Философия и культурология



страница6/32
Дата10.05.2018
Размер2.29 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
CULTURE AND PERSONALITY IN THE CONTEXT OF ACTIVITY APPROACH
Polomoshnov P.A., Shpalova E.V.
Analysis of the relationship between the individual and cultural in the context of diversity of disciplinary and conceptual approaches to the concept of culture is as complex as it is an actual problem of modern humanitarian thought. The authors undertook a study of the relationship of personality and culture in the context of the basic concepts of culture. It was found that the axiological, semiotic, anthropological and substantive approaches, approaches characterized by the removal of the culture of the person, as an active creative principle.

Based on the concept of activity-culture proved that culture binds activity, personality and society together in a logical and historical context. Culture as an activity is a way of formation and development of the individual and the environment of its existence. A personality - it is a way of existence and development of culture. This person acts not simply as a concrete unity of activity and culture, but also as a concrete unity of the individual and society.

Keywords: personality, culture, activity, creativity, humanism.
Личность – величайшая ценность и величайшая проблема человеческой истории. Формирующаяся в пространстве культуры и создающая это пространство личность является тайной, открытием которой занимаются бесконечные поколения мыслителей в рамках отдельных дисциплинарных подходов (философского, культурологического, социологического, психологического и т.д.), а также в рамках всевозможных версий интегральных и междисциплинарных подходов. Во всяком случае, очевидно, что раскрыть тайну личности в ее исторической динамике невозможно вне анализа фундаментальных связей между личностью и культурой. Также невозможно постижение сущности культуры без понимания природы личности и ее отношения к культуре.

Однако, анализ взаимодействия и взаимоотношений личности и культуры принципиально затрудняется современным многообразием дисциплинарных и концептуальных интерпретаций, как понятия «культуры», так и понятия «личности».

Если посмотреть на явление культуры со стороны ее предметного поля, то мы увидим, что культура представляет собой способ существования человека вообще, а различие исследовательского интереса во взглядах как раз и определяет множество интерпретаций этого понятия. «В исторической и современной литературе по проблемам культуры… представлен целый веер концептуальных подходов к ее осмыслению: ценностный (аксиологический), дезаксиологический, семиотический, информационный, гуманистический, технологический и иные.»[1, С.77.]

Плюрализм этих подходов ставит любого исследователя перед проблемой ориентации в них и четкого определения собственной методологической позиции. Здесь, как нам кажется, следует исходить из того, что «Различные трактовки понятия «культура» являются не взаимно исключающими, а взаимно дополняющими. Они обусловлены различием исследовательского интереса и взгляда тех, кто изучает человеческое бытие… Различные подходы к определению культуры эффективны каждый для решения определенного типа исследовательских задач.» [2, С.16.]

Целью нашей работы является исследование основных интерпретаций отношений личности и культуры в контексте основных концепций культуры. Начнем с аксиологического подхода, который сводит сущность культуры к ценностям, среди которых отдается приоритет духовным ценностям. «Аксиологическая (от греч. axios – ценный) парадигма определяет сущность культуры через ценностные ориентиры; ядром культуры признаются духовные ценности. Идея деятельности также присутствует в данной концепции, поскольку сами ценности не сводятся к естественным свойствам объектов, а определяются в человеческой деятельности. Мир ценностей рассматривается как некая «третья реальность», наряду с природной и социальной, которая активно влияет на них.»[3, С.16] Ценности – это не просто продукты человеческой деятельности, а специфическая положительная значимость, придаваемая людьми этим материальным и идеальным продуктам. Вне этой значимости данные продукты перестают быть культурой. П. Сорокин определяет культуру как «совокупность значений, ценностей и норм, которыми владеют взаимодействующие лица, и совокупность носителей, которые объективируют, социализируют и раскрывают эти значения.» [4, С.218.]

Аксиологический подход по своей сущности не может быть ценностно нейтральным. Поскольку он с необходимостью устанавливает как сущность культуры определенный комплекс ценностей и идеалов, то получается, что культура – это не просто ценности, но высшие и прежде всего, духовные ценности, культура, т.о. это - «высшая степень облагороженности, одухотворенности и очеловеченности природных и социальных условий жизни и человеческих отношений, освоенная живущими и переданная последующим поколениям.» [5, С.65.]

Как же соотносятся личность и культура в контексте аксиологического подхода? Личность является субъектом, который, во-первых, должен усвоить имеющиеся наличные ценности и выстроить свое поведение в соответствии с ними, во-вторых, способен внести свой вклад в производство новых духовных ценностей, в которых он реализует свою высшую человеческую духовную, творческую сущность. Сначала, человек выступает как потребитель ценностей, а затем как их потенциальный производитель. Культура как мир ценностей выступает здесь как средство формирования и развития духовности личности, ориентации и организации его социальной деятельности.

Семиотическая концепция культуры сводит ее сущность к системе знаков и символов, выступающих формами существования и трансляции духовного опыта человечества. «В основании парадигмы, которую условно можно обозначить «знаково-символической» (В. Гумбольдт, Э. Кассирер, К. Леви-Стросс, К. Гирц и др.), лежит представление о культуре как сфере сверхличных, всеобщих смыслов, которые люди хранят особым образом и наделяют ими все свои творения и действия. В ходе исторического развития человечество обогащает этот «мир смыслов». Мир смыслов хранится и передается, «кодируется» в знаковой оболочке.» [3, С.17.]

В рамках данного подхода отношения личности и культуры состоят в том, что культура как идеальный, сверхсубъективный мир символов выступает в качестве объекта дешифровки для субъекта. В процессе этой дешифровки субъект и приобщается к миру культуры, а также приобретает способность к самостоятельным интерпретациям смыслов символического мира, к комбинированию символов и построению собственного символического мира. Эта способность обеспечивает возможность для личности внести свой вклад в этот объективный, надличностный мир символов и смыслов. Отметим здесь две особенности отношений личности и культуры. Во-первых, культура как мир знаков и символов не может существовать без ее переводчика и транслятора. С другой стороны, личность, как переводчик, транслятор и производитель символов и смыслов не может появиться раньше уже имеющегося символического мира культуры. Этот мир должен уже существовать, чтобы индивид, осваивая его, мог стать личностью. Во-вторых, в рамках семиотического подхода является неразрешимой проблема способности человека осваивать предшествующий ему мир символов. Эту способность он может приобрести, лишь освоив мир символов, но, чтобы его освоить, он уже должен ее иметь.

Антропологический подход рассматривает культуру в антитезе с естественной природной средой, как созданный человеком инструмент, или посредник между человеком и естественной средой. «Антропологическая парадигма (Ф. Боас, Б. Малиновский,А. Радклифф-Браун, Э. Тайлор, Л. Уайт и др.) рассматривает культуру как особый инструмент приспособления человека к природе. При помощи культуры человек подчиняет ее себе и приспосабливает к удовлетворению своих потребностей. Эта «приспособленная природа» («вторая природа») и есть культура. Термин «культура» в антропологической концепции обозначает самые разнородные формы и продукты человеческой деятельности – технику, верования, мораль, право, искусство.» [3, С.14.] В рамках этой парадигмы человек выступает как творец культуры, как системы искусственных, не существующих в природе предметов, материальных и духовных, как создатель искусственной, приспособленной под него среды обитания. Культура в данном случае рассматривается как продукт приспособительной деятельности человека. Приоритет в отношении личности и культуры в данном подходе принадлежит личности. Однако, при этом преуменьшается момент объективности культуры, связанный с тем, что она должна предшествовать деятельности человека, хотя бы в виде замысла искусственных предметов. Иначе процесс производства человеком культуры выглядит как произвольное творчество из пустоты.

Руководствуясь примитивной собирательно-описательной логикой, предметная концепция культуры определяет ее как всю сумму произведенных человечеством предметов, характеризующую уровень его исторических достижений. «КУЛЬТУРА - совокупность достижений общества в его материальном и духовном развитии, используемых обществом, составляющих культурные традиции и служащих дальнейшему прогрессу человечества.» [6, С.118.] Культура при этом подходе делится на материальную и духовную, которые раскрываются также путем описательного перечисления их элементов. К материальной культуре традиционно относят вещественные результаты материального производства (орудия труда, машины, транспорт, средства связи, инструменты, здания, предметы быта и т.п.), природные вещи и явления, измененные воздействием человека (напр., обработанные природные объекты или т.н. техногенные ландшафты) и способы технологической деятельности общественного человека (производственные технологии и умения). К духовной культуре относят всю совокупность продуктов духовной и интеллектуальной деятельности человека: религиозные системы, мифы, философские концепции, научные теории, нравы и обычаи и т.п.

По этому поводу можно заметить, что деление произведенных человеком предметов на материальную и духовную культуру достаточно проблематично. К какому разряду отнести, например, такие «предметы», как формы социальной организации? Являются такие носители духовной информации, как, например, храмы, картины, музыкальные инструменты предметами материальной или духовной культуры? Дело в том, что любой предмет культуры и материален и духовен, как опредмеченная деятельность и носитель культурного смысла. Различие между предметами культуры можно провести не по линии противопоставления материальной и духовной культуры, а по линии предметов, как продуктов и средств материального или духовного производства. К материальной культуре можно отнести предметы, в которых преобладает их непосредственная вещественная форма. К духовной культуре относятся предметы, являющиеся по преимуществу носителями идеального, духовного содержания.

Каким же образом взаимодействуют личность и культура в контексте предметного подхода. Здесь мы видим неразрешимое формально логическое противоречие, вытекающее из общей метафизической логики этого подхода. С одной стороны, человек выступает как продукт существующей культуры, поскольку он не может стать человеком, не освоив определенный объем предметов материальной и духовной культуры. Поскольку же он освоил наличную материальную и духовную культуру, он становится ее квалифицированным потребителем. С другой стороны, человек сначала, до того, как освоить, должен произвести культуру. Человек т.о. должен уже иметь культуру до того, как он ее освоил, чтобы суметь ее освоить. Но откуда же она возьмется?

Подобное же противоречие наблюдается и при анализе развития культуры. С одной стороны, как носитель определенных культурных навыков человек становится хранителем и транслятором наличной культуры, занимающимся ее простым воспроизводством. С другой стороны, человек не может быть простым транслятором наличной культуры. Он вынужден ее развивать, производя новые культурные предметы. Но, опять-таки, получается, что прежде, чем стать творцом новых предметов культуры, человек должен уже произвести новые культурные предметы. Продукты творческой деятельности должны предшествовать способности к творческой деятельности. Попытки усовершенствовать предметный подход, механически дополнив его другими подходами, являются некорректными.

Подведем промежуточные итоги. Разобрав проблему отношений личности и культуры в контексте аксиологического, семиотического, антропологического и предметного подходов, мы можем отметить некоторые общие слабости, присущие этим подходам. Во-первых, все выше перечисленные концепции культуры частичны: они акцентируют одну из сторон культуры как формы человеческого существования. Эти подходы «…уязвимы именно своей «частичностью», высвечиванием грани.» [1, С.78.]

Во-вторых, отношение личности и культуры все эти концепции берут метафизически статично: личность и культура берутся уже как готовые, завершенные, противостоящие друг другу единицы, вступающие во внешние отношения.

В-третьих, культура здесь обязательно предшествует личности, как нечто уже готовое, предмет для усвоения или преобразования, а не то, что рождается и развивается одновременно с личностью в процессе ее деятельности. Во всех этих подходах неразрешима антитеза: чтобы производить культуру, индивид должен ее усвоить, а чтобы усвоить, он должен ее произвести. Т.е. человек может творить культуру, если она уже существует, а поскольку ее еще нет, он не может быть творцом культуры. Генезис культуры и личности как субъекта культуры оказывается логически невозможным. Они внешне противостоят друг другу по факту как субъект и объект.

В-четвертых, затруднения односторонних концепций культуры связаны также с некорректной трактовкой идеального характера культуры. «Культура – идеальна, и идеальность эта носит всегда и во всем объективный характер. Культура существует вне, помимо индивида: «язык» культуры, в самом широком смысле, составляют моральные нормы, нормы права и т.д. Индивид в процессе социализации, воспитания и саморазвития усваивает все эти идеальные нормативы. Вывод напрашивается такой: культура делает личность. Если вывод верен, то происхождение культуры приходится оставить в ведении мира идей (абсолютного разума, ноосферы и т.п. – как ни называй).

Причина появления культуры находится вне человека – со всеми вытекающими отсюда многочисленными последствиями. Что же остается тогда на долю человека?» [7, С.29-30.]

В-пятых, для всех этих подходов характерно устранение из культуры самого человека, как активного творческого начала. «Общее признание возможности, продуктивности (а в ряде случаев настоятельной необходимости) функционального, системно-структурного и семиотического подходов вместе с тем укрепило уверенность в том, что недопустимо устранять из определения культуры самого человека, как активное начало, источник культуры, ее творца и творение. Полагать культуру, главным образом, как чистое самодвижение глубинных структур, знаковых систем вряд ли правомерно.» [1, С.73.]

Как нам кажется, конструктивный выход из всех этих затруднений в интерпретации отношений личности и культуры, как внешне противостоящих друг другу сущностей, возможен на основе деятельностной концепции культуры. Кстати, деятельностный подход может быть эффективной основой интеграции остальных концептуальных подходов в целостную, интегральную концепцию культуры.

Охарактеризовать сущность деятельностного подхода к культуре далеко не просто. Здесь недостаточно простого перечислительного определения, например, такого: «Суть деятельностного подхода сводится к тому, что культура рассматривается как способ деятельности, как система внебиологических способов программирования активности людей в обществе. Эта система включает в себя: «сверхприродные» качества человека; многообразие материальных и духовных предметов, возникающих благодаря деятельности человека; способы «опредмечивания» (воплощения) и «распредмечивания» (извлечения) содержания продуктов деятельности. Таким образом, к культуре относится все, что производно от деятельности, т. е. сознательной активности человека, направленной на мир объектов и других людей.» [3, С.15.] Здесь автор, начав с определения культуры как деятельности, заканчивает почему-то сведением культуры к продуктам деятельности.

Гораздо лучше определение, данное Андреевым А.Н.: «Культура – специфически человеческий, целостный способ жизнедеятельности, главным результатом которого явилось создание и дальнейшее усовершенствование систем духовных ценностей, выразившихся, в свою очередь, во всех формах и на всех уровнях общественного сознания, которое реализуется в совокупности общественных отношений (включая практическую деятельность, продукты этой деятельности – как материализованные носители общественных отношений, – отношение к природе и к самому себе).» [7, С.13.]

Деятельностный подход исходит из того, что «Человек – основа всей культурологической проблематики. В связи с этим понятие «культура» так или иначе выражает родовую специфику человеческой деятельности… и понять культуру можно лишь через понимание человеческой деятельности.» [1, С.73.]

Для характеристики сущности деятельностного подхода к культуре недостаточно формального тезиса о том, что сущность культуры сводится к человеческой деятельности. Необходимо разобрать природу человеческой деятельности, как сферы и способа существования культуры.

Диалектический метод, как нельзя лучше подходит для раскрытия сущности человеческой деятельности. Деятельность как сознательная, активная целеполагающая преобразовательная активность человечества является живым, конкретным единством: 1.опредмечивания и распредмечивания, 2.приспособления к природе и ее преобразования в соответствии с целями и потребностями человека, 3.репродуктивной и творческой активности, 4.рационального и эмоционального волевого моментов, 5.индивидуалности и всеобщности. 6.материально и идеально преобразовательной активности. Эта деятельность, как сущность культуры есть единство преобразования природы, человека и общества. «Культура в своей глубокой сути есть то, что обеспечивает реализацию самой деятельности, ее имманентный механизм, способ ее осуществления.» [1, С.80.]

Итак, в нашем понимании культура, по сути, это способ творческой, воспроизводящей и преобразующей окружающий мир и людей деятельности.

Деятельностный подход органически приводит нас к тому, что невозможно раскрыть сущность культуры без понятия личности. Ведь мы берем культуру не как абстрактную деятельность вообще, а как конкретную деятельность личности. «Дело не в том, что было бы любопытно и, возможно, продуктивно, сопоставить личность и культуру. Дело в том, что другого пути просто нет: иначе в культуре ничего не поймешь. Из сказанного следует, что история культуры – это поэтапный (стадиальный) путь не только человечества, но и каждой отдельно взятой личности. Во взаимодействии личности и культуры – залог объективности оценок духовной деятельности человека.» [7, С.30-31.]Культура связывает деятельность, личность и общество вместе в логическом и историческом контексте. «Культура – это своего рода принцип связи человека с предметом, способ его вхождения в общественную жизнь, механизм самосознания, осмысливания своей неотделимости от других и собственной автономности, уникальности… Культура – то, что позволяет внести в мир и личность смысл, человеческое значение.» [1, С.80-81.]

Деятельностная концепция культуры т.о. интегрирует в себе аксиологическую, семиотическую, антропологическую и предметную концепции культуры, но не путем их механического смешения, а как моменты целостной концепции культуры. Рассматривая культуру как родовую деятельность человека, его способ отношения к действительности, «Надо идти от человека к культуре. И не забывать при этом об обратной связи: мы не только поступаем в соответствии с тем, что мы есть, но и становимся в соответствии с тем, как мы поступаем. Я делаю культуру, культура делает меня. Чтобы познать человека – надо познать культуру, а чтобы познать культуру, надо познать человека. Возникает своеобразный замкнутый круг, разомкнуть который способна диалектика.

Личность и культура соотносятся как субъект и объект (соотношение может меняться на противоположное). Вне их активного взаимодействия становление того и другого немыслимо.» [7, С.30.]

Культура, взятая не как предметы, а как деятельность есть живая связь, взаимодействие, практическое, деятельностное единство опредмечивания и распредмечивания, инкультурации и репродукции, с одной стороны и творчества, с другой стороны, природы общества, индивида и коллектива (общества), идеального и материального как в предметах и продуктах деятельности, так и в самом процессе деятельности, единство ценностей и объективной реальности.

Культура как деятельность есть способ формирования и развития личности и среда ее существования. А личность – это способ существования и развития культуры. При этом личность выступает не просто как конкретное единство деятельности и культуры, но и как конкретное единство индивида и общества. «Личность вообще есть единичное выражение жизнедеятельности «ансамбля социальных отношений вообще». Данная личность есть единичное выражение той по необходимости ограниченной совокупности этих отношений (не всех), которыми она непосредственно связана с другими (с некоторыми, а не со всеми) индивидами – «органами» этого коллективного «тела» - тела рода человеческого.» [8, С.394.]

Рассматривая отношения, точнее, внутреннее единство деятельности, культуры и личности, мы неизбежно выходим к пониманию гуманистической, творческой сущности личности и культуры. «Стимулом к творчеству, безусловно, является неудовлетворенность личности своей микро и макро-социальной средой, дезадаптация к этой среде, неудовлетворенность своей социальной ролью и своей социальной деятельностью, что и рождает желание что-то изменить. В сознании личности эта ситуация выражается в более или менее четком представлении о несовершенстве мира и самого человека.

Творчество – это не только преобразование окружающего мира, но и преобразование человеком самого себя, развитие и реализация реализация человеческого потенциала, опредмечивание и распредмечивание сущностных сил человека, актуализация, выявление и развитие его способностей.» [9]

Творчество, т.о. как реализация в свободной деятельности личности ее сущностных сил и способностей, выступает как основной способ развития и самоутверждения личности и культуры, как способа ее существования. Творчеством может быть только гуманистическая деятельность. «Творчество - гуманистическое, прогрессивное преобразование мира. Его антипод – деструктивная деятельность (примитивизация, стандартизация, дегуманизация), или имитационная (когда выхолащивается содержание деятельности, а все инновации касаются лишь формы, либо все сводится к формальным и произвольным перекомбинациям, ремиксам старого).

Итак, творчество – способ существования и развития личности и общества. Его формы и возможности всегда конкретно-исторически детерминированы, но творчество и есть выход за пределы этой конкретно-исторической детерминации к новому миру путем преобразования и общества и природы и самого человека в процессе его творческой материально и идеально-преобразовательной деятельности.» [9]

Гуманистическая творческая деятельность лежит в основе сохранения и развития культуры. Наиболее остро проблема творческой гуманистической деятельности встает в кризисные эпохи. «Статус творчества и его содержание исторически динамичны и меняются вместе с человеком и обществом. В различные исторические моменты баланс инновационной, творческой и репродуктивной, нетворческой деятельности различен. Очевидно, однако, что потребность в творчестве особенно актуализируется в критические, кризисные, переходные моменты в развитии общества и культуры. Очевидно, что наше время как раз является такой эпохой, когда глобальный кризис человечества объективно ставит проблему конструктивного творчества в центр общественного внимания.» [10, С.135.]

Подводя итог нашему анализу отношений личности и культуры, можно сделать следующие выводы. Личность – это деятельность, а деятельность – это: единство творческого и репродуктивного моментов, это единство или связь индивида и рода (общества), это единство распредмечивания и опредмечивания; это гуманистическая интенция поведения и ценностное отношение к действительности; это единство и практическое взаимодействие сознания и самосознания, индивидуального и коллективного. Это последнее взаимодействие осуществляется двусторонне: от наличной, уже созданной и воплощенной в символах и предметах культуры к личности через инкультурацию и социализацию, а от личности к культуре через творчество. Т.о. личность – это развернутая во всемирно-историческом процессе культурная деятельность. Это культура как процесс.

Культура – деятельность личности, и продукты ее (материальные и духовные), и способы деятельности и нормы. Культура - есть развернутая во всемирной истории человеческая личность, творческая сущность человека, во всем многообразии ее проявлений и индивидуальных воплощений.

Т.о. отношение культуры и личности – это принципиальное взаимопосредующее и проникающее единство индивида и общества, деятельности и ее продуктов, творческой и репродуктивной деятельности.

Это живое единство, или взаимоопосредованное взаимодействие человека и природы: как внутри индивида (душа и тело), так и в социальном масштабе (это преобразование природы и преобразование человека и общества в процессе всемирно-исторической практики человечества), это перенесение природы внутрь человека, а человека в природу, в результате чего создается материальный и духовный культурный мир как среда существования человека.
Литература
1.Культурология: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений/ /Под ред. Г.В.Драча. – Изд. 10-е. Ростов н/Д; Феникс, 2006.

2.Поломошнов А.Ф. Россия в культурно-историческом пространстве (Н.Данилевский и В. Соловьев). Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2007.

3.Культурология: учебник/ / Т. Ю. Быстрова [и др.]; под общ. ред. канд. ист. наук, доц. О. И. Ган. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2014.

4.Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992.

5.Выжлецов Г. П. Аксиология культуры. СПб.: СПбГУ, 1996.

6.«Культура» - Философская Энциклопедия. В 5-ти тт., т. 3. М: Советская энциклопедия, 1964.

7.Андреев А.Н. Культурология. Личность и культура. Мн.: Дизайн ПРО, 1998.

8.Ильенков Э.В. Философия и культура. М.: Политиздат, 1991.

9.Поломошнов А.Ф., Поломошнов П.А. Проблема творчества и постмодернистский кризис культуры //Современные проблемы науки и образования. 2014. № 5. URL: http://www.science-education.ru/119-14687 (дата обращения: 30.09.2014).

10.Поломошнов А.Ф., Поломошнов П.А. Творчество и гуманизм: альтернативные концепции //Вестник Донского государственного аграрного университета. 2014. № 3 (13).


References
1.Kul'turologiya: Uchebnoe posobie dlya studentov vysshikh uchebnykh zavedeniy [Culturology: Textbook for students of higher educational institutions] /Pod red. G.V.Dracha. – Izd. 10-e. Rostov n/D; Feniks, 2006.

2.Polomoshnov A.F. Rossiya v kul'turno-istoricheskom prostranstve (N.Danilevskiy i V. Solov'ev) [Russia in the cultural and historical space (N.Danilevsky and V.Soloviev)]. Rostov-na-Donu: Izd-vo YuFU, 2007.

3.Kul'turologiya: uchebnik [Culturology: tutorial] / T. Yu. Bystrova [i dr.]; pod obshch. red. kand. ist. nauk, dots. O. I. Gan. Ekaterinburg: Izd-vo Ural. un-ta, 2014.

4.Sorokin P.A. Chelovek. Tsivilizatsiya. Obshchestvo [Human. Civilization. Society]. M.: Politizdat, 1992.

5.Vyzhletsov G. P. Aksiologiya kul'tury [Axiology of culture]. SPb.: SPbGU, 1996.

6.«Kul'tura» - Filosofskaya Entsiklopediya. V 5-ti tt., t. 3. [Philosophical Encyclopedia]. M: Sovetskaya entsiklopediya, 1964.

7.Andreev A.N. Kul'turologiya. Lichnost' i kul'tura [Cultural Studies. Personality and culture]. Mn.: Dizayn PRO, 1998.

8.Il'enkov E.V. Filosofiya i kul'tura [Philosophy and Culture]. M.: Politizdat, 1991.

9.Polomoshnov A.F., Polomoshnov P.A. The problem of creativity and post-modern crisis of culture //Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. 2014. № 5. URL: http://www.science-education.ru/119-14687

10.Polomoshnov A.F., Polomoshnov P.A. Creativity and humanism: alternative concepts //Vestnik Donskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. 2014. № 3 (13).



Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница