Философские проблемы естествознания к началу XXI века


Самотворчество конкретности истины смысла прошедшего (



Скачать 391.82 Kb.
страница6/10
Дата30.07.2018
Размер391.82 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Самотворчество конкретности истины смысла прошедшего (как истории на уровне усредненной субъективного и объективного «в целом», «теперь-и-здесь» «в этом человеке»). Проблема о-вещ-нения. Проблема двусторонности промежуточной метафизики истории. Метаморфозы классических концептов (Кант и неопосткантианство, как модель истории границ познания смысла исторического прошедшего чистого разума). Философия истории нового предмета фил науки.

Необоснованность обоснованного (Кант).

Самотворчество конкретности истины смысла прошедшего (как истории на уровне усредненной субъективного и объективного «в целом», «теперь-и-здесь» «в этом человеке»).
Естественно, что все надо изменять средненькое, и все приходит в тупики логические. Так нехорошо думать, как Платон и Аристотель! Так нехорошо думать, как Декарт, то есть держаться прочно за врожденные идеи (сидит вот у меня тут что-то прочно и творит).

Проблема о-вещ-нения.
А следующий шаг усреднить все, овещнение это называется. Тогда получается что история слабоватая! Но какая-то все-таки уже есть!


Проблема двусторонности промежуточной метафизики истории.
Это знаменитая концепция Канта. Во-первых, он четко разделил : одно дело знание естественно научное, то есть знание чистого разума, который на самом деле рассудок понимает, как чистый разум, и бывает что он вылезает куда-то не туда, и только пудрит! А есть практический, у него. Теперь что? История чего может быть? История … гипотеза Канта-Лапласа, вот туманность там какая-то. Это история неистории, а вот


Философия истории нового предмета фил науки.
крутится все и вертится, как-то не складывается. Или вы должны понять, что такое моральный закон. Вы должны делать так, чтобы это могло быть сделано и другими и не должно вредить другим. Или чтобы он был всеобщим? Или не делай другим того, что не хочешь для себя. Он существует априорно, этот закон. Так же как существуют априорно и схемы, и чувственности и вы должны где-то в этом плане все делать.

И время по Канту это априорная форма чувственности, а если она априорна, то откуда она взялась? Ни откуда то есть он опять переносит эти идеи в стационарный вид. У меня внутри есть определенное чувство, и вот в какой-то форме этого определенного чувства, чувственности до опыта данной, при помощи которой я могу сгруппировать и привести удобный для меня вид все, что идет откуда-то извне, вот это и есть время.




Метаморфозы классических концептов (Кант и неопосткантианство, как модель истории границ познания смысла исторического прошедшего чистого разума).
А соответственно, что может быть история? Вот эта группировка, психологизм. Как же вот? Все эти его замечания… но уже есть выход. Он запутался, не мог объяснить и, наконец, он в конце жизни придумал, что есть искусство. Это проблема эстетического Канта. Где он говорит, что это вот так же как в произведениях искусства. То, что мы творим, скорей всего также можно объединить вот этой его концепцией. Это вялый телеологизм. Вроде все-таки надо думать, что куда-то мы движемся, какая-то цель наверное есть. Человек по своей сущности не добр, не зол, так средненький. Это кантовский компромиссный дуализм, который все часто принимают. А есть вне какая-то сила, которая действует и заживляет те мои внутренние чувственности, которые и представляют собой в частности время, и соответственно, я могу строить гипотезы, какой будет вечный мир и можно ли этот вечный мир построить и почему. Потому что есть неизменные какие-то качества в человеке. Вот уже тут они начинают говорить о времени, а не о длительности, хотя потом обратно все пойдет. Мы постараемся выделить здесь и это. А в нашей жизни есть вот это. Неопосткантианство, которое как модель истории как границ познания смысла, это и есть история определения возможностей, принципов, и объема вот этих априорных знаний, вот это и будет модель истории науки.


Необоснованность обоснованного (Кант).
А тогда возникают его знаменитые представления о том, что все, что до сих пор обосновано, на самом деле, не обосновано, это компромиссный агностицизм. Это величайшее завоевание философской и исторической мысли, потому что так он открыл путь для новой метафизики для нового понимания. Да нет истории, да вот так обстоят дела! Но если принять его концепцию, вы попадете в противоречия, разум с одной стороны говорит, что мир конечен, с другой бесконечен, что вообще бога нет. Все это можно доказать с одинаковой степенью достоверности, а значит все это противоречиво, а значит пределы какие то есть. Надо значит перейти в какие-то пределы.

Вопрос5

Проблема истории науки в данной ситуации (как характеристика истории меры объективного актуализированного в истории меры субъективного этого человека). Проблема меры соотношения господства слепой истории. История науки, как средство достижения как бы чистым субъектом познания чисто объективного избавленного от всего субъективного. Одно несуществующее хочет постигнуть другое несуществующее. Истории науки предполагает, что происходят процессы, которые принесут всем счастье.

Проблема истории науки в данной ситуации (как характеристика истории меры объективного актуализированного в истории меры субъективного этого человека).
История науки, что из себя представляет? Она представляет клубок противоречий которые решить нельзя, а по сути, это значит, что истории никакой и нет! Вот я беру человека, в нем априорно существует какая-то история. Вы накладываете извне что-то второстепенное то, что вы называете природой, а я называю субъективизм в компромизме. Так и так, не хочу сказать, что мир не обоснован. Тогда возникает вопрос о возникновении нового предмета философии, а соответственно появится и историзм уже, уже другого совершенно типа.


Проблема меры соотношения господства слепой истории. История науки, как средство достижения как бы чистым субъектом познания чисто объективного избавленного от всего субъективного.
Вот в чем суть этих концепций? Так какой же вывод можно сделать? Не тот вывод, что абсолютно ничего не сказано об истории. Сказано. Но была такая ситуация времени, что вот представления всех этих философов, вроде бы субъективны, но они отражали объективное состояние, независимое от них, от того что происходило. Еще не было накопления достаточного для отчуждения. Что-то должно произойти, изменения мира. Не было материала, чтобы сказать, что этот материал связан не такими простыми отношениями, а сравнительными какими-то! Это появилось с романтизмом. Только в 19 веке возникает проблема истории вообще, и истории науки в частности, в разных вариантах и вне и внутри. Тогда я начну утверждать, что же такое наука, что же представляет из себя наука? Я вынужден буду соединять и естественные и гуманитарные знания, которые до этого были разобщены, и над этим думать. Вы спросите, зачем все это так представляем. А дело в том, что это хорошая концепция, которую мы с вами описали. И мне так представляется, и многие так считают, что человек, который занимается тем, что называется естественными науками, он приблизительно придерживается какой-то из этих концепций. А чем плохо?


Одно несуществующее хочет постигнуть другое несуществующее. Истории науки предполагает, что происходят процессы, которые принесут всем счастье.
Есть мир, я познаю. Ну и что? Это социальная практика всех псевдонаук. Есть природа, я познаю, методы разрабатываю, получаю какие-то результаты. Я думаю, что есть настоящий факт, который я открою. И не надо мне ввязывать какие-то другие проблемы! А на самом деле выясняется, что это концепция приблизительно восемнадцатого века, самое позднее. Люди любят ссылаться на Платона, число, мифы, прекрасное, красота и т.д. То есть, все они существуют, и люди не замечают этого, или не хотят заметить, но они рассуждают таким образом. Поэтому, когда мы ставим вопрос о сущности истории науки в обыденном понимании, то мы можем прийти только к разновидностям предметов науки, которые не та наука. Только последняя, начиная с Галилея, Жамбаттисты, это та наука. Значит можно о чем говорить? Что возникает экспериментальная наука, Science, с выводами, о которой мы говорим, аналитическая. А что мы хотим? А мы разные говорим науки. Мы хотим узнать историю! Так вот, определите с какой точки зрения вы подходите и как что называете. Этого совсем не достаточно даже для XIX-XX века. Эти все концепции были в это время преодолены, но это уже предмет для другой постановки вопроса. Не история науки, а история чего-то еще. Или науки, да не той, ее как-то по иному надо понимать.

О сущности истории науки и незнающее знание. Обоснование необоснованного и необоснованность обоснованного.

(на уровне саморазвития отношения сознания и бытия)

(Платон-Аристотель, Декарт-Кант).
Краткие итоги лекции

(от конца к началу и снова от начала к концу)

От конца к началу

Попытаемся понять, что такое история науки с такой позиции: одно несуществующее хочет постигнуть другое несуществующее.




Одно несуществующее хочет постигнуть другое несуществующее. Истории науки предполагает, что происходят процессы, которые принесут всем счастье.




Проблема меры соотношения господства слепой истории. История науки, как средство достижения как бы чистым субъектом познания чисто объективного избавленного от всего субъективного.
Прежде чем пытаться понять, что же такое история науки необходимо сначала понять, что же такое наука. Надо четко определить ее. Однако мы приходим только к отдельным предметам науки и не к самой науке.

Чтобы представить, что такое наука надо сначала соединить знания гуманитарные и естественные. Но такая точка зрения была только до 19 века. А до этого времени вообще не было проблемы истории, а соответственно и истории науки. Не было материала, чтобы показать, что события связаны какими-то сравнительными связями. Философы имели субъективные представления об объективном происходящем




Проблема истории науки в данной ситуации (как характеристика истории меры объективного актуализированного в истории меры субъективного этого человека).
В каждом человеке исходно уже есть история, которая дополняется происходящем вокруг него. Это и есть пример субъективизма в компромизме. А история это много разных противоречащих мнений разных людей и получается, что истории нет.


Необоснованность обоснованного (Кант).
С точки зрения Канта необходимо мыслить в каких-то пределах, потому что вокруг слишком много противоречий. Поэтому его позиция компромиссный агностицизм – все что было обосновано оно необоснованное.

Метаморфозы классических концептов (Кант и неопосткантианство, как модель истории границ познания смысла исторического прошедшего чистого разума).

Неопосткантианство смотрит на историю как на совокупность возможностей, принципов и априорных знаний. Появляется два типа восприятия бытия: материализм (бытие отражается в сознании) и идеализм (сознание создает бытие). И есть такое восприятие когда эти два типа смешиваются – дуализм. Философы говорят о длительности, а не о времени.

Кантовский компромиссный дуализм. В людях всего понемножку и хорошего и плохого. Не бывает только хороших или только плохих людей. Время по канту это особая форма чувственности, на которую осуществляется влияние извне. Кант сравнивает историю с искусством, что если мы что-то делаем, то наверняка есть какая-то цель. Это пример вялого телеологизма.


Философия истории нового предмета философии науки.
У нас еще до опыта есть особые чувства (априорные), которые помогают нам привести все в удобный для нас вид и в расставить все происходящее по полочкам.


Проблема двусторонности промежуточной метафизики истории.
Точно также как и время у нас априорно существует закон нравственности. Он один для всех. Все гипотезы построенные до Канта, они неисторичны. Кант же разделил знание на естественнонаучное (чистого разума) и знания практического разума.


Проблема о-вещ-нения.
Овещнение это усреднение совокупости знаний.

Самотворчество конкретности истины смысла прошедшего (как истории на уровне усредненной субъективного и объективного «в целом», «теперь-и-здесь» «в этом человеке»).
А все овещненное подлежит изменению. Аристотель и Платон заблуждались, нельзя все валить только на какие-то врожденные идеи. Ими все не ограничивается.



Концепция «обоснования необоснованного» (Декарт).

Метаморфозы классических концептов (на уровне овнешнения).
Декарт говорит, что мир надо преобразовывать он говорит о том, что все необоснованное надо обосновывать. Однако все это приводит лишь к сомнениям, так как нет однозначных выводов. Лейбниц рассматривал историю как последовательность каких то действий, но это неправильно так как эти действия нужно сопоставлять. Они находятся в зависимости друг от друга.

Жамбаттиста Вико говорит об отсутствии фактов, что их нет. Всеобщая история это история зыков. Он указывает на необходимость создать один общий универсальный язык.

Несмотря на то, что метафизика это аппарат физики, Ньютон говорил, что физика должна опасаться метафизики. Он считал что сначала надо сформулировать гипотезу, а уж потом пытаться ее доказать опытным путем, и не наоборот. Ньютон начал рассматривать абсолютное и относительное время, а не длительность. А до него понятия времени, как такового, не было! Было понятие длительность. Бог сотворил все, что нас окружает и нас в том числе. И бытие этих тварных вещей длится. Вот откуда взялось это понятие. Попер при рассмотрении проблем индукции Юма и демаркации Канта, утверждает, что нет причинности! А следовательно и истории нет, а все это лишь заблуждения, а все потому, что нет причинности, которую пытался найти Юм. Джон Локк говорит о первичных и вторичных качествах. Первичные качества – они есть независимо ни от чего, а вторичные зависят от обстоятельств, например протяженность. Происходит движение от онтологизма к психологизму. У нас есть врожденные идеи, которые в нас вложил бог.


Самотворение конкретности истины смысла прошедшего (как истории на уровне объективного).
Мы можем пытаться смотреть вперед бесконечно долго, а все равно ничего не изменится. Этому

предшествовало понимание того, что наука может рассматриваться как истинность смыслов самотворения.



«Знающее незнание» (Аристотель, обработка языка предметности).




У нас недостаточно большая выборка чтобы обобщать что-то. С точки зрения Аристотеля то, что мы знаем, что ничего не знаем, уже является знанием, несмотря на то, что оно необоснованное.

Метаморфозы классических концептов (Аристотель и неопостаристотелизм 21 века, как модель оисториченной истории при слабом отчуждении).

Не нужно ничего менять, так как, что нам дано исходно, оно не меняется. И получается, что историю понять невозможно. Современные исследователи утверждают, что наука отличается от того, что понимал под ней Платон (эпистемы). Происходит общение высших субстанций с нашей душой (низшее). Так считали неоплатоники, а до них ничего особо интересного в философском отношении не было. Символы мы можем понимать как угодно, трактовать их как нам покажется необходимым. Только с появлением символов, гносисов, образов, мы можем говорить о появлении науки о чем-то, что выше нас. Что же касается Аристотеля, то его на его схему очень хорошо ложится суть христианства (то, что все венчает Господь Бог). Маркс говорит о древних греках, что мы н6е можем не интересоваться ими, так как они представляют из себя то, чем мы были в детстве, и сейчас когда мы на все это смотрим с высоты наших «знаний», мы можем все легко объяснить. Ницще утверждал, что все в жизни уже есть и сколько бы не думали, ничего нового мы не придумаем. Фома Аквинский считал, что наука-лептон, обоснованная, не имеет отношения ни к каким грекам-варварам, и единственная истина – это появление Христа. А все что было до этого, атомизм и прочее, нельзя считать наукой, это все доксография. Древних греков вообще придумал Гегель, а до этого были отдельные тексты, которые нельзя четко сопоставить с историческими фигурами древних греков. Каждый текст тщательным образом исследуется на наличие его истинности. Однако будем считать, что Аристотель (во многом не соглашавшийся с тем, что думает его учитель Платон) говорил о вневременном начале времени, о том, что есть что-то неделимое, что все изменяется уже сейчас.


Саморазвитие конкретности истины, смысла прошедшего, как истории (на уровне осубъективненного "теперь-и-здесь" “в этом человеке” “в общем”).




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница