовая система инкорпорировала право и юридические институты многих народов, проживавших на этой территории, в том числе и народов Дагестана. Акцентируется внимание на том, что политика России в отношении северокавказских народов не исказила исторической логики их развития, особенно в том, что касается права. Это выразилось в становлении в XIX в. феномена правового плюрализма – государственной легитимации традиционных правовых образований (адата и шариата) и использовании их в регулировании брачно-семейных отношений в этническом социуме параллельно с правом России в процессах эволюции её государственности.

В становлении правового регулирования отношений брака и семьи на Кавказе выделяются четыре периода: первый – период до присоединения к Российской империи кавказских народов, имевших оригинальные правовые образования, формировавшиеся в Античное время, Средневековье, и длившийся до конца XVIII в., когда они приобрели общеобязательное значение. Кавказ был местом активного соприкосновения Востока и Запада, ислама и христианства, взаимодействия восточной и западной культур, многих языков и наций. Религиозно-духовные, юридические и этнические ценности занимали важное место в образе жизни кавказских народов. Связующей нитью между народами Северного Кавказа был ислам, появившийся здесь в VIII в. и внедрившийся в конце XVII в. во все его народы. Шариат выступает не только в качестве религиозно-правовой системы, приобщение к которой было большим шагом вперёд – он привнёс с собой комплекс институтов, которые охватывали социально-духовную жизнь и оказывали сильное влияние на культурные, национальные и юридические традиции. Второй – период развития правового регулирования общественных отношений на Северном Кавказе на протяжении XIX в., после его вхождения в состав России, когда складывается своеобразный правовой строй, элементами которого выступают законы Российской империи, адат и нормы шариата. Конвергенция данных систем обусловила феномен правового плюрализма в регулировании отношений в этническом социуме Дагестана. Третий период начинается с октября 1917 г., когда после революционного слома старого права и судов на Северном Кавказе была восстановлена или сохранена компетенция мусульманского и адатского права, проведена формальная институционализация шариата, и завершается 1990 г. Четвёртый период охватывает время с момента распада СССР (1991 г.) и по настоящее время, когда вопросы взаимодействия и сосуществования европейской и исламской правовой культур приобрели для России уже не только теоретическое, но и практическое значение. В диссертации рассмотрены основные тенденции в развитии правового регулирования отношений брака и семьи в Дагестане в рамках первых двух периодов.

В §2«Система источников брачно-семейного права в Дагестане в период до Свода Законов Российской империи» отмечается, что во второй половине XIX в. в Дагестане существовало около 60 политических образований – «вольных обществ», каждое из которых отличалось своей национальной спецификой, своим языком, своими адатами. Нормы адатов имели не только преобладающее значение, но и отличались широкой пестротой, подтверждавшей известную истину – «что ни село, то свой адат». Адатное право имело и свои положительные стороны: оно создавалось самим народом, а потому максимально соответствовало всем местным условиям, было близко и понятно тем, кто пользуется его нормами. Коррекция этих норм, устранение устаревших и внесение новых осуществлялась довольно просто – решением общего собрания; прецедентом могли стать и судебные решения старейшин. Но и у такой системы имелись свои недостатки. Адаты разных сёл при общей основе никогда не совпадают полностью – это создавало трудности при решении споров между чужесельцами; возможность изменения адатных норм создавала вероятность непредвиденных правовых последствий, нарушения нормы до её появления. Это привело к тому, что вместе с Исламом в горские селения были допущены и нормы шариата, которые не вытеснили адат – вместо этого произошёл синтез адата и шариата.

Одновременное действие двух столь различных правовых систем грозило противоречиями и расхождениями в судебных решениях. Но и здесь был найден компромисс, выразившийся в разделении сфер их применения. В Дагестане по шариату решались дела касательно религии, брачно-семейных отношений, завещаний, наследства, гражданских исков, а по адату – уголовные дела, дела о нарушении прав собственности, общественных постановлений и т.п. Существовали и институты, решавшие вопросы по маслиату.

Диссертант подчёркивает, что многовековое господство правового обычая как средства регулирования различных сторон социальной жизни в Дагестане, в том числе и отношений брака и семьи, было обусловлено особенностями социально-экономического и политического развития края. Источники образования северокавказских адатно-правовых норм многообразны и носят многоплановый характер: это и устоявшийся обычай, превратившийся со временем в правовую норму, и решения сельского схода и сельских старшин, и заимствования у соседских народов нормативных актов. Из этого следует, что сборники адатов состоят из разновременных пластов, множества вставок, глосс, извращений, внесенных постепенно по мере становления и развития правовых норм.

Основными сводами адатов являются: Сборник адатов аварского народа, составленный в XI в. Омарханом аварским; Сборник адатов Рустам-хана XII в.; Сборник кайтагских адатов XVI в., составленный правителем Ахматом (правила, изложенные в этом сборнике, позже вошли в общую практику во всем Дагестане); «Кабардинское Народное условие... в отмену прежних обычаев 1807 г.», принятое народным вечем кабардинцев «Адыге Хасэ». В этих сборниках наметилось представление о праве как едином целом, масса обычно-правовых норм была объединена в указанные своды; этот правовой организм рос и сознательно развивался на протяжении жизни поколений. Помимо других, в них трактовались вопросы изменения, дополнения и пересмотра адатов, введения новых адатов, хранения их в народных судах, чтения адатов при разбирательстве дел.

В правовой культуре народов Дагестана российский закон, в отличие от адата, воспринимался как нечто навязываемое людям. Признание за адатами силы действующих юридических норм привело к насущной необходимости для государственной власти изучения правоотношений в горских обществах Кавказа. Неизбежно возникали вопросы о соотношении адата и шариата с действовавшими положениями российского гражданского, уголовного права, об их применении в судебной и административной практике. Устав об управлении инородцами 1822 г. официально санкционировал право на управление народов Кавказа по их собственным законам и обычаям. Это же положение было подтверждено Сводом Законов Российской империи.

В §3 – «Влияние Ислама на становление традиции регулирования брачно-семейных отношений народов Дагестана в XIX веке» отмечается, что адатское и мусульманское право народов Дагестана занимало определённое место в правовой системе православного российского государства; нормы обеих систем соционормативного регулирования были формально институционализированы и стали частью государственного законодательства России.

С самого начала соприкосновения с мусульманами Северного Кавказа Российской империей законодательно ещё с XVIII в. признавалось регулирование шариатом брачно-семейных отношений мусульман и отношений наследования; по своему объёму это была громадная сфера правоотношений. Мусульманскими судьями – кади – рассматривались также все преступления против религии. Действующее законодательство не изымало из их юрисдикции дела о богохульстве против Бога и святых в христианской религии.

Мусульманское право – важнейший элемент исламской цивилизации, исламского образа жизни. Исламский характер этой системы проявляется в том, что её ядро образовали религиозные нормы, составляющие идейную основу и обеспечивающие единство её регулирующего воздействия на общественные отношения. Мусульманское право является самостоятельной правовой системой, которую отличает сложное сочетание религиозного и юридического начал. Как феномен мусульманское право сформировалось в результате исламизации правовой практики, придания религиозной формы рациональной систематизации юридических принципов и норм. Положения мусульманского права, созданного государством, приобретают юридическое обоснование, главным образом в результате деятельности как раз государственных органов – законодательных и в особенности судебных, осуществляющих индивидуально-правовую, юридически конститутивную деятельность.

В Дагестане на протяжении двух веков наблюдается тенденция не только к выделению в общей исламской системе социально-нормативного регулирования мусульманского права, но и к последовательному обособлению, использованию и применению в последнем собственно юридического, рационального начала; большее значение придаётся проблемам повседневной жизни, поведению мусульман в их отношениях с властью.

В правовой культуре народов Дагестана мусульманское право, взаимодействуя с адатским и российским правом, в ХIХ в. подвергаясь редактированию и рационализации, постепенно превратилось здесь в право кавказских мусульман. Со второй половины XIX в. в его положении произошли серьёзные изменения, в результате которых сфера его действия стала ограничиваться главным образом регулированием отношений личного статуса (брачно-семейные вопросы, завещание, наследование, опека и т.д.).

В §4 – «Соотношение адата, шариата и законодательства Российской империи в регулировании брачно-семейных отношений в Дагестане в XIX в.» – отмечается, что специфика соционормативного регулирования отношений брака и семьи на Северном Кавказе формировались в процессе эволюции систем права и государственности России как результат конвергенции традиционного адата, шариата и российского европейского права. После присоединения Дагестана к России адат и шариат в рамках имперского государства в XIX в. сохраняют свою официальность, публичность, нормативный характер. Проведенная российским законодателем и учёными систематизация, рационализация и редактирование этих феноменов и их документальное закрепление придали им характер формальной определённости.

Адат и шариат в Дагестане в XIX в. были элементами системы права России, они действовали и развивались под эгидой общеимперского законодательства. Адатское и мусульманское право как феномены общественной жизни являлись нормативно-ценностными регуляторами отношений в северокавказском этническом социуме. Вместе с тем, регулятивное правовое воздействие на общественные отношения осуществлялось ими по-разному. Адат по своей сути имел как стабилизирующее, так и консервативное значение, позволяя Дагестану в условиях его вхождения в Российское государство не только сохранять в жизни людей устойчивые, твёрдые правовые начала, но и становясь труднопреодолимой преградой на пути к прогрессивному развитию общества.

Приобщение к шариату и его применение народами Дагестана означало обращение, движение к идее права. По сравнению с адатом мусульманское право делает огромный шаг вперёд к охране и защите правопорядка, в том числе с помощью мер гражданской, уголовной ответственности, а также процедур и порядка применения юридических санкций.

Сфера действия мусульманского права ограничивалась с самого начала российского присутствия на Северном Кавказе т.н. «духовными делами». Во второй половине XIX в. компетенция шариата распространилась на громадную сферу отношений, включая дела, касающиеся собственности духовенства, и на все преступления, совершённые против веры. К духовным делам относились и правовые вопросы брачно-семейных отношений, завещаний, всех клятвенных договоров, т.е. таких, где стороны приносили религиозную клятву выполнить договор.

На Северном Кавказе в XIX в. наибольшее применение, а позднее, при поддержке российской администрации, и приоритетное использование получило адатское право, особенно в части уголовного преследования. После систематизации норм обычного права народов Северного Кавказа и редактирования их сообразно российским правовым понятиям они сформировались как система, трансформировавшаяся в адатское право, окончательно оформившееся в первой половине XIX в. как свод светского права в отличие от мусульманского религиозного права. С этой точки зрения можно констатировать феномен правового дуализма на Северном Кавказе в XIX в.: с одной стороны, адат, с другой – шариат, их использование в организации российского государственного управления на юге империи. Эти правовые образования существовали наряду с российским позитивным правом, действие которого не было ничем ограничено.

Российская государственная власть вынуждена была считаться с традиционными юридическими формами и процедурами, общепринятыми юридическими канонами. Интеграция адата и мусульманско-правовых норм в систему права России сделало возможным проведение в жизнь эффективной государственно-правовой политики, поддержание известного правопорядка.

Таким образом, правовой плюрализм в Дагестане можно определить как явление, по своей природе порождённое властью и государственной волей нормативное институционное образование, вобравшее в себя совокупность норм адата, шариата и российского права, определяющее и обеспечивающее юридически дозволенное поведение.

Глава вторая – «Развитие традиции правового регулирования брачно-семей­ных отношений в Дагестане во второй половине ХIХ века» состоит из двух параграфов.

В §1«Традиция социального (правового) регулирования брачно-семейных отношений в Дагестане в XIX веке» подчёркивается, что заключение брака, личные и имущественные отношения супругов, развод, опека, порядок раздела наследственного имущества у народов Дагестана, как и у всех мусульман, строго определялись нормами шариата. В XIX в. господствующей формой семьи у народов Дагестана была малая патриархальная семья, хотя частично сохранялись и более архаические формы семьи. Как в неразделённой, так и в малой семье господствовали патриархальные порядки. Ведущие отрасли производственной деятельности находились, как правило, в руках мужчин, а домашним хозяйством и отдельными видами полевых работ занимались женщины. Патриархальный уклад жизни семьи способствовал также сохранению половозрастного разделения труда. Соответственно своему положению и обязанностям, мужчины в селе располагали относительно свободным временем в течение нескольких месяцев в году. В связи с этим в XIX в. был характерен массовый отход мужчин на заработки, и женщинам в их отсутствие приходилось решать почти все хозяйственные вопросы самостоятельно. Это в определённой степени изменило положение женщины в семье, и отец семейства волей-неволей вынужден был соблюдать внутренний распорядок в доме, установленный в его отсутствие, т.е. мужчина самоустранялся от решения многих вопросов, предоставив больше прав жене. Таким образом, всевластие отца в семье, хотя и санкционированное обычным правом и установлениями шариата, которые взаимно дополняли друг друга, было адекватным ситуации, а не абсолютным, но это не исключало сохранения в семье многих патриархальных традиций и устоев. В целом же самостоятельность дагестанской женщины, хотя и существовала, была относительной и не свидетельствовала об её правовом равенстве с мужчиной.

Отношения между другими членами семьи складывались на основе той же патриархальной регламентации. Адат требовал полного повиновения женщины мужчине, младших – старшим, поэтому младший брат должен был повиноваться старшему брату, младшая сестра – старшей сестре, сестра – брату (даже если он младше), невестка обязательно должна была подчиняться свекрови и т.д. Власть мужа над женой поддерживалась его фактически односторонним правом развода.

Несколько приниженное положение внутри семьи и в обществе как бы компенсировалось женщине отношением к ней как к человеку. Оно было подчеркнуто вежливым; тяжким преступлением считалось оскорбление женщины; из-за этого могла начаться и кровная месть. К женщинам преклонного возраста было особое внимание; к ним относились с уважением и почтением, к их советам прислушивались на семейных советах и мужчины, а в вопросах, например, выбора невесты для сына, слово пожилой женщины было, порой, решающим.

Люди одного корня составляли группу родственников – патронимию, или «тухум». Круг родственников, состоявший из нескольких близкородственных семей образовывал так называемый «тайп», т.е. тухумы состояли из нескольких тайп. В тухуме различали: 1) родственников; 2) «людей нашей головы и ног»; 3) людей, которым доверяли; 4) дальних родственников; 5) людей, стоящих в конце родства (отдаленные родственники). Таким образом, термины родства имели групповое значение и охватывали широкий круг лиц.

Условия действительности брака в основе своей являются общедагестанскими, хотя и имеют у различных горских народов определённую специфику. Достигшими минимального брачного возраста по адату у всех народов Дагестана считались парень и девушка 15-и лет. Преобладали всё же браки, заключённые между юношами, достигшими 18-22 и девушками 16-20 лет.

Предпочтительными были внутритухумные и внутрисельские браки, что было характерно почти для всех народов Дагестана. Однако никаких узаконенных запретов на межтухумные браки или на обязательный внутритухумный выбор в Дагестане не существовало. У аварцев брачный союз предпочтительно заключался между близкими родственниками, если для этого не было препятствий. Главным фактором при заключении брака было материальное положение сторон. У зажиточных горцев существовал обычай женить своих сыновей на бедных девушках, и, как правило, это делалось с расчётом, чтобы девушка заменяла в доме работницу бесплатно. Подобного рода браки совершались с соблюдением всех правил шариата, но без торжеств и огласки.

Безбрачие у народов Дагестана осуждалось и служило предметом насмешек и издевательств; над мужчинами, которые долго не женились или не женились вообще, подшучивали, дразнили, предлагали в шутку самых красивых девушек села, обзывали «отвергнутыми женщинами». Девушек, которые засиделись в девичестве, презрительно называли «проводящая жизнь дома». У хваршин, чамалал, андийцев, лакцев практиковался обычай, свидетельствовавший о пережитках былой брачной инициативы женщин, по которому вдова или девушка, достигшая брачного возраста, но по какой-либо причине засидевшаяся дома, сама открывала имя избранника (им мог быть даже женатый мужчина), и он обязан был на ней жениться. Этот обычай в силу своей рациональности в соответствующий отрезок времени, когда необходимо было стабилизировать демографическую ситуацию, был восстановлен в Дагестане имамом Шамилем.

Имел место, хотя и крайне редко, брак, заключённый путем похищения.

Разводы в семьях народов Дагестана были, в целом, редким явлением. Однако исключительность разводов следует, видимо, рассматривать не как свидетельство прочности и устойчивости брака, а как показатель большой авторитарности семьи именно в вопросах развода, т.к. по адату муж один имел право дать жене развод, и его никто не мог к этому принудить.

Сама женщина инициатором развода становилась крайне редко, поскольку установка в обществе была такова, что требовала от женщины большого терпения в семье мужа. Но более всего женщину удерживала от развода необходимость оставлять детей в доме мужа. Ей могли дать на воспитание только малыша до трёх лет.

В редких случаях, если зять избивал жену, пьянствовал, родители забирали дочь. Но, как правило, общественность выступала в качестве посредников для урегулирования конфликта, препятствовала разрушению семьи. В примирении обеих сторон принимали участие родственники и соседи.

Акт расторжения брака был довольно простым: муж при свидетелях должен был трижды, переступая порог дома, громко произнести арабское слово «талак», и, обычно в семейной жизни табуированное, имя жены. Без этой церемонии, даже фактически не живущая с мужем женщина считалась занятой и не могла выйти замуж за другого.

Таким образом, в XIX в. во всём брачном цикле народов Дагестана, в его отдельных этапах, формах брака, брачных нормах, свадебных обрядах отчётливо проявились сохранившиеся пережиточные элементы патриархального строя, остаточные явления древних форм, утратившие своё первоначальное содержание, религиозно-магические обрядовые действия. При соблюдении всей последовательности обрядов при заключении брака наступали правовые последствия, в частности, это касалось возникновения права на наследство, а также правовое положение детей, родившихся в этом браке.

В §2 – «Эволюция правового регулирования брачно-семейных отношений в Дагестане в пореформенный период (после 1864 г.)» исследуется специфика регулирования отношений брака и семьи в период действия Свода Законов Российской империи. Автором отмечается всё более выраженное смещение акцентов в пользу светского регулирования брака, постепенное ограничение церковной юрисдикции и области применения канонических предписаний в регулировании брачно-семейных отношений.

В середине XIX в. на Северном Кавказе российским правительством были предприняты энергичные усилия по реформе административного управления, ликвидации системы военно-народного управления, родовых судов и расправ. Положением об управлении Дагестанской областью от 5 апреля 1860 г. она была разделена на 6 округов: Даргинский, Кайтаго-Табасаранский, Казикумухский, Гунибский, Самурский и Бежитский. Для разбирательства уголовных и гражданских дел при каждом из окружных управлений учреждались окружные суды под председательством окружных начальников, выборных от народа депутатов, кадия и письмоводителя, «назначенных от начальства»; разбирательство введено по народным обычаям и частью по шариату, скоро и гласно.

К компетенции адатского права и шариата в Дагестане были отнесены «все дела по гражданским спорам и тяжбам; по спорам, дракам, уводу женщин, хотя бы случаи эти имели последствием увечье и даже смерть; по воровству, похищениям и грабежам, если они учинены не с таким насилием и угрозами, которые бы представляли опасность для жизни или здоровья обиженных; по несогласиям семейным и между мужем и женою и по делам религиозным».

Учреждался Дагестанский областной суд в составе председателя, двух членов и прокурора по назначению от правительства, руководствовавшийся «общими законами империи». Параллельно с ним вводился Дагестанский народный суд, его председатель, семь депутатов и кади выбирались по усмотрению начальника области «для разбора дел по адату и шариату».

Таким образом, большая часть судебных дел в Дагестане охватывалась компетенцией адатского права, некоторые рассматривались по законам империи, ограниченная часть была отнесена к компетенции мусульманского права. Однако опыт судопроизводства в этих судах оказался неудачным, прежде всего в силу вмешательства чиновников окружных администраций в судебный процесс и неурегулированности принципа применения адатского права, вследствие чего часто допускались злоупотребления. Результатом этого стала «общая деморализация края – умножились воровство, увод женщин, убийства».

В этих условиях был подготовлен «Проект об устройстве судебного быта мусульман», авторство которого принадлежит Н. Торнау и профессору Казанского университета Казем-Беку. Согласно предложениям Торнау и Казем-Бека, предполагалось установление не только исключительной обязательности магометанских законов, но и исключительной подсудности всех гражданских дел мусульманским судам. Проект значительно расширил сферу действия мусульманского права. Однако Кавказский наместник отклонил эти предложения, отметив, что «следуя этим началам, не только не представится возможным подчинить мусульман каким бы то ни было законам, но и придется отказаться от самого управления ими».

9 декабря 1867 г. проект был утверждён императором. Порядок проведения новых установлений в жизнь определялся местными Положениями о применении судебных уставов 20 ноября 1864 г. в Кавказском крае. 30 декабря 1869 г. данные Положения получили утверждение в виде «именных высочайших указов Правительствующему Сенату по 1-му департаменту о преобразовании административных учреждений в Терской и Кубанской областях и о введении в этих областях судебных уставов 20 ноября 1864 года».

Основная идея применения судебных уставов 20 ноября 1864 г. к Кавказскому краю состояла в том, чтобы не создавать для этого региона местных положений, а распространить здесь действие судебных уставов с допущением существенных отступлений от общего порядка судоустройства и судопроизводства, обусловленных «местными особенностями края» – поэтому введение в Кавказском крае российских судебных уставов не ознаменовало собой ликвидацию адатской и мусульманской юрисдикции и судебной организации.

Таким образом, судебная реформа в Дагестане сохранила юрисдикцию адатского и мусульманского права, применявшегося наряду и вместе с российским законодательством в регулировании брачно-семейных отношений.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются выводы и научные положения, предложения и рекомендации, в частности, указывается, что положения диссертации, а также использованный и проанализированный нормативный материал могут быть использованы как для научных дискуссий по данной проблематике, в учебном процессе в юридических высших учебных заведениях, так и для совершенствования правового регулирования брачно-семейных отношений на современном этапе государственно-правового развития России и республики Дагестан как её составной части.




Каталог: uni -> sank
sank -> Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века
sank -> Новые религиозные движения в трансформирующемся российском обществе: социальные процессы интеграции и изоляции
sank -> Актуальность темы
sank -> План – проспект диссертации
sank -> Бедность и богатство в современном российском обществе: изменения в социальной структуре и их репрезентация в сми
sank -> Средства массовой информации как фактор формирования политического сознания в регионе
sank -> Институты семьи и образования в процессе воспроизводства неравных стратегий профессионального самоопределения молодёжи монопромышленного города
sank -> Трансформация отношений духовно-творческой элиты и общества в условиях современных модернизационных процессов
sank -> Трансформации типологической и жанровой систем в современной журналистике
sank -> Проза л. Петрушевской как система дискурсов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница