Философия



Скачать 192.5 Kb.
страница8/8
Дата12.01.2018
Размер192.5 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8
Краткие итоги лекции: от конца к началу и снова от начала к концу.
О сущности «историографии научности» и рациональности нерационального. Нетехничность техники и техника нетехничности.

(на уровне само-творения субъективного и объективного)

с позиции человека XXI века.

(Гегель - Ницше, ХайдеггерПоппер)
Н
От конца к началу
а протяжении веков в философии понятие истории пытались сводить к более узким аспектам, таким как историцизм, историография, историософия. И каждый раз появлялись новые неясности, не вписывающиеся в существующие концепции и приводящие к появлению новых концепций.

Один из вариантов поиска истины, объективности, состоит в исключении всего субъективного. Однако это исключение не может быть полным, так как это означало бы уход от реальности. Субъективизм, Личность – мост, связывающий так называемые объективные истины с жизнью.

Но каковы критерии истинно-научного? В XX веке были сформулированы три тезиса:


Действительно, засилье высокоуважаемых «столпов» повышает риск «окостенения» науки, приведет к тому, что процесс выдвижения «дерзких» теорий и попыток их опровержения, что есть суть науки по Попперу, замедлится, а то и вовсе исчезнет.

Опасность наград и регалий состоит в изменении мотивации поиска, с одной стороны, и искусственном задавании направления развития, с другой.

Процессы, происходящие в XX веке, в первую очередь жестокие разочарования, крушение надежд и идей, спровоцировали появление модернизма и постмодернизма. Отсюда и поиск выхода в деконструкции, предшествующей сборке, у Дариды, и призыв не искать консенсуса Леотара. Зачем пытаться что-то исправить, если это ни к чему не приведет? Может еще и усугубит ситуацию? Т.е. все равно Мир будет развиваться также, выход всей деятельности человека крайне мал, практически ничтожен.

И наука то, по существу, только языковая игра, договорное описание процессов, и ничего более, согласно Леотару.

Ведь отношения науки и техники перевернулись, как отметил Мартин Хайдеггер, теперь техника правит миром, людьми, и даже наукой. Все остальное является приложением к технике, без нее ничего не возможно, она прочно завоевала наш современный мир. Вот в чем состоит нетехничность техники.

Без техники наука беспомощна, никакое даже самое простое открытие не совершится сегодня без помощи техники. Наука, породившая технику, ей же в итоге оказалась и порабощена. Кто теперь скажет, как прежде, что в силах ученого перевернуть мир? Без технических «костылей» и двух шагов не сделать.

Еще одним переворотом Хайдеггера было то, что он создал свою систему отсчета Времени, а следовательно и Истории. Согласно его концепции конечного характера подлинной временности, время задается концом в будущем, именно конечность определяет каждую минуту и каждое действие. Все мы в этом мире конечны, и сознательно или нет, это определяет мысли и действия. Глупо, считает Хайдеггер, искать истину в физическом мире вещей и часов, конечность времени задает проекцию в другой мир.

Будучи учеником Гуссерля, Хайдеггер все же сумел отойти от рациональности. В трансцендентальной феноменологии Гуссерля понятие времени описано через темпоральный поток. А Время, История познается через внутренние переживания человека, т.е. феноменология Гуссерля это познавательная субъективность. В принципе эстетика философии XIX-XX веков состоит в субъективной идеализации, метафизичности восприятия.

Вопросами сопряжения временных и пространственных отношений занимался Анри Пуанкаре, что привело к знаменитой проблеме одновременности, вопросу о равенстве двух отрезков.

Сомнения в могуществе и самостоятельности науки как области познания зародились еще раньше, в концепции постницшеанства науке отводится роль обработки языка, и только. Есть предмет обсуждения, есть признанные термины, и все остальное это словесные игры.

Шапиро считал, что наука имеет корни в искусстве, культуре общества, именно они задают тон и их следует преодолевать в поисках истины.

У Ницше логика истории научности это всего лишь миф, а История это поток переживаний, его интересовали сначала психологические аспекты, потом метафизические. Объективной истории, по его мнению, просто не существует, это все жалкие теории, противоречащие его философии Жизни. Нигилизм Ницше заключается в идеях удаления слабого.

В середине XIX века философскую мысль занимали вопросы совместимости естественных и гуманитарных наук. Неокантианство пришло к выводу о негенерализуемости гуманитарных наук, наук о Духе, в отличие от естественных. Правда метафизическое определение науки как отражения соответствующих форм движения материи оставляет лазейку для определения Истории, как отражения исторических форм движения материи.

Историософия возникла из биографической погруженности Дильтея, предлагавшего для постижения того или иного явления или теории вникнуть в жизнь, окружение, труды конкретного ученого. И только тогда можно будет действительно понять, что предполагал автор.

Историчность научности вообще предстала только общим представлением, т.к. не существует мировой науки, она по определению ненациональна.

Довольно длительный период господствовал историцизм – навязывание истории правил игры, подгонка истории под свои законы. Наиболее яркий пример – экономическая историография Маркса, его идеи о смене классовости в обществе. Но он сам же попался в свою ловушку, если с позиций знаменитого закона отрицания отрицания отвечать на вопрос что же будет после идеального бесклассового общества, которое должно сменить несовершенное классовое.

Взгляды и идеи Гегеля несомненно дали огромный толчок для развития представлений по многим вопросам. Именно он создал историографию, попытался подчинить науку и историю логике, поставил логику выше всего. У Гегеля история – это рефлексия идеи на себя, и отсюда выходит его знаменитое:

«Все действительное разумно, а все разумное действительно».

Получается, что История обоснована всем прошлым и будущим, а те факты, которые невписываются в эту логику - «Тем хуже для фактов» - сказал Гегель. Историчность обоснована внутренней логикой изменений.

Предшествовавшие идеи сформировали платформу для выводов Гегеля. Шеллинг обозначил Время как обращенную на себя деятельность, то есть провел тождество я и мира.

Фихте, считающий историю лишь рефлексией, создал субъективный идеализм. «Мы можем все», все человечество создает мир, причем он отрицал индивидуальную разумную Душу, обобществляя ее. Источником служила продуктивная способность к воображению – мысль свободна, ею можно попасть и в прошлое, и в будущее, вот что есть История и Время.

Фихте был первым философом, преодолевшим кризис стационарности взглядов, который созрел к концу XVIII века. Именно у него идеи приобрели способность к изменению, к самотворению. Прорыв в сознании требует радикальных изменений в обществе, и промышленная революция в Европе породила мощные сдвиги в мышлении, затронув всех и каждого в частности.



Логика изложения лекции: от начала к концу

Итак, кризис стационарности взглядов, с которым столкнулась Европа в конце XVIII века был преодолен после промышленной революции, изменившей сознание людей.

Фихте заставил Мысль парить, его идеи приобрели способность к самотворчеству, и это позволило ему дать новое определение Истории с позиций субъективного идеализма, освобожденной Мысли обобществленной Души.

Шеллинг пошел дальше, и провел тождество я и мира. Гегель заключил эту свободу в тесные, но необъяснимо привлекательные рамки логики, обосновав и Историю внутренней логикой изменений.

Маркс попытался подставить мир идей миром денег, поставив во главу экономические отношения, т.е. у него История предопределена, но исключительно с позиций экономического развития общества.

В конце XVIII века возник вопрос о несовместимости естественных и гуманитарных наук, появились понятия историчности научности и историософии.

Историософия позволяет проникнуть в идею или теорию через погружение в жизнь и биографию ее создателя.

Ницше отрицает всю эту логику научности, считая все это лишь несущественным потоком переживаний, жалкими теориями. Наука лишь обработка языка.

Шапиро подверг сомнению самостоятельность науки, указывая на культурные и мифологические корни, от которых ей трудно и необходимо избавляться.

Гуссерль понимал историю, как субъективный поток переживаний, но его феноменология познания все-таки рациональна.

Мартин Хайдеггер создал свою концепцию изначальной конечности бытийности, считая, что конечность определяет проекцию настоящего. Заслуга Хайдеггера состоит в постановке вопроса нетехничности техники и техники нетехничности.

Он нападает на науку, указывая на поглощение ее техникой, без которой она стала невозможна.

Модерн и постмодерн не принес ничего конструктивного, это либо идеология невмешательства Леотара, либо деструктивность Дариды.

В XX веке были сформулированы тезисы истинной научности:



  • Ученому следует отказаться от всех наград.

  • В науке следует уступать дорогу молодым.

  • Стремление к мудрому, открытому обществу


Десять контрольных вопросов
к лекции №13
О сущности «историографии научности» и рациональности нерационального. Нетехничность техники и техника нетехничности.

(на уровне само-творения субъективного и объективного)

с позиции человека XXI века.

(Гегель - Ницше, ХайдеггерПоппер)

Я утверждаю, что аспирант факультета Биоинженерии и Биоинформатики, способный ответить на десять приведённых ниже вопросов, разобрался в материале лекции №13.


1. В чём отличие состоит кризис идей в конце XVIII века?
2. Как Фихте удалось сдвинуть все с мертвой точки?
3. В чем состоит суть взглядов Гегеля о времени и истории?
4. Что такое историография Гегеля?
5. В чем состоит историцизм Маркса?
6. Какую роль Ницше отводит Истории?
7. Что собой представляет субъективная феноменология Гуссерля?
8. Как относились модернисты и постмодернисты к Времени и Истории?
9. Что такое хайдеггеровская концепция конечного характера подлинной временности?
10. В чём состоит нетехничность техники и техника нетехничности?





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница