Философские проблемы естествознания к началу XXI века


«Знающее незнание» (Аристотель, обработка языка предметности)



Скачать 391.82 Kb.
страница5/10
Дата30.07.2018
Размер391.82 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

«Знающее незнание» (Аристотель, обработка языка предметности).




Да я не знаю, но это все-таки и есть знание, пусть оно необоснованное, пусть оно пока не знание, но им все-таки можно пользоваться! Пользуйтесь вот этим своим незнанием, оно знающее. Горшок как делают? Перейди на другое, так вот и мир устроен, первый двигатель, все стремится к одному! Вот что такое! Еще нет материала, отчуждения нет, чтобы поставить серьезные и большие проблемы.

Вопрос3

Самотворение конкретности истины смысла прошедшего (как истории на уровне объективного). Метаморфозы классических концептов (на уровне овнешнения).

Концепция «обоснования необоснованного» (Декарт).

Самотворение конкретности истины смысла прошедшего (как истории на уровне объективного).
А после этого мы отметим, как опять можно понимать науку? Как самотворение, истинность смыслов самотворения. Тут, понемножку, после этого я пытаюсь вперед посмотреть. Да если надо, то смотри хоть до второго пришествия! Когда я могу ожидать его? Год, тысячелетие и так далее, опять ничего не изменяется.


Метаморфозы классических концептов (на уровне овнешнения).



Происходит то самое овнешнение! Я объективное хочу схватить, мысль моя выскакивает куда-то далеко-далеко. Я хочу понять все в целом, что же происходит. Сдвиг какой-то пытаюсь выискать. А к чему я опять прихожу? А чего собственно я не могу придумать? Что я могу придумать? Я могу придумать, что у меня внутри есть врожденные идеи, хоть раньше и не говорили о врожденных, а постврожденных. А откуда взялись эти врожденные идеи? А не знаю! Вот есть и все! А откуда? Ну не знаю! Вот очень хорошо: есть врожденные идеи. Это вам, конечно, кто вложил? Это господь в вас вложил. Ну а если я не хочу ссылаться на господа, что я могу сказать? Значит нужно разработать метод, науку, гносисы, уже перейти к теориям! Я сомневаюсь во всем, хочу найти способ вырвать врожденные идеи. У меня есть вот эта способность сомневаться. А откуда она взялась? Да потому, что я мыслю. А мыслю, значит существую. Сомневаюсь, следовательно, существую, врожденные это идеи! А откуда они? Ну вот так даны они! И ничего я не могу с этим сделать. Поэтому постепенно начинает все двигаться от антологизма к психологизму! Возникает понятие уже не вечности, а длительности. Есть что-то близкое. Джон Локк утверждал, что внутри нас есть сложные идеи и простые идеи, какие-то есть несомненные положения, есть первичные и вторичные качества. Надо рассмотреть сперва первичные качества. Потом протяженность, что это такое. Потом материя, то что внешнее новое изменяется, а внутреннее нет. Вот физику изучают. В это время появляются опыты вертушки! Это волчки, на которых все цвета нарисованы. Спектр разложен, затем крутят волчок, и видим что оказывается нет этих цветов. Остановилось - уже есть! Так есть или нет? Поставили такие опыты. Значит, есть первичные качества, а есть вторичные: цвета, которых нет самих по себе. Это нам кажется, и эта мысль развивается. А есть что-то врожденное, это другое совсем представление. Помните Юма. Так вообще, с самого начала исследовать надо человеческую природу, исследовать причинность. А есть причинность? Нет! Мы занимались проблемой индуктивности Юма и демаркации Канта (помните у Поппера). Тоже нет этих проблем! А история что из себя представляет, если причинности нет! Тогда получается, что нет истории, есть естественная вера вместо знания! Есть и существует! Получается, что вся история - это софистика и заблуждения. Наша задача преодолеть вот это! И понять что такое глубокое! Мы подошли к 17 веку, но, а до этого еще было вот что: бытие тварных вещей длится потому, что вечен бог. Бог вечен! А что он сотворил, это тварные вещи, и все мы твари! Мы со-тво-ре-ны! Нужно это понимать! Поэтому длительность, а время еще немножко отстоит! Но уже появляется … Исаак Ньютон говорит о том, что надо говорить не о длительности, а об абсолютном и относительном времени! Но когда мы говорим о Ньютоне, думаем что мы поняли то, что говорит Ньютон! Ньютон говорит «физика берегись метафизики»! А ведь на самом деле сам был великим метафизиком! Он был скандальным человеком очень, безобразничал! Он считал то что он открыл, это глупость. Я вот открыл, а вот хожу я по бережку и выбираю какие-то камушки! А то, что они из себя представляют, это все последнее дело! Надо трактовать апокалипсис. А эти все законы … я предположу что это так! Вот он создал свой так называемый гипотико-дедуктивный метод: ни из какого опыта никогда общие принципы и концепции не возникают. Это глупость! Нужен просто гениальный человек. Откуда-то, неизвестно как у него появляется, возникает какая-то мысль, гипотеза, принцип. Вот он ее высказывает. Он ни на чем не обосновывается. А как он ее высказал, гипотетически, сделал вывод и только потом начинает его обосновывать опытом. А сама гипотеза не возникает из какого бы то ни было опыта. Мы не можем предположить, что он не прав. Он погружен в среду. Созрело время. Но так, уже сам по себе Ньютон не мыслил, и он все трактовал апокалипсис. Он много «веков» уже закрыт. его никто не хочет трогать уж даже! Про него всякие нехорошие сказки рассказывают! И он сам много в чем признавался! Потом вы думаете, что там и случай с яблоком был? А злые языки рассказывают, что он там с какой-то девицей присел под яблоню! И в это время ему, мол, на голову яблоко и упало! Вот отсюда он так ... Было ли это яблоко, не было ли этого яблока? Сказать также он мог что угодно! А вот про него один из наших специалистов в этой работе писал, что работа Ньютона о природе света - это пир гипотез, во время которого главные герои то и дело провозглашают себя героями и трезвенниками. А как строят гипотезы какие-то? Вот это нужно понимать, что метафизика это и аппарат и физики. Иначе у него метод не получится. Но были там Лейбниц, например. Мерил историю как порядок последовательности! Что история из себя представляет? Одно следует за другим. А вывод какой, сравнительный, происходит? Нет, не происходит. Нужно что? Мир совершенен, мудр, уже готов. Есть универсальные какие-то характеристики. Нужно придумать универсальную науку. Ее можно придумать только потому, что бог из всех вариантов выбрал самое лучшее, и вам подарил гипотетическую необходимость. А если это гипотетическая необходимость, выбранная богом, то она опять не изменяется, не развивается. Это что-то я придумал, вот он есть этот мир и нужно его познать, а вне этого не лезьте вы к богу, занимайтесь вы вот тем, что есть и будете счастливы! Порядок последовательностей это вообще не история. Одно рядом положено с чем-то другим. Более интересно, вы слышали, есть такой Жамбаттиста Вико, он уже немножко сдвинулся. Есть какие-то аксиомы, а нам нужно под покровом ложного найти истинное. Человек делает себя праведным, правилом для вселенной. Есть нации. Надо создать общий язык для наций. Наука описывает вечную, идеальную историю. Вот у него появляется этот термин новая наука. История науки это история языков. Он говорит астрономия и хронология два главных в истории. И всеобщая история какая-то должна быть, и он первый высказал против знаменитого определения фактов. На самом деле мы теперь пришли к выводу фактов: что такое факт считает теория. А он наоборот, все считали, что еще не подошли к этому и все стали говорить, что вот появились какие-то факты. А что такое мануфактура? Это значит действие. Поначалу фактами называлось как раз действие. Мануфактура - производство одного чего-то, так как проще производить что-то одно. А потом стали говорить, что есть независимые факты. Как раз подчеркивал, что не надо переходить к этой теории. С другой стороны подходите. Но его сняли и сталы употреблять «факт» как будто есть факты. Ну, что-то там еще осталось? Остался Коперник. Мир сферичен, в том числе, земля. Создал малый комментарий о гипотезах небесных движений, семь требований, вы знаете. Кто там был еще у нас? Галилей: о движении материи, о естественном ускорении движения. Создает диалоги, в которых пытается понять. Но тут некоторые сдвиги есть. На этом фоне и было построено картезианство.


Концепция «обоснования необоснованного» (Декарт).
Декарт разрабатывал модель. У него тоже все нравы есть, много их, но выводов никаких нету. Он ездил много, сравнивал, но все равно приводит все к тому, что мы начинаем во всем сомневаться. Он писал, что в одном месте уважают родителей, а в других родителей старых съедают. У многих народов, с благословления самих родителей, между прочим, потому, что надо дать жить молодым. У нас бывает, что и съесть могут. Без всякого особого проникновения, что сделал то! Декарт предложил модель истории: истории нет, непостижима она. Нужно разработать метод. Не очень, неэффективно заниматься историей. Самый главный в его жизни лозунг: проживи незаметно. Как только что-нибудь объявится, тут тебя и прихлопнут. Он уехал. У него получается, что надо необоснованное как то так обосновывать. Это его метод техника подход к тому, что нужно преобразовывать мир! Начать, внести ясность.

Вопрос4




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница