Философского



Дата01.07.2018
Размер176 Kb.
ТипЗакон

ISSN 1606-6251

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК


РОССИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ
ОБЩЕСТВО




РОССИЙСКОГО


ФИЛОСОФСКОГО


ОБЩЕСТВА

2 (46)

2008

МОСКВА


СОДЕРЖАНИЕ



гражданское общество 5

Законы и общество 5




гражданское общество


Рубрику ведут:

Сергей Александрович Марков,
Юрий Васильевич Ярмак
E-mail: jyrmak@mail.ru

Законы и общество


С того момента, как появился человек и образовалось общество, возникли правила поведения его в обществе, т. е. правила отношений с другими людьми. Люди с самого начала нуждаются в себе подобных не столько потому, что возникает разделение труда (первоначально его еще не было), и другие производят то, что нужно каждому. Дело в том, что отдельный индивид внутренне «социален», т. е. совмещает в себе многих индивидов: он – и человек настоящего, он и производит нечто для будущего, т. е. уходит в будущее, он и эстетически наслаждается, и совершает нравственные подвиги, и, наконец..., ничего не делает. Этот внутренний «диалог» является условием того внешнего диалога, который возникает с другими людьми, поскольку его возможность уже предопределена. Иными словами, человек всегда общественное существо.

Первобытные родоплеменные общины представляют собой, как свидетельствуют Л. Морган и Ф. Фрезер, своеобразные демократические структуры (иногда – военно-демократические), где принятые на Совете (племени, старейшин племени) правила одинаковы для всех. Правил много – они касаются и обращения с чужаками, и подготовки к охоте, и обрядов инициации, и наказаний за недостойное поведение в общине – но все они обязательны для всех членов рода и выполняются в равной мере всеми. Социальной силы для принуждения к ним не требуется, нет еще и самого государства.

С разложением племенных общин права (и обязанности) становятся неравными, так как выделяются различные (главным образом по имущественному положению) социальные группы. Именно с этого времени, вероятно, имеет смысл говорить уже не о правилах, а о законах, поскольку их выполнение гарантировано вооруженной силой. Известны суровые законы Хаммурапи (1800 лет до н.э.), регламентирующие отношения людей в древнем рабовладельческом обществе; знаменитый Солон (4 в. до н.э.) разделил афинское общество на 4 класса, доходы которых были неравны, неравными были и права. На протяжении человеческой истории одно законодательство сменялось другим, но равенства не было вплоть до 18 века, хотя идеи равенства возникали все время в виде разного вида утопий. Неравенство проявлялось во всем, начиная с права на жизнь – за убийство раба, например, взыскивалось примерно столько же, сколько за порчу чужой вещи; права средневекового смерда и крестьянина также не совпадали с правами дворян.

Новое время (17-20 вв.) знаменует собой не только развитие идей равноправия, но и появление на свет нового исторического субъекта как субъекта равного права. Предпосылкой этого явилось изменение способа хозяйствования: вместо хозяйствования на земле возникает промышленный способ производства, связанный с появлением машин и механизмов. Это вызывает сразу два мощных последствия: во-первых, требуются свободные рабочие руки и личная свобода, что обусловливает освобождение крестьян от прикрепления к земле; а во-вторых, обществу теперь нужен некоторый образованный, пусть и недостаточно глубоко, субъект, что позволяло бы ему обслуживать машины и работать на них. В связи с этим зарождается так называемая общеобразовательная школа (воплотившая идеи Дидро в Энциклопедии), дожившая до наших дней. Развитие же нового типа хозяйствования повлекло за собой увеличение социального слоя, связанного с машинным производством, что породило и усиление его веса в обществе (последнее обстоятельство определило рождение у К. Маркса идеи диктатуры пролетариата). Новое понимание человека освобождается от прежних иерархически-сословных представлений о «голубой крови» и «белой кости» дворянского сословия. Кроме того, поскольку старые социальные связи разрушены (исчезли монастырские, сельские, ремесленные общины и цеха), а новые еще не созданы, и у человека осталась как будто одна природа, представления о человеке как чисто природном существе, присущее просветителям, не так уж лишено смысла. А поскольку «от природы» в физиологическом отношении все люди примерно одинаковы, возникает и крепнет убеждение в необходимости установления социального равенства. Из утопических эти представления превращаются в новое учение о человеке, соответствующее новым социальным условиям. «Природа» вообще служит мыслителям 17-18 вв. основой борьбы с феодальным режимом. Просветительские идеи о природном, живущим отдельно от всех других людей, об «атомарном» индивиде, в общем о так называемой «социальной робинзонаде» неоднократно подвергались критическому осмеянию, особенно со стороны представителей марксистских слоев. Однако подобные идеи давали мыслителям Нового времени возможность придать каждому отдельному индивиду независимость и самостоятельность при заключении договора о совместной жизни, который вследствие этого заключается свободно. Вместе с новым пониманием человека складывается теория нового демократически устроенного общества, в котором все равны в отношении прав и свобод. Можно сказать, что независимая, и в этом смысле суверенная личность и демократическое устройство – две стороны одной «медали» новой общественной структуры. Не будь независимости и равноправия, общество было бы авторитарным или тоталитарным.



Настоящими «отцами» демократии были Дж. Локк и Ш.Л. Монтескье, им следовал Ж-Ж. Руссо. Разумеется, концепцию общественного договора разделяли почти все мыслители 17-18 вв., но не все придерживались при этом одинаковых убеждений. Т. Гоббс, например, настаивал на том, что, поскольку люди добровольно вступают в ситуацию договора – чтобы избавиться от «войны всех против всех» (так как потребности у людей примерно одинаковые, а средств для их удовлетворения не хватает), то впоследствии они не могут выступать против каких-либо государственных установлений, вплоть до требований им же смертной казни. Государство – это «Левиафан», библейское чудовище, пожирающее отдельных людей. «Намордником» для Левиафана, по меткому выражению российского философа Э. Соловьева, было бы гражданское общество, которое выступает не как власть, принявшая на себя все права и суверенитет индивидов, а как власть, которой граждане делегировали часть своих прав, а народный суверенитет остался бы принадлежащим народу. Народный суверенитет неделим и неотчуждаем, как напишет в «Общественном договоре» Ж.-Ж. Руссо, так что даже депутаты являются не полномочными представителями общей воли, а лишь его уполномоченными, имеющими право принимать не законы, а только утверждать декреты. В «Двух трактатах о правлении» (напечатан анонимно лишь один – «О гражданском правлении» в 1690 г). Локк, несогласный с Гоббсом, подчеркивает, что люди объединяются в гражданское общество для своей защиты и сохранения своей собственности; «ни для одного человека, находящегося в гражданском обществе, не может быть сделано исключение из законов этого общества»1. Прежде всего Локк считает, что «абсолютная монархия, которую многие считают единственной формой правления в мире, на самом деле несовместима с гражданским обществом и, следовательно, вообще не может быть формой государственного правления»2. Законодательная власть не может быть деспотичной: она создает такие условия, при которых «исполнительная и федеративные власти будут доверены лицам, которые могут действовать независимо»3. Речь идет о разделении властей – законодательная, исполнительная и судебная власти должны действовать независимо друг от друга, т. е должны быть разделены. Эту фундаментальную идею Локк высказывает впервые в истории политической мысли; кроме того он подчеркивает мысль о том, что «до тех пор, пока законодательная власть не будет отдана в руки коллективного органа, который можно назвать сенатом, парламентом, или как угодно»4, никто не будет чувствовать себя в безопасности как находящимся в гражданском обществе. Локк вводит в политический оборот новый политический термин: «прерогативу»; она означает право издавать законы и собирать законодательное собрание, и «создание законодательного органа является первым и основным актом общества»5; исполнительная же власть подчиняется законодательной. Самое важное в локковской теории – признание народа сувереном, т. е. собирательным лицом, издающим законы. Народ создает законы и вершит правосудие, выбирая особую судебную власть, хотя страна может быть конституционной монархией. Народ также вправе переизбрать законодательную власть. Француз Ш.Л. Монтескье продолжает развивать мысли Локка. Хотя, как и почти все французские просветители, он отдает предпочтение монархии перед республикой (несмотря на то, что его личные симпатии на стороне первой), самое важное, что Монтескье хотел показать в своей главной работе «О духе законов» (1748 г., Женева), так это то, что 1. Законы истории объективны, им подчиняется сам Творец, так как они вытекают из природы вещей; 2. Правовое государство необходимым образом должно основываться на разделении властей. Ориентируясь опять – таки на Англию, Монтескье пишет о том, что « все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении были соединены эти три власти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного порядка и власть судить преступника или тяжбы частных лиц6«. При этом все три ветви власти являются выборными и выбираются на определенное время. Законодательная власть должна была бы принадлежать всему народу, (но в больших государствах это трудно сделать, а в малых сопряжено со многими сложностями), так что лучше было бы, если бы народ избирал выборщиков (как это и происходит сейчас во многих странах – Т. Д.). Существует, правда, некоторое неравенство в законодательном собрании, объяснимое признанием Монтескье компромисса между старыми и новыми социальными слоями: в двухпалатном парламенте одну часть (сенат) представляет знать, и ей принадлежит большее количество мест, чем народному собранию. Зато последнее имеет право постановлять (принимать законы), а первое, наследственное, обладает только правом вето (отмены). Любопытно, что даже преступник, как полагает Монтескье, имеет право выбирать себе судей из их общего числа; только тогда судебная власть перестает казаться страшной и несправедливой. Много интересного по поводу законов написано в этом, одном из первых «законодательных» компендиумов, одно из самых значительных – это объяснение гражданской свободы не через возможность делать все, что угодно, а через возможность делать то, что не противоречит законам.

Но и Локк, и Монтескье, особенно Монтескье, были первыми и поэтому не всегда приемлемыми для нас « правоведами», хотя они и заложили основы правового государства. Ближе к нам Ж.-Ж. Руссо, который, хотя и не занимался специально проблемами правового государства (не преминув все же заметить, что оно основывается на разделении властей), прекрасно понял, что нельзя отождествлять правовое государство и гражданское общество, что второе является своеобразным «буфером» между отдельными индивидами и государством. Если государство становится тоталитарным и хочет поглотить индивида, апеллируя к некоей общественной пользе, препятствием на его пути оказывается как раз гражданское общество, т.е. соглашение, заключенное между всеми индивидами относительно своих ненарушимых прав. К ним и апеллирует общество, состоящее из равноправных лиц. Законы может принимать только народ-суверен. Основной задачей Общественного Договора, по Руссо, было « найти такую форму ассоциации, которая защищает и ограждает общей силою личность и имущество каждого из членов ассоциации, благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде».7 И именно эти основные правила Договора становятся сейчас для нас особенно важными. Загадка заключается в том, что, будучи созданы однажды и в определенный период времени, свободные права и обязанности остаются верными для всех последующих веков, сохраняя демократию. Кажется, далее, что не было в истории такой ситуации, когда люди добровольно заключали бы общественное соглашение, так как они всегда живут в обществе. Сказанное верно, однако не совсем, хотя соглашение заключалось не в момент перехода от первобытной общины к рабовладению, а при переходе к промышленному обществу. Ведь чем иным, как не таким соглашением были американская Декларация независимости 1776 г. и французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г.? О чем говорится в этих Декларациях и основанных на них Конституциях? – О свободе и равенстве всех членов гражданского общества, о народе- законодателе. Американская Декларация независимости, например, в первых своих строках утверждает неотъемлемые права каждого человека, каковыми являются право на жизнь, свободу, стремление к счастью и сопротивление угнетению. Американская Конституция, самая старая из написанных и действующих до сих пор Конституций, принятая в той же Филадельфии (что и Декларация, подписана Дж. Вашингтоном, в 1787 г.) включает Преамбулу, 7 статей и 27 поправок. В Преамбуле говорится о приверженности Декларации; все поправки касаются демократических свобод. Среди них право народа на охрану личности, на неприкосновенность жилища, на свободу мысли, слова и вероисповедания, на обращение к правительству с петициями. Особое место занимает защита частной собственности: «Никакая частная собственность не должна отбираться для общественного пользования без справедливого вознаграждения, и никто не должен лишаться имущества без законного судебного разбирательства» (Поправка 5).

О «священном праве» частной собственности писал еще Ж-Ж. Руссо, считая, что право частной собственности есть самое священное из прав человека, может быть, даже более священное, чем сама свобода. Руссо вообще считал частную собственность «основой гражданского общества»1. Причина здесь, по-видимому в том, что вместе с крушением феодализма ушла в прошлое собственность на другого человека, которая делала возможным и его угнетение, и эксплуатацию за его счет всех средств производства. Собственность «на себя», на свои руки, на свой интеллектуальный труд – исходная форма собственности; собственность на эту собственность – основа всех других форм собственности и основа жизни гражданского общества, т. е. промышленной, а не феодально-иерархической структуры2. Как пишет известный отечественный философ В.С. Библер, «в своей экономической подпочве жизнь гражданского общества подразумевает наличие реальных суверенных индивидуальных субъектов политической жизни и гражданской самостоятельности. Но такими суверенными субъектами могут быть лишь различные субъекты собственности (в пределе – суверенный индивид) Только субъект собственности (прежде всего собственник своей рабочей силы, своей творческой потенции) обладает реальной возможностью быть гражданином»3. С наибольшей убедительностью это демонстрирует рабовладельческое общество. Так что, по-видимому, К. Маркс был не совсем прав, приняв следствие за причину.

Отдельная статья американской Конституции говорит о разделении властей: на Конгресс (законодательная власть), Президент (исполнительная власть) и Верховный Суд. Все ветви власти избираются всеми гражданами, избирательное право является всеобщим. Можно совершенно определенно говорить о том, что именно такое четкое разделение властей позволило Америке (несмотря, конечно, на отдельные отклонения) остаться демократической страной.

То же самое мы наблюдаем и на примере Конституции 5-ой французской Республики, принятой при де Голле в 1958 г. (1 Конституция была принята в 1793 г. и написана французами Э.Ж. Сийесом, автором брошюры «Что такое третье сословие?», Ж.А. Кондорсе и американцем Т. Пэйном). Она также исходит из установлений Декларации прав человека и гражданина 1789 г. (право на неприкосновенность частной собственности заявлено в 17 статье Декларации – «никто не может быть лишен собственности иначе, как в случае установленной законом несомненной общественной необходимости и при условии справедливого возмещения). Конституция утверждает республикански-светский социальный характер Франции, заявляет о суверенитете народа (нации); принцип разделения властей признается незыблемым: Президент (исполнительная власть), Парламент (законодательная власть) и Независимый суд. Конституция состоит из Преамбулы, 17 разделов и 93 статей, в которых прописаны все права и свободы граждан; законы одинаковы для всех граждан, как и равное избирательное право.

Именно для того, чтобы защитить все эти права – на жизнь, либеральные свободы (свободы личности), а также право собственности – возникает правовое государство; оно надстраивается только над гражданским обществом, т. е. над Декларациями и Конституциями, объявляющими права граждан незыблемыми. Где нет Общественного Договора и Гражданского общества, нет и Правового государства. Собственно, заявленные гражданами права и есть основа правового государства.

Неустранимыми чертами правового государства, таким образом, являются: наличие гражданского общества, признание всех равными перед законом, участие граждан в законодательном собрании и принцип разделения властей. Такое государство есть в то же время демократическое.



Включенный в последние годы В. Сурковым в российскую идеологическую правительственную программу новый термин «суверенная демократия» кажется в этой связи не вполне корректным и не вполне понятным.4 Если речь идет не о претензиях на создание новой самостоятельной идеологической доктрины, объединяющей весь народ, и не о неповторимости и уникальности развития России (ни по аналогу Запада, ни по аналогу Востока), то нельзя не признать, что каждая демократическая страна развивается уникально и неповторимо. Неотъемлемыми признаками демократии, где бы она ни существовала, являются: защита неотчуждаемых прав человека – права на жизнь, свободу, стремление к счастью, на свободу мысли и слова, на право избирать и быть избранным в законодательный орган страны; таким же неотъемлемым признаком демократии является и принцип разделения властей. Если уж говорить о суверенной необычности, то, может быть, такой следовало бы считать демократию Великобритании: так, Англия является монархией, и уж где преемник – необходимое звено, так это в монархии. И тем не менее Англия – демократическое устройство. Вспомним в связи с этим о том, что еще Руссо писал, что всякий общественный договор по своей сути – республика, а вот образ правления может быть самым разным – от олигархии до демократии и монархии. За то, что в Англии демократический порядок – говорит многое: во-первых, ее парламент – самый старый в Европе, он ведет свое летоисчисление с 13 века, а в 14 веке уже сложились 2 его палаты. Во-вторых, хотя существует» «Статус монарха», и последний является главнокомандующим страны (у него есть и другие привилегии), также он входит в парламент и открывает его новую сессию, для посещения различных заседаний парламента Королю требуется специальное разрешение (в 1711 г. было принято еще несколько ограничений).5 Своеобразие английского парламентаризма, ничуть не затрагивающее демократические свободы, необычно тем, что английская Конституция совмещает в себе «писанные» и «неписанные» статьи, причем ни те, ни другие не нарушаются. Это связано с силой английских традиций и обычаев, с крепостью консервативных устоев, с неустранимым желанием парламента решать трудности путем компромисса и консенсуса (видимо, в этом проявляется сила традиции «славной» – компромиссной – революции 1688 г.). Множество принятых уже в 13 веке законодательных Актов развивает принципы свободы и демократии. Так, «Великая хартия вольностей», принятая в 1215 г., устанавливает свободы и вольности свободных людей – дворян, но не только их, а также жителей Лондона, других городов и бургов (крепостей); эти права запрещено продавать. Ни один чиновник, далее не может забирать хлеб или иное имущество жителя страны без уплаты заранее определенной суммы; ни один человек не может быть арестован или объявлен вне закона, кроме как по законному приговору (значит, тогда уже существовали некие судебные инстанции). В «Билле о правах» 1689 года, подвергая критике действия низложенного и виновного в нарушении законов Иакова II, парламент провозглашает: выборы в парламент свободны; свобода слова и суждения в парламенте не может быть стеснена; всякая власть, кроме власти парламента, незаконна; вольности и права граждан незыблемы (в том числе право собственности). В «Билле о правах» г. светские лорды и общины, собравшиеся в Вестминстере и устанавливающие отношения между парламентом и королем, принимают решения, что: власть отменять принятые парламентом законы незаконна, что преследование за возможность подавать петиции королю незаконно, что избрание членов парламента должно быть свободным и т.д. Признается верховенство парламента перед королем. Здесь пока еще говорится не о правах человека, а о правах членов парламента; вторые выражены через права первых. Но, как видим, уже в 17 веке демократические процедуры, несмотря на монархический способ правления, были достаточно разработаны. Наконец Habeas Corpus Aкt, принятый в 1679 г. английским парламентом, защищает права граждан и разрабатывает правила судебных наказаний, в котором Суду предоставлялось право контроля за законностью задержания и ареста. Судья в присутствии арестованного и при учете его возражений должен принять решение о задержании его или освобождении. Т.е. устанавливаются основания для лишения всех граждан свободы А это уже шаг вперед в установлении свободы для всех и предпосылка возникновения правового государства. Провозглашается незыблемость жилища, неприкосновенность частной жизни каждого и его собственности, утверждается, далее, свобода высказываний и мнений, вероисповедания и т. д. Этот Акт был впоследствии закреплен Конституцией 1787 г

В XIV в. Английский (и Ирландский) Парламент делится на 2 палаты, постепенно к концу 15 века верхняя палата парламента, палата лордов становится главной судебной инстанцией страны, Высоким Судом (при этом наследственным правом в ней обладают 700 членов из 1100). В то время как нижняя палата, палата общин, сосредоточивает в своем ведении всю законодательную власть. Только она имеет право издавать, утверждать, расширять, ограничивать законы; именно ей принадлежит важное право привлекать в палату все сословия и всех граждан страны, решая все спорные вопросы мирным путем. Лишь нижняя палата может выразить право «вето» на законы (верхняя палата тоже имеет право «вето», но всего лишь на 1 год.) Исполнительную власть образует премьер-министр – глава получившей большинство голосов партии (вигов или тори) и назначенные им лица. Демократия, как мы видим, несмотря на действующую королевскую власть, налицо.



Демократический строй, повторим мы слова У. Черчилля, самый непрочный в мире строй, поскольку он базируется лишь на добровольном согласии вступивших в соглашение сторон, но человечество до сих пор не придумало ничего лучшего, и она существует в Европе и Америке более 200 лет. Что ждет Россию впереди – авторитаризм или тоталитаризм? Поживем – увидим.
Длугач Т.Б., д.ф.н., гл. науч. сотрудник ИФ РАН (Москва)

1 Локк Дж. Избр. произв.: В 2-х тт. Т. 1. М., 1960. С. 55.

2 Локк Дж. Избр. филос. произв. М, 1966. С 52.

3 Локк Дж. Избр. произв.: В 2-х тт. Т. 1. М., 1960. С. 85.

4 Локк Дж. Избр. филос. произв. М., 1966. С. 55.

5 Там же. С. 119.

6 Монтескье Ш.-Л. О духе законов // Монтескье Ш.-Л. Избр.произв. М., 1955. С. 291.

7 Руссо Ж-Ж. Об общественном договоре // Руссо Ж.-Ж. Трактаты. М., 1969. С. 162.

1 Руссо Ж.-Ж. Об Общественном договоре // Руссо Ж.-Ж. .Трактаты. С 128.

2 См.: Длугач Т.Б. Три портрета эпохи Просвещения. М., 2006. С. 216.

3 Библер В.С. О гражданском обществе и общественном договоре // Библер В.С. На гранях культуры М., 1997. C. 353.

4. См. об этом статью Зеленко Б.И. Еще раз о суверенной демократии // Вестник Российского философского общества. 2007. №4. С. 101 и далее.

5 См. об этом «Международные акты о правах человека». М, 2008.

Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Достойный Друг Жизнь Лукреции Мотт
2014 -> Всероссийское ордена трудового красного знамени общество слепых
2014 -> Методическая разработка семинарского занятия по теме Основы философского понимания мира по дисциплине огсэ. 01. Основы философии Для специальностей: 060101 «Лечебное дело»
2014 -> Психология семейных отношений с основами семейного консультирования ред. Е. Г. Силяева
2014 -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница