Философия древнего и современного китая в компаративистской перспективе



Скачать 106.54 Kb.
Дата22.08.2018
Размер106.54 Kb.

ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНЕГО И СОВРЕМЕННОГО КИТАЯ В КОМПАРАТИВИСТСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ

Цель данного выступления – показать значение такой сравнительно молодой отрасли знания, как философская компаративистика в установлении диалога между главными цивилизациями современного мира. Особый акцент при этом будет сделан на освещение диалога европейской и китайской философских культур, который имеет огромное значение для решения актуальных глобальных проблем современности.

Мировая философская литература последних десятилетий много занимается проблемой диалога и понимания Другого, сравнивает мысль Востока, Запада и др. регионов мира. Конец ХХ и начало ХХI века демонстрируют стремление к синтезу философских культур. Наука, анализирующая все эти проблемы, и есть философская компаративистика. Она занята сегодня сравнением различных философских культур и традиций, показывает, что проблемы, игнорируемые в одной цивилизации, интенсивно изучались и изучаются в другой, решения, которые не были найдены в одной культуре, успешно реализовывались в других.

Именно философская компаративистика инициирует сегодня поиски общих универсальных ценностей и оснований человеческих культур и в то же время признает среди основных прав человека право быть Другим. Ею сформулированы основные принципы этики устойчивого развития, которая предполагает смену цивилизационных ориентиров, изменение направления развития современного общества, а именно переход от материальной к духовной цивилизации, ориентированной на высшие бытийные ценности. Без преодоления бездуховности, равнодушия к любым нравственным изменениям, духовного возвышения и обновления современного мира легко предугадать самый вероятный прогноз его ближайшего будущего. Это предполагает и создание новой межкультурной философии – философии общих ценностей и интересов, которая могла бы стать основой стратегии нового Человечества, осознающего себя как единое целое. В этом плане с точки зрения перспектив формирования планетарного ценностного сознания большой интерес представляет синтез философских систем Востока и Запада, которые всегда были двумя противоположными цивилизационными парадигмами и двумя противоположными социокультурными мирами.

Неотъемлемой частью духовного облика целого ряда стран современного Востока стала китайская философская традиция, которая без преувеличений обрела сегодня статус духовного центра, фундамента, на котором сформировались культуры многих народов Восточной Азии. Эта философия глубоко проникла в быт ряда государств, сформировала стереотипы массового сознания, стала общекультурным мировоззрением.

Сегодня во всем мире, в том числе и в нашем белорусском обществе, наблюдается повышенный интерес к Китаю, во многом связанный с упрочением позиций этого государства на международной арене, его достижениями в области экономики, политики и культуры. Для того чтобы глубже осмыслить китайское мировоззрение, стиль и способ мышления, следует тщательно изучать не только современную ситуацию, но и исходить из знания культуры Китая в самом широком смысле. Здесь особенно важно отметить, что, учитывая значимость в этом обществе традиции, которая всегда базировалась именно на китайской философии, понимание культуры Поднебесной невозможно без осмысления как древней, так и современной китайской философии.

Известно, что Запад в разные исторические эпохи активно прибегал к изучению инокультурных источников, причем не только в целях ознакомления, но и для собственного духовного обновления. Так в эпоху Возрождения и, особенно в Новое время, в тогдашней европейской философии и историографии часто встречаются попытки обращения к сравнительному анализу. В конце XVII–XVIII вв. центром синологии становится Париж, так как именно французские монахи-иезуиты часто бывали тогда в Китае и даже занимали места технических специалистов при китайском императорском дворе. В 1736 г. была опубликована первая сводная монография под названием «Описание Китайской империи» Ж. –Б. Дюальда. Под его редакцией также издавалась многотомная серия исследований, сделанных иезуитами в Китае. Круг интересов первых исследователей был очень широк, включая переводы китайской классической литературы на латинский язык. Пристальное внимание привлекали древняя история и философия Китая. Эти исследования иезуитов в определённой мере способствовали развитию европейской науки и культуры, так система аттестации чиновников посредством экзаменов, введенная в некоторых германских государствах, была во многом заимствована именно из Китая. Неслучайно в своих письмах российскому монарху Петру I немецкий философ и математик Г.Лейбниц писал о духовном значении Китая и необходимости установления культурных и торговых связей между ним и Европой через Россию. Кстати говоря, сам он чрезвычайно интересовался естественной теологией китайских мыслителей, а его знакомство с текстом «И-цзин» во многом повлияло на идеи разрабатываемой им двоичной логики.

Но особый интерес к философии Древнего Китая наметился в Европе в век Просвещения. Так, Вольтер видел в Китае пример «философской монархии», а П.Пуавр – пример естественной регуляции атеистического общества. Российская императрица Екатерина II, которая, как известно, поддерживала контакты со многими деятелями французского Просвещения, вела с ними, среди прочего, и философские дискуссии о Китае. Неслучайно большое распространение в годы ее правления приобрела работа французского писателя Н. Г. Леклерка «Великий Юй и Конфуций. Китайская история». В книгу, представляющую собой пересказ китайской истории и философии, вошли популярные в Европе того времени теории, согласно которым Конфуций был едва ли не физиократом и «физиком», знакомым со многими экспериментальными науками. К этой же эпохе относятся и первые попытки философски обобщить ставшие известными в Европе факты относительно общественного строя Китая. Неслучайно уже в ХХ в. китайский историк философии Чжу Цянь-чжи даже разработает теорию стимулирующего воздействия китайской цивилизации на европейскую. Можно отметить и глубокий интерес к мыли Китая в кружке друзей и соратников известного французского философа-материалиста Гассенди, к которому примыкали Сирано де Бержерак, Мольер и др. Из-под пера участников этого объединения вышел целый ряд работ, которым суждено было положить начало формированию главных направлений в оценке мысли стран Востока европейской философией последующих столетий. Одна из этих работ была написана Франсуа Ламотом Левайе, философом, учеником Монтеня и предшественником П.Бейля. Он издал книгу «Конфуций – Сократ Китая». Автор, основываясь на текстах работавшего в Китае иезуитского миссионера Николя Триго, поставил Конфуция рядом с канонизированным Платоном и Сократом, заявляя, что китайская философская мысль превосходит греческую, а строй Китая – еще и в XVII в. является идеалом для европейцев. Китай он характеризовал как построенное на принципах высокой морали государство ученых. «Никто, кроме философов, не правил Китаем» [1]. Хотя в целом, Китай был важен для этого автора главным образом для того, чтобы продемонстрировать европейским монархам модель «благожелательного деспотизма».

Большой вклад в дело сопоставления культур, образов жизни, стилей философствования европейцев и китайцев внес английский писатель-эссеист Оливер Голдсмит, издавший книгу «Гражданин мира, или Письма китайского философа, проживающего в Лондоне, своим друзьям на Востоке». Эти т.н. «китайские письма» были насыщены огромным ориентальным материалом [2]. Важные элементы будущего сравнительного культуроведения, а также отдельные гениальные наброски будущей философской компаративистики мы находим в знаменитом «Западно-восточном диване» И.Гёте. Это, прежде всего, идеи о необходимости знакомства европейцев с Востоком, религия и философия которого пока мало понятна европейцам, а также важное положение о том, что нельзя мерить философское и литературное произведение, написанное в рамках одной культуры, мерой, к нему неприложимой. Что, однако, по Гёте не означает невозможности их сопоставления и сравнения, выделения одновременно общего и различного [3, с.162].

Однако систематическое изучение философии Китая начинается только с ХХ века. Необходимые же предпосылки для выделения философской компаративистики в качестве особой отрасли философского знания сложились к 40-м гг. этого столетия. Большой вклад в ее развитие внесли и известные китайские философы ХХ века – Ху Ши и Фэнь Юлань, которые не раз высказывали в своих трудах идеи о необходимости синтеза западной и восточной философии. И хотя Ху Ши не раз критиковали в самом Китае за то, что у него, якобы, отсутствует гордость за свою китайскую философию, за его космополитизм и пр., так как он во многом был сторонником вестернизации страны, тем не менее, он много сделал для ознакомления западного мира с великими школами мысли Древнего Китая. Его грандиозный труд «Логика и философия», хотя и посвящена по преимуществу развитию данных дисциплин в различные периоды китайской истории, анализ их эволюции развертывается в контексте компаративистского анализа логики и философии Китая и Запада. Так, мы находим здесь множество ярких примеров и иллюстраций из истории западной философии, когда Лао Цзы он сравнивает с Протагором, конфуцианскую логику с логикой Аристотеля и частично с идеями Ф.Бэкона. Для него совершенно естественным становится возможность восполнить «отсутствие методологии в современной китайской философии введением философских и научных методов, которые были развиты в западном мире, начиная со времен Аристотеля до наших дней» [4, с.112].

Что касается другого китайского философа ХХ века – Фэн Юланя, создателя т.н. нового неоконфуцианства, то его историко-философские труды получили широкую известность далеко за пределами Китая и были переведены почти на все европейские языки. Так его двухтомник «История китайской философии», а также «Краткий очерк китайской философии» и «Книга источников по китайской философии» дают возможность европейцам подробно ознакомиться со всеми школами Древнего Китая, и в особенности с историей конфуцианства, включая его новейшие разновидности. Компаративистский подход проявляет себя здесь в том, что автор книг постоянно сравнивает основных представителей конфуцианства с Сократом, Платоном и Аристотелем, проводя параллели между идеалами правителя у Мен Цзы с идеалом правителя в «Государстве» Платона и т.п. В свою очередь, китайский мыслитель обнаруживает значительное сходство идей Мэн Цзы и Аристотеля в акцентировании роли разума, проводит параллели между восточной философией и идеями Шопенгауэра.

В конце ХХ столетия проблемы компаративного анализа европейской и китайской философии заняли важное место не только в творчестве отдельных мыслителей, но и в работе Всемирных философских конгрессов. Так, актуальными темами докладов и круглых столов в Брайтоне (1988 г.) стали: «Западная культура и китайская культура ХVIII века: Лейбниц и Китай», «Китайская философия как философия человека», «Проблемы коммуникации между китайской и Западной философией за последние два столетия: соотношение мышления и материи, человеческого бытия и природы, теории познания и философского понимания человеческой природы» и т.п.

Стремление инициировать философов заниматься совместным анализом существующих в современном мире проблем было продемонстрировано и на Международной научной конференции «Философия в диалоге культур», которая прошла в рамках Всемирного Дня философии в Москве и Санкт-Петербурге (2009 г.) Одной из главных задач этой конференции было стимулировать публичные дебаты мыслителей и гражданского общества по поводу вызовов, встающих перед современным социумом. Речь шла и о необходимости преодолеть схематизм и европоцентризм в понимании культур Востока, но наиболее актуальными были признаны попытки рассмотрения в качестве самостоятельной темы взаимодействие философских цивилизаций и культур.

Все это свидетельствует о том, что в поисках разрешения кризиса ценностных оснований, заложенных еще философией модерна, философы Запада все чаще обращаются сегодня к мысли Востока, и не в последнюю очередь к Китаю. В его духовном наследии они пытаются найти пути разрешения наболевших проблем, связанных с переходом человечества к стадии техногенно-информационного «общества потребления», вступающего в конфликт со многими морально-этическими нормами прошлого, а также с поиском новых идей, которые обогатили бы саму западную науку [5, с.3]. Это во многом связано и с тем, что вместе с Индией Китай претендует сегодня на особую роль в современном глобализирующемся мире. Известно, что по одному из сценариев «будущего в контексте глобальной коммуникации», именно эти страны могут занять ведущее место в перспективно развивающемся мире. В этом плане значение компаративистской философии заключается сегодня уже не просто в сравнении различных культур, а в способствовании продуктивному межкультурному диалогу и создании т.н. межкультурной философии, которая смогла бы предложить будущему человечеству позитивные ценности. Всем этим вопросам была, в том числе, посвящена и прошедшая в ноябре 2012 года в Москве научная конференция на тему: «История философии: вызовы современности», в рамках которой большое место было уделено теме «История философия в контексте различия культур». Так, по словам виднейшего российского востоковеда М.Т.Степанянц, современная философия на Востоке, прежде всего, в двух основных ее цивилизационных ареалах – в Китае и Индии занята по преимуществу «поддержанием традиций и поиском ответов на вызовы современности» [6]. И хотя большинство современных восточных философов остаются традиционно мыслящими, занимаясь описанием, комментированием и толкованием того, что утверждалось до них, мысли и устремления многих из них обращены и к поискам наиболее эффективного пути достижения мирового лидерства.


Это тесно связано с превращением Китая и Индии в ведущие державы уже в первой половине XXI века, по уже упоминаемому нами т.н. «азиатскому сценарию» глобального развития. Сегодня Китай стоит перед выбором между тремя базовыми альтернативами: глобализация по западному образцу; изоляционистский национализм, замешанный на религиозном фундаментализме; реформаторство, обеспечивающее модернизацию, без утраты культурной идентичности [6]. И у каждой из этих альтернатив есть свои сторонники и противники. Хотя в последнее время Китай активнее всего работает над формированием такой комплексной программы ценностей будущего мира, в основе которых лежит как идея сохранения своей идентичности, так и определенного сближения с западными идеями и ценностями. Причем, несмотря на многие базисные несовпадения с западным индивидуализмом и либерализмом, это сближение все чаще рассматривается как равноправное сотрудничество двух сторон, как стремление добиться их органического синтеза. В сегодняшнем Китае, как и во многих других азиатских обществах, по-прежнему очень сильны идеи коллективизма, а к коренным национальным интересам помимо вопросов суверенитета и территориальной целостности относят духовные ценности; при этом защиту идентичности, в том числе коллективной идентичности, приравнивают в КНР к культурной безопасности государства. Решающая роль здесь отводится сильному централизованному государству, что же касается процесса формирования личности, то здесь приоритет отдан семье, образованию, традиционным обычаям и ритуалам, а также преобладанию общественных обязанностей над личными правами и т.п. Однако вряд ли все это следует рассматривать как непреодолимое препятствие для сотрудничества с другими культурами и цивилизациями современного мира.

В духе современной философской компаративистики ставится целый ряд задач в читаемом сегодня на философском отделении БГУ курсе «Философия Древнего Востока». Их решение позволитт не только выявить главные предпосылки формирования мысли Древнего Китая и его специфической, по сравнению с Западом, системы ценностей; но и одновременно показать ее взаимосвязь с европейской духовной традицией. На основе изучения наиболее значимых текстов мыслителей Древнего Китая, репрезентирующих основные идеи восточной философии, становится также возможным раскрыть степень актуальности философского наследия этого региона мира в контексте будущего развития Человечества.



Литература

  1. Культурное наследие народов Востока и современная идеологическая борьба. Сборник статей. М., 1987.

  2. Голдсмит Оливер. Гражданин мира, или Письма китайского философа, проживающего в Лондоне, своим друзьям на Востоке. М., 1974.

  3. Гёте И.В. Западно-восточный диван. М., 1988.

  4. История современной зарубежной философии: компаративистский подход. Спб.,1997.

  5. Рыков С.Ю. Древнекитайская философия. Курс лекций. М., 2012.

  6. М.Т. Степанянц. Чем живет современная восточная философия? http://iph.ras.ru/page23052063.htm

Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Методы научного познания
123456789 -> Ввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввввв
123456789 -> Учебная программа по дисциплине «Основы психологии и педагогики»
123456789 -> Национальная идентичность в социально-конструктивистской перспективе а. Л. Ластовский
123456789 -> Методические рекомендации для студентов факультета «Социальный менеджмент»
123456789 -> Средств массовой информации
123456789 -> Конфликт разума и чувств в комедии а. С. Грибоедова «горе от ума»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница