Философия



Скачать 192.5 Kb.
страница3/8
Дата12.01.2018
Размер192.5 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8
(на уровне само-творения субъективного и объективного)

с позиции человека XXI века.

(Гегель - Ницше, ХайдеггерПоппер)
Учебно-справочная:


  1. Канке Виктор Андреевич Основные философские веяния и концепции науки XXI века. - М.:Логос, 2006. стр. 252-315.

  2. Гайденко Пиама Павловна Личность в вечности. Проблема времени в европейской философии науки М.: Прогресс-Традиции, 2006. стр. 197-428.


Дополнительная:


  1. Философия науки. Хрестоматия. 2006 г.

    • Гете (1798-1857), стр. 149-154

    • Огюст Конт (1798-1857), стр. 149-154

    • Виндельбанд (1848-1918), стр. 167-170

    • Чарльз Сандерс Пирс (1839-1914), стр. 299-303

    • Дильтей Вильгельм (1833-1911), стр. 674-678

    • Гуссерль Эдмунд (1859-1938) стр. 180-181

    • Касиррер Эрнст (1874-1945), стр 57-64.

  2. Хайдеггер Мартин, написана работа в 1955-1956, «Положение об основании» Санкт-Петербург, Альтея, 1999.

Последняя тепленькая, пахнущая типографской краской

  1. Валерий Ильич «История и утопия как типы сознания»

Вопросы философии, 2006, №1, стр. 15-24.

  1. "Дом" и "дорога" как реалии и как символы в работах Ю.М. Лотмана / Е.В. Волкова // Вопросы философии. - 2007. - №1. - стр. 169-174.


Основная цель сегодняшней лекции

будет состоять, по крайней мере, в следующем:



Во-первых, я опять попытаюсь развести в вашем сознании понятия истории науки, историцизма науки и историчности научного. Это все разные понятия. Все это делается для того, чтобы понять суть, осмыслить эти страшные понятия: историография, историцизм, историософия научности на самом отвлеченном уровне овнешнения. Все, что возникло только после романтизма, и раньше этого не было.
Во-вторых, я постараюсь выйти на будущую лекцию, постараюсь создать благодатную почву для позитивного рассмотрения, о чем мы можем говорить, когда будем говорить по сути о настоящем историческом.

Вопрос1

Самоизменение конкретности времени и историчности. Историчность научности изнутри и извне. Историцизм, историография и историософия. Время – темпоральность как скрытая историчность. Метаморфозы классических концепций. Умеренно-натурализированная и умеренно-социализированная концепции. Гегель и постнеогегельянство XXI века, как модель историографического и историчности научности прошлого.



Рациональность нерационального (Гегель), как феномен бытия.
В
XVIII век - Кризис стационарности понимания истории науки
се уже намечено, все уже схемы вобщем-то созданы и они Вам предлагаются, а мы только расшифровываем, подробно разжевываем, разминаем, то что в принципе уже есть. И если в прошлой лекции мы говорили о науке, так называемой истории науки, как чего-то неисторического, неизменяющегося, на самом деле примитивного. Т.е. до начала конца XVIII века что-то было конечно, но те, кто этим занимался, и сами авторы никак не думали, что их взгляды – это нечто развивающееся, изменяющееся в истории.

Это у меня есть врожденные идеи, это были случаи, но так мир устроен.

Моя природа такова, природа такая, а совсем речь не шла о том, что одно возникло из другого. Нам трудно это понять.

Но вот наступило время – конец XVIII, начало XIX, XIX и XX век до конца почти. Вам может показаться, что такие крупные сдвиги в понимании того, что такое наука, научность, что они определяются людьми, их желаниями, талантами, способностями, все это конечно неверно. Т.е. имеет значение все это, но, если не изменилась база для всего существования человечества, не настала новая эпоха радикальных изменений в жизни людей, в экономике, в культуре, и соответственно поведении, то все будет касаться только мелочей, которые и происходили до конца XVIII века.

А
Сдвиг сознания требует глобальных изменений
в конце XVIII – начале XIX века произошла промышленная революция, как вы помните, т.е. появились сначала мануфактуры, потом это все развивалось, но это все опять может в каком-то одном месте развиться, а тут пошло все, и вся Европа вступила на новый путь промышленного производства. А вот это уже событие должно было изменить понимание всего, и в том числе того, что называется наукой.

И
Промышленная революция в Европе привела к прорыву романтиков


мысль, как всегда при открытии чего-то нового, хлынула потоком, бурным, сильным, бурей и натиском, через романтиков. Идея романтиков простая – ведь я все знаю, я талантлив, я гений, я предсказал Просвещение, нужно людей просвещать. Но все пошло не так. Люди совершили революцию, а результаты оказались диаметрально противоположны, сделали, что хотели, а в результате вернулись обратно, только пролили огромные количества крови и не изведали ничего по ходу дела в осознании того, что было.

В
Почему результат не оправдал ожиданий?


от это главное. И отсюда тогда начинается травление. Почему не получилось? А вот потому, что может не надо ближайшим прошлым идти, может нужно было идти более древним, они-то неиспорчены были всей этой историей, в античности, и создается классическая буржуазная тема в истории – вообще какое мерзкое и гадкое было средневековье с феодализмом, а теперь наступило светлое общество нового, буржуазного.

А
Поиски истины в древности – возврат к античности


может быть нам пойти раньше, вот там, где человек еще неиспорчен от природы, он еще сохранил свежесть, и мы тоже идем туда, мы там найдем в этой классической античности образцы для наших идей. Ну и началась разработка.

Я
От стационарности – к само-творению взглядов


хочу понять, и изнутри могу я на эти процессы посмотреть, сам автор должен созреть, для того чтобы свои взгляды представить как самоизменяющиеся, самотворящие, причем куда-то вперед глядящие. И во-вторых, должно быть извне сравнение разных концепций, тоже я должен что-то такое решить. Они как-то связаны, я должен найти нить, которая их соединяет, как же я могу это сделать?

Н
Фихте - Продуктивная способность к воображению


о прежде всего это совершил такой философ как Фихте. Что он говорил? Если у Канта все это какое-то стационарное, у меня есть априорное, до опыта значит мне известное, не изменяя формы чувственности времени и пространства, которыми я все это объединяю, то у него появилась продуктивная способность к воображению. И это послужило основой для нового понимания историографии.

И
Свобода парения Мысли:

и в прошлое,

и в будущее


стория, как и Время, это парение силы воображения между двумя несовместимостями: у меня есть сегодняшний день, у меня есть где-то будущее, я туда попасть не могу, но мыслью-то я могу парить! И вот началось это парению мыслью, и в прошлое, и в будущее. А отсюда Личность, собственно, постепенно исчезает, возникает то, что есть поток истории какой-то, какого-то времени, которое я должен осознать.

И
Обобществление Души и растворение Личности в потоке Истории


индивидуальной разумной Души-то нет, есть некая общая Душа. Фихте начал выделять какие-то этапы, как потом выяснится, вот которые я описал. Это в принципе и античность, и темное средневековье, и наше Новое время развивающегося общества, в котором вот есть свободы.

«
«Мы можем все»



Фихте

Все Человечество и создает Мир

История – это лишь рефлексия, а реально ее НЕТ
Мы можем все» - это его знаменитое фихтеанское «я», классический субъективный идеализм, «Все человечество и создает мир» и никаких нет проблем с объективностью. Потом у него конечно появится этот момент, но идея состоит именно в этом. Что же получается? История - это лишь рефлексия, а реально ее нет. Вот основные идеи Фихте, он национальный герой Германии, выступил с идеей объединения Германии, был учеником у Канта. Замечательная у него память была. Он зарабатывал деньги и стал известен тем, что приходил в церковь и слушал, что там говорят, и потом богатые люди, которые не приходили, им поспать хотелось, слушали его, он им все пересказывал слово-за-слово, что говорил проповедник. Он на этом зарабатывал и попал к Канту.

Писал книги, а у Канта была одна способность, которая у Вас тоже есть, но он был выдающимся, – он славился тем, что не мог прочесть никакой книги дальше 17 страницы. Помните, было это еще у Гоголя, кто там, Манилов не мог прочесть дальше какой-то страницы. И он [Кант] начал читать Фихте и дал рецензию хорошую, опубликовали, а он сказал, нет, не все прочел. Но Фихте уже пошел.

Н
Что же тогда есть История?
у, если это так, то что же тогда получается история?

С
Время, История – это обращенная на себя деятельность


ледующим наследником идеи был Шеллинг. Значит, Время – это обращенная на себя деятельность, и вообще говоря, на себя, и Я, собственно, это и есть история. Я себя, как я понимаю тождество - я и мира, это есть шеллингеанство.

Н
Шеллингеанство

Тождество Я и Мира
у а выразил это наконец-то в последовательной форме Гегель. Он то и создал знаменитую историографию, а именно – логика науки и логика истории науки, вот в чем проблема.

В
Гегель

Логика как движение понятий

Мир есть Время и История
место того, чтобы заниматься «жалкими перечислениями», как он писал «дурной бесконечности физиков», нужно заняться иным, показать, как они все связаны, эти теории прошлого, что они как бы вытекают друг из друга. А поскольку все эти классики, весь этот набор высказываний, от Галилея и до кого угодно, хоть Платона, это все разделенное веками, это вот только Аристотель с Платоном жили вместе, только там Сократ, остальное-то все, Эпикур там через 200 лет, кто-то еще еще через 150-200-300 лет, 1000 лет, прыгаем там, Декарт, Кант, они никогда друг с другом встретиться не могли даже, а он решил, нет, это логика есть мира, и это есть Время и История.

М
Панлогизм господствует в этом мире


ы схватываем эту логику, логику именно в строгом смысле, как движение понятий.

П
История обоснована всем прошлым изменением и развитием

Спектр форм движения материи: от механической и биологической

к социальной


анлогизм
господствует в этом мире. Человек - жалкая марионетка, поэтому он и создал эту схему, есть логические категории, они друг в друга переходят, он отвлекся от истории (преподавал там логику) и создал такую системку, переделав Кантовские категории: количество-качество, мера и т.д. И вот эта схемка произвела впечатление: как так, логическое все. А потом он встает и говорит: а чего удивительного, история, она обоснована всем прошлым изменением и развитием. Вот она в логике такая, потом она в иное бытие перешла, пошла по природе и получилось. Есть вот этот миф, который в ней, эксперименты духа, вот эта природа вся, там есть разные формы движения, бытия и материи, там есть механическая форма движения материи, химическая форма, есть какая-то биологическая, дальше идет социальная форма.

Н
Настоящая История – рефлексия идеи на себя


а социальной форме вдруг произошел еще один поворот: наконец на социальной сама идея начала сама себя сознавать, она начала рефлексировать на себя. Вот это и есть настоящая история.

У него есть история логики, история философии истории, эстетики, на каком-то этапе мир Вы познаете эстетически, вот настоящая философия Гегеля:

«
«Все действительное разумно,

а все разумное

действительно»

Гегель
Этот мир сам себя познает, и все действительное разумно, а все разумное действительно».

Т
Историчность как описание внутренней логики изменений


огда что же будет из себя представлять историчность? Она есть описание вот этой внутренней логики изменений, а это, вообще говоря, произвол, истории как таковой нет, конечно, он говорил, что она есть, но это только дух идет. А тогда что же должна представлять из себя научность? А вот научность, это когда я создам такую науку, которая все охватит, это и есть «Я», на мне все и завершается.

И потом конечно, поскольку он уже был профессором при короле в Берлине, то прусский монах оказался столпом в области права, реализации этого духа. И он должен был, как монархист, обосновывать, что вот этот монарх - есть лучшее воплощение Духа.

В
«Череп – воплощение величия Духа»

Гегель
ы представляете, если мы каждого руководителя будем представлять, как высшее воплощение Духа, иногда там и Духом-то не пахнет, а нужно представить. Есть такой скрижаль его внукам, где он вынужден был сказать, что кость монарха это тоже самое,

«Череп - воплощение величия духа».

Но не так просто все в жизни.

Исходя из своей системы он предсказал, вот должно быть столько-то планет. А тут взяли и открыли Плутон. И ему говорят, ну как же ваша схема, извините? А логика где?

А
«Тем хуже для фактов»

Гегель
он говорит: «Тем хуже для фактов». И юмор состоит в том, что во всех учебниках вы читаете, что научное открытие, гипотезы, они подтверждаются, сначала что-то предсказывается, потом реально открывается и тем самым одним решительным экспериментом подтверждается гипотеза. А что получилось?

А потом собралась кучка людей и говорит, извините, никакого Плутона-планеты нету. Получается Гегель то был прав! Это 200-300 лет назад. Значит не так все просто в истории.

Н
Эстетичность наукографии –

прелесть логики


о нам тут подчеркнуть нужно следующее, что эта наукография, она все-таки эстетична, это все-таки мне нравится логика, я заболел логикой, прелестью логики, прелестью насочинять такое, что совершенно не соответствует действительности, но это можно таким образом представить, что все, как говорится, разинули рот.

И приблизительно век он держался, и сейчас это производит впечатление. Но какая же формула! Боже мой, все сошлось, равно единице, нулю. Инвариантность. Вот это его основная идея.

А дальше что получилось? Тут то и возникло, что он сумел показать и поставил впервые вопрос о том, что то, что кажется нерациональным, рационально. Вот это, конечно, очень большая идея.

Н
Экономическая историография Маркса: вместо идей - деньги


о не нравился он, вы помните, Маркс пытался создать тоже самое, историографию, но уже экономическую, не идеи, а товар-деньги-товар. Капитализм развивается, на одной стороне пролетариат нищенский, на другой - богатенькие буржуа, вот они друг с другом дерутся, потом взорвется и будет новое, бесклассовое общество. Раньше было бесклассовое, потом стало классовое, потом станет бесклассовое.

А
Закон отрицания отрицания Маркса


злые языки всегда говорили: ну это так хорошо говорить, а вот если было классовое общество, потом бесклассовое, а потом что? Это был его знаменитый закон отрицания отрицания. Вот это идея, и сейчас есть последователи.

В
Историцизм – навязывание Истории

правил игры
се историки, которые изучают всеобщую историю, хотят совершить тоже. Вот я бы хотел взять XX век и сказать, что он был закономерен, что все вот так прошло и иначе не могло быть.

Это все историография, это все историцизм. А если взять произвольно, могу что угодно накрутить, это я с мистикой немножко, более чувственно воспринимаю, тоже самое рисую, но от души как бы.

У нас тоже такие были, Гурждиев был и все прочие, но я вам рассказывал. Вот они по сути эту тему и развивали.

Вот основная идея, но эта идея имеет разные виды.



Вопрос2

Саморазвитие конкретности смысла прошлого как историчности научности. Уровень субъективного т.е. уровень достижения сознательной и несознательной, истинность историчности научности как отчуждения деятельности. Исходная метафизика человеческого сознания и основы истинности научности. Метаморфозы классических концептов Зарождение начала попыток исторически верной замены. Проблемы истории бытия истины историографии историчного. Проблемы историчности, историографии и истины бытия. Ницше и неопостницшеанство XXI века как модель историософского историцизма научности планового отчуждения. Достоверность эстетичности историчности науки.



Нерациональность рациональности (Ницше), как обработка языка предметности текста.
К
Мировая наука

ненациональна


о второму вопросу переходим, это вот что такое историчность научности? Научность, как в целом что-то. Вот эта мировая наука – вы ее когда-нибудь видели? Это вот как раз есть идея научности. Что вообще-то в мире есть она, но она же не может быть национальной. Она где-то есть, я приехал в Штаты, приехал во Флоренцию, у меня там одна и та же наука.

Я
Научность как

общее представление

Историография конца XIX века –

Жизнь как подвижное единство покоя


в Интернет влез, ну там же где-то разговаривают, все-таки что-то есть общее. Вот это да, вот это есть научность, такое представление, что есть общее что-то. Но и она не такая простая как Вам кажется. На самом деле, что там на симпозиуме у вас выльется конкретно, это совсем другое, как у Вас идея, которую Вы поймаете в Интернете, ляжет потом, это другое дело. Поэтому я к ней пытаюсь пробраться и возникает вот такое отчуждение: я работаю, что-то делаю, а фантазия у меня огромная, она на самом деле нам нравится, успех, сделано, зачем много думать и выдумывать? А не удается, но тем не менее Вы рветесь куда-то. Вот это и является основной идеей.

К чему пришла мысль после Гегеля? А после Гегеля, я не останавливаюсь на всякой там мелочи, в принципе, все свелось к тому, что современная философия начала представать как процесс, и появилось близкое историческое понятие историографии, выдуманное понятие, жизнь, как подвижное единство покоя. Вот это середина - конец XIX века.

Подвижное единство иногда потока, иногда стационарного чего-то такого, но непонятно чего. Вот это была идея знаменитая философии жизни.

Э


Историософия

понимание через

биографическую

погруженность




Каталог: stud -> zhelnov
stud -> Предварительные замечания
stud -> Экономическое положение социальных слоев российской деревни в 1930-х годах – начале XXI века
stud -> Лекции Тема Специфика, проблемы и генезис философии -2 часа. План лекции: Специфика и функции философии
stud -> Билет Объект изучения и предмет социологии
stud -> Тесты для проверки самостоятельной подготовки студентов 1 курса социологического факультета мгу им. М. В. Ломоносова по курсу «Общая социология»
stud -> Материалы для подготовки к промежуточной аттестации
zhelnov -> Объективные
zhelnov -> Четвертая умеренно непосредственный реализм
zhelnov -> Пятая умеренно-опосредованный реализм


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница